«Евангелия от Иуды»: оправдание для предателя

Что мы знаем об авторе «Евангелия от Иуды»?

ОПРАВДАНИЕ ДЛЯ ПРЕДАТЕЛЯ
В 2006 году был опубликован текст так называемого «Евангелия от Иуды», вызвавший сенсацию во всем мире. Древняя рукопись, найденная в конце XX века, взбудоражила умы исследователей и многих смутила. Кто-то провозгласил ее недостающей книгой Нового Завета, кто-то безусловно отверг и назвал подделкой — и многие решили, что Церковь скрывала от мира существование текста, написанного Иудой. А недавно по Первому каналу российского телевидения был продемонстрирован фильм производства National Geographic*, провозглашающий «Евангелие от Иуды» чуть ли не утраченной книгой Нового Завета.Что же на самом деле представляет собой эта рукопись, надписанная именем предавшего Христа апостола, и есть ли какая-то связь между новой находкой и известными повествованиями о жизни Господа?

Текст «Евангелия от Иуды» содержится в написанном на коптском языке папирусном кодексе, в котором содержатся и некоторые другие неканонические произведения — такие как «Послание Петра к Филиппу», «Иаков», Аллогенес и другие. Судьба этого кодекса почти детективна. Обнаружен он был еще в 1983 году, но из-за противодействия прежнего хозяина долгое время не мог быть опубликован, и только в 2001 году его наконец удалось выкупить благодаря содействию Национального Географического Общества (National Geographic Society). Сразу же была создана международная рабочая группа ученых во главе с видным коптологом, профессором Женевского университета Родольфом Кассером. Участники проекта за пять лет смогли прочесть, перевести и прокомментировать текст, а затем и опубликовать его, в том числе в интернете. Исследователи считают кодекс подлинным, датируют его примерно 300 годом от Р. Х. и полагают, что коптский текст является переводным и отражает не дошедший до нас греческий оригинал II века.

Компетентность участников проекта является общепризнанной. И все-таки хотелось бы поставить ряд вопросов.

Триста лет, или Научная фантастика наших дней


Во-первых,
каковы основания для столь ранней и точной датировки, как «около 300 года»?

Палеография — наука, занимающаяся исследованием древних манускриптов — может здесь помочь, только если есть корпус точно датированных рукописей, к которым можно привязать исследуемую находку. Между тем вплоть до 821–823 годов мы не имеем датированных коптских рукописей! Поэтому ученым приходится действовать методом аналогии с греческими почерками, несомненно, влиявшими на коптское письмо, поскольку греческая палеография гораздо более разработана, чем коптская.

Тот тип письма, которым написано «Евангелие от Иуды», активно употреблялся в IV–VI веках. Поэтому гораздо более целесообразной, с научной точки зрения, была бы осторожная расплывчатая датировка IV–V веками — и действительно, другие исследователи склонны по палеографическим данным датировать эту рукопись временем около 400 года. Нет никаких серьезных палеографических оснований для столь точной даты — «около 300 года». Подобная дата может быть вызвана погоней за сенсацией и подспудным стремлением переместить рукопись почти в III век — специально как можно ближе к апостольским временам.

Конечно, исследователи ссылаются на радиоуглеродный метод, который датирует рукопись «Евангелия от Иуды» между 220 и 340 годами — однако, как предупреждал даже сам основатель этого метода Либби, подобный анализ дает серьезные погрешности (от 70 до 300 лет!) для всех короткоживущих растительных образцов, таких как лен, злаки и, конечно, папирус.

Во-вторых, утверждение, что коптский текст является переводом с греческого оригинала II века, тоже не имеет оснований. Ведь для определения переводного характера памятника требуется либо наличие слов, явно заимствованных из языка оригинала и нетипичных для языка перевода, либо калькирование синтаксических конструкций, либо наличие лексических калек. Но, к сожалению, словарь коптского языка и так содержит множество греческих заимствований — поэтому, с точки зрения словаря, здесь мало перспектив для серьезных находок.

И таким образом, датировка текста «Евангелия от Иуды» началом IV века от Р. Х. никак не может быть признана удовлетворительной.

Хорошо забытое старое?

Остаются лишь два критерия датировки — само содержание древнего кодекса и свидетельства современников о нем. И такое свидетельство о существовании «Евангелия от Иуды» приводит знаменитый исследователь сомнительных религиозных течений II века — святитель Ириней Лионский в 31 главе I книги «Против ересей». Уже по этому описанию видно, сколь смутная и запутанная история содержится в тексте, приписанном Иуде:

«…Другие опять говорят, что Каин происходит от высшей силы, и Исава, Корея, Содомлян и всех таковых же признают своими родственниками, и поэтому они были гонимы Творцом, но ни один из них не потерпел вреда, ибо Премудрость взяла от них назад к себе самой свою собственность. И это, учат они, хорошо знал предатель Иуда, и так как он только знал истину, то и совершил тайну предания, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя Евангелием Иуды».

Если бы в найденном и опубликованном тексте «нового Евангелия» были найдены фрагменты, хотя бы приблизительно соответствующие приведенной выше цитате, вопрос можно было бы считать решенным — да, это тот самый греческий текст, который был известен святителю Иринею, просто нам он достался поздно и в переводе. Но в «Евангелии от Иуды» нет никакой генеалогии, не сказано ничего о «взятии» чего-либо Премудростью, не говорится о «тайне предания» Христа и, тем более, о «разрешении земного и небесного». Конечно, можно сослаться на то, что до нас дошли лишь фрагменты текста, а все недостающее содержится в несохранившихся частях. Но с таким же успехом можно говорить о том, что, поскольку мы не находим в античных городах телефонных проводов, древние римляне пользовались мобильными телефонами.

Поэтому не исключено, что «Евангелие от Иуды» — всего лишь коптский новодел IV века. И как невозможно опровергнуть существование греческого оригинала II века, так нельзя его доказать. Ситуация, с точки зрения источниковой базы, — патовая, и разрешить ее сможет только находка греческого оригинала (если таковой вообще был).

Но даже если «Евангелие от Иуды» было написано до 180 года (время, когда святитель Ириней уже писал свои книги) и на греческом языке — то, с точки зрения истинности найденного недавно текста, это не меняет ничего. Действительно, временная дистанция между 33 и 180 годами — солидная, целых 150 лет. Между тем все четыре канонических Евангелия были написаны в I веке, и это подтверждается рукописными свидетельствами. К примеру, самая древняя рукопись Евангелия от Иоанна датируется 20-ми годами II века — то есть свиток был написан всего через тридцать лет после того, как евангелист Иоанн, находясь в ссылке на Патмосе, в 95 году от Р. Х. написал: В начале было Слово (Ин 1:1).

Иными словами, даже если найденное недавно «Евангелие» и было тем самым текстом, который цитирует святитель Ириней — то пролить свет на историю Христа и предательства Иуды этот текст все равно никак не может. Настоящие Евангелия гораздо более достоверны — даже с точки зрения простой логики.

Откуда берутся Евангелия

Многие люди, считающие источником христианской веры только Писание и отвергающие (либо попросту не знающие) Предание — то есть всю историю Церкви, бывшую до них, привыкли к тому, что евангелий всего четыре. Именно такие люди и оказались потрясены тем, что, оказывается, существуют и другие евангелия, при этом представленные весьма древними рукописями. Учитывая тенденцию связывать истинность и достоверность текста с его древностью, не приходится удивляться, что мир оказался совершенно беззащитным перед апокрифами, поскольку давно утерял критерий истинности Священного Писания.

А критерий очень прост — сама по себе истинность книг Нового Завета основана на апостольском Предании, на ясной, очевидной апостольской проповеди, устной вначале и записанной лишь впоследствии: «Об устроении нашего спасения мы узнали не чрез кого другого, а чрез тех, через кого дошло до нас Евангелие, которое они тогда проповедовали (устно), потом же по воле Божией предали нам в Писаниях, как будущее основание и столп нашей веры», — пишет тот же святитель Ириней. Высокий авторитет евангелий во времена Иринея Лионского не подвергался сомнению даже еретиками: «Столь велика достоверность этих евангелий, что сами еретики воздают им свидетельство и, исходя от них, каждый старается подтвердить свое учение».

В Церкви Писание возникает из Предания и неотделимо от него. Примерно даже можно установить, кто, при каких обстоятельствах и для какой среды создал то или иное Евангелие:

— святой апостол и евангелист Матфей — в 40–50 годы I века для Иерусалимской Церкви;

— святой евангелист Марк, ученик святого апостола Петра, — в 40–50 годы I века для Антиохийской общины;

— святой евангелист Лука, ученик апостола Павла, — до 61 года I века для христиан из язычников;

— святой апостол и евангелист Иоанн — около 95 года I века для малоазийских Церквей.

Подобные датировки засвидетельствованы древними авторами, начиная от святителя Папия Иерапольского (II век). Но кто и когда засвидетельствовал, что именно Иуда написал это «Евангелие», да и когда бы он это успел сделать? Ведь почти сразу после того, как предал Учителя бывший ученик покончил с собой.

Внимательное прочтение «Евангелия от Иуды» показывает, что этот текст относится к большой группе тех апокрифических повествований, в которых осколки евангельской правды смешаны с буйным вымыслом, астрологическими суевериями и мифологическими фантазиями.

Всё наоборот

Соответственно, возникает следующий законный вопрос: можно ли верить «Евангелию от Иуды»?

Допустим, что сторонники теории о существовании греческого оригинала правы, и он действительно существовал, и это был именно тот греческий текст, с которым был знаком Ириней Лионский. Что этот предполагаемый текст нам дает для постижения исторической истины?

Ровным счетом ничего. Как заявил один ученый, считать, что «Евангелие от Иуды» открывает нам что-то фактическое об Иуде — все равно, что полагать, что документ, написанный чрез 150 лет после смерти Джорджа Вашингтона, открывает нам внутреннюю правду о Джордже Вашингтоне. Дело в том, что этот текст является явно вторичным по отношению к евангельскому повествованию, так сказать, текстом-паразитом.

Возьмем всего лишь пару примеров. В «Евангелии от Иуды» говорится: «Сказали они: „Учитель, ты […] сын бога нашего“. Иисус им сказал: „Откуда меня знаете? Истинно говорю вам, ни один род человеческий, который среди вас, не узнает меня“. Услышав это, ученики разгневались, и разъярились, и хулить его стали в сердцах своих. Иисус же, заметив их [неразумение, сказал] им: „Почему волнение привело вас в гнев? Ваш бог, что внутри вас, и […] возбудил гнев [в] душах ваших. [Пусть] любой из вас, кто [достаточно силен] среди людей, явится человеком истинным и встанет перед лицом моим“».

Это отражение (но в кривом зеркале) двух эпизодов — исповедания Петра — Ты — Христос, Сын Бога живаго (Мф 16:16) и эпизода с исцелением расслабленного: Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои. Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих: что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога? Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,— говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой (Мк 2:5-11). Евангельский текст, вполне ясный, понятный и мотивированный, подвергается трансформации в совершено извращенном ключе. Представить себе Иисуса из канонических евангелий, который отказывается от наименования Сына Божия, и учеников, которые разгневались на своего Учителя, — совершенно невозможно. Иными словами, из текста канонического Евангелия извращенному уму можно создать фрагмент «Евангелия от Иуды», а вот наоборот — не получится.

Другой пример — притча о сеятеле, ясная и прозрачная: вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф 13:3-9).

А теперь сравним с фрагментом из «Евангелия от Иуды»: «Нельзя сеять семя на [камень] и пожинать его плоды. [Так] же и […] [оскверненный] род […] и тленная София […] рука, сотворившая людей смертных, дабы души их возносились вверх к вечным пределам». Ясная и внутренне логичная притча Христа здесь преображается в мутный мистико-аллегорический и невнятный текст. Попробуйте из «Евангелия от Иуды» создать притчу о Сеятеле — посмотрим, что выйдет. Уже это доказывает, что «Евангелие от Иуды» — вторичный текст, построенный на сознательном искажении смыслов канонического Евангелия.

Возникает вопрос: а зачем кому-то было нужно искажать текст Евангелия? Ответ на этот вопрос уже давно и хорошо известен науке.


Кто думает, что знает что-нибудь…

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.