Ольга Арефьева: «ГОСПОДЬ НА НЕБЕ ЗАМЕЧАЕТ, КАКИЕ У ПЕВЦА ГЛАЗА…»

«Наши руки привыкли к пластмассе, наши руки боятся держать серебро, но кто сказал, что мы не можем стать чище?»

 

Борис Гребенщиков

Ольга Арефьева не любит, когда ее называют рок-певицей. Музыкальные направления, в которых она работает, не ограничиваются роком: это и фолк, и блюз, и реггей, и бардовская песня, и другие.

Эта певица довольно сильно выделяется на отечественной рок-сцене. (И не только потому, что там вообще мало поющих женщин.) Она сама пишет тексты к своим песням, называя их не текстами, а стихами. Несколько лет назад Арефьеву приняли в Союз писателей России — это была награда за победу на конкурсе поющих поэтов.

Но, возможно, самое главное в творчестве Ольги Арефьевой — это исполнение. В ее голосе слышна искренность и желание поделиться со слушателем своим чувством жизни, своей свободой, своим поиском. Поделиться творчеством — то есть передать слушающему желание творить.

Широкому кругу людей, не интересующихся рок-музыкой, Арефьева могла запомниться по «Рождественским встречам» Аллы Пугачевой (2001 год), где она исполняла свою раннюю песню «Аллилуйя», и по серии передач Дмитрия Диброва «Антропология» с ее участием.

А в ноябре 2001 года Ольга Арефьева победила в номинации «Лучший исполнитель» на Международном фестивале христианской песни «Поющий ангел», проходившем в Москве, в Храме Христа Спасителя.

Ольга Арефьева — ищущий человек; возможно, ею еще не все найдено, а если и найдено, то не «расставлено в правильном порядке». Но нам она интересна, прежде всего, как человек, который сознательно отказывается от бездушной современной пластмассовой культуры и зовет своих слушателей к творчеству, к жизни.

— У меня был голос и необъяснимое желание что-то выразить. Меня не прельщали блеск, мишура эстрады. Это было такое внутреннее желание, с которым невозможно бороться. И я пошла по этому пути вопреки очень многим обстоятельствам. В общем-то, я считаю, что это был выбор судьбы. Я просто училась музыке, изучала азы пения, боролась с зажимами, физическими и эмоциональными. И вот в процессе общения с музыкой у меня начали появляться какие-то песни, но я даже не решалась их никому показывать. Когда надо было где-то выступить, например, на конкурсе «Юрма-ла-87», я начинала искать песни у других людей, композиторов, в каких угодно местах, но только не у себя. Были перестроечные времена, в моде -социальность, рок, но я писала романтические мелодии, с душой, с переживаниями.

Господи,

Дай мне силы вынести

Время скорби и печали,

Господи,

Защити от горестей,

Дай мне сил желать и сметь,

Жить, дышать, осилив смерть!

Помоги мне, Господи, Твоя власть, Ниже, чем упала, не упасть, Может быть, тогда я смогу посметь Выше, чем взлетела, полететь!

 

Как Вы считаете, рок-музыка по своей сути антихристианская или нет? В православном мире постоянно идут диспуты на эту тему.

— Вообще, что такое рок-музыка? Мне очень нравятся слова одного священника, не помню даже, по поводу чего он

это сказал: «Это как нож — можно хлеб порезать, а можно человека зарезать». Смотреть нужно по плодам. И вот такой

же критерий применим ко всем явлениям жизни. В частности, к музыке. Этикетка может быть прилеплена какая угодно.

Кто-то на ней что-то напишет, и предубежденный человек увидит врага там, где друг, или не заметит врага в своем стане.

Ненависть — чувство не христианское. Но можно ненавидеть само зло и при этом жалеть людей, им больных.

Надо посмотреть: какое желание возникает у человека после прослушивания? Пойти поплакать о своих грехах и о своей жизни подумать, сделать что-то доброе? Или напиться, подраться, украсть? Это второе несет, скорее, «русский шансон» — братковская музыка. А на рок-сцене часто звучат очень красивые чистые ноты. Хотя, конечно, всякое бывает…

Моление

В направлении пения

летело моление

а Господь на небе замечал

какие у певца глаза

ведь глаза не скроют

то что в сердце ноет

и умоет слеза и героя и юнца

и младенца когда звучит молитва.

— Есть ли у Вас любимые рок-музыканты и какую музыку Вы слушаете?

— Дома я рок-музыку почти не слушаю, хотя какие-то высочайшие образцы рок-искусства — уважаю и признаю.

Но, в общем-то, в моей домашней фонотеке из рок-музыки практически ничего нету. В последние несколько лет я полюбила этнику, народную музыку, на пример, из наших — Дживан Гаспарян. Он армянин, играет на дудуке. А в принципе, очень много этнической музыки идет из-за рубежа. Питер Гэбриэл очень популяризировал это направление, он выпускает целые серии записей музыкантов, и из деревень и сёл, и настоящих профессионалов. Например, у меня есть «двойник» «Дезерт Блюз» (Блюз Пустыни), это музыка из разных районов Африки, записанная очень высококлассными местными музыкантами. Они играют африканскую музыку на очень высоком уровне. Это известные личности в своем жанре. Вот такого типа музыка создает дома красивый, глубокий, мягкий фон.

Потом «SТАВАТ МАТЕR» Перголези. Эта музыка написана 25-летним человеком, умиравшим от болезни, кажется, туберкулеза, он спешил дописать. Мне кажется, это одно из самых великих и, одновременно, доступных восприятию произведений. Оно основывается на религиозном латинском тексте «Стояла Мать Скорбящая». На него написано много музыкальных прочтений, но это самое лучшее. Там потрясающий мелодизм, поэтому музыка не утратила актуальности и сейчас. Мне не очень легко слушать классику. У меня нет такой концентрации внимания, чтобы сидеть часами, выслушивая симфонии. Малые формы проще — а «5ТАВАТ МАТЕR» как раз написано как серия номеров. Я могла бы порекомендовать это произведение всем, даже мало знакомым с классикой.

Как Вы относитесь к религиозным метаниям Бориса Гребенщикова? То он православный, то он буддист. Он все-таки культовая фигура и воздействует на умы. Почему Гребенщиков не может на чем-то одном остановиться и расти вглубь?

— А кто знает, может он вглубь растет, мы же не видим его душу. Что можем сказать мы о наших с вами соседях? Кто знает, какие у человека отношения с Богом, какой у него путь? Мы видим, как он грешит, но не видим, как он кается.

Говорят, что сейчас у нас господство «попсы», ширпотреба и дурного вкуса? Как Вы думаете, правда ли это и почему это происходит?

— Да. Я не помню, кто именно, сказал, что имя дьявола — пошлость.

С одной стороны, попса — это очень сильный натиск на умы, а с другой, все происходит по попущению Божью. Люди должны иметь возможность выбора. Сказано в Библии, что широк путь, ведущий в погибель, и многие идут им. Попса — это в глобальном смысле именно тот самый широкий путь.

С другой стороны, нельзя ничего отрицать целиком и полностью. Бывают очень красивые вещи и на эстраде. Бывают достаточно цельные люди, которые занимаются эстрадной музыкой еще с советских времен, когда была хорошая школа и профессиональное отношение к музыке.

Я не думаю, что можно кого-то погубить без его желания, что все уж такие овцы. У каждого человека наступает такой момент, когда его затошнит от рекламы, ширпотреба и «фастфудовской» еды. Когда он почувствует, что хочет родниковой воды, почувствует, что хочет вырастить морковку на чистой земле своими руками, захочет другого уровня и духовного подъема. Он возьмет и прочитает, допустим, не какого-то серьезного философа, а детскую Библию в картинках, но для него это будет уже прорыв. Бог радуется, когда все растут, но если будешь слишком большим, можно слишком «умным» стать и загордиться.

Спас, Спас на крови,

Спас, Спас на крови, спаси нас!

От дождя, от ножа, От волка, от дурака, От ночной мороки, От кривой дороги,

От песка в глазах, От страха за страх, От всего спаси, Спас на небеси!..

Я слышала, что Вы побывали в Оптиной пустыни и что долго там жили. Расскажите немного об этом.

— Я была в Оптиной и в Дивеево, прожила там где-то недели по три. Могу поделиться своим опытом: вдруг какие-то ваши читатели ищут информацию об этом и не могут найти. Я всех убеждаю, что не надо ездить в монастырь большой компанией, с людьми, которые тебя поддерживают — надо ехать в одиночестве и полностью отдаться на волю Божию. Тогда ты сможешь почувствовать истинное одиночество человека перед Богом. В монастыре часто видишь приезжающие набитые экскурсионные автобусы — это, конечно, тоже хорошо, но это проскакивание по поверхности. Я каждому человеку, у которого есть желание поехать в монастырь, советую обязательно ехать в одиночестве, на более или менее длительный срок. Вот три недели, я считаю — идеально. За это время выветривается всякая дурь, после этого ты или возвращаешься обновленным, или остаешься навсегда.

На поездку, конечно, надо получить благословение у священника. Потом первым делом узнать дорогу — можно спросить ее на подворье выбранного вами монастыря, если такое есть в Москве. Нужно иметь при себе паспорт, чтобы вам сделали временную прописку на время пребывания в обители. По приезде надо обратиться в службу паломников. Вас поселят в гостинице или дадут адреса местных жителей, у которых можно снять жилье.

Будьте готовы к тому, чтобы трудиться на благо монастыря. Послушание (работу) могут дать любое. Может быть, придется даже чистить туалеты. Но скорее всего, дадут мыть посуду, копать огород, ухаживать за цветами, мыть полы, чистить картошку и т. п. Владеющие строительными специальностями в особом почете — ремонт и строительство идут в монастырях постоянно. Самое трудное, просто номер один, с моей точки зрения, послушание, оно же и самое благодатное — это церковное. Надо стоять все службы, следить за свечками, после службы убирать храм. По себе знаю, как это сложно: уже через день, через два готова лучше мыть туалеты, потому что, оказывается, любая работа легче, чем молитва. Молитва там серьезная: даже в будни четыре часа вечером и два-три часа утром. Очень важна удобная обувь — целыми днями бываешь на ногах, ноги отваливаться начинают, а если обувь неудачная — то вообще беда. Конечно, нужна простая и удобная одежда — для работы и церковная, женщинам юбки и платочки, кроме того, пригодится тонкая белая длинная рубашка вроде крестильной — чтобы купаться в источниках. В источниках купаются в любое время года даже старушки.

Скажите, пожалуйста, насколько Ваши религиозные убеждения связаны с Вашим творчеством? У Вас не возникает ощущения, что занятие эстрадной музыкой трудно совместить с духовной жизнью, что все равно приходится идти на некий компромисс со своей совестью?

— Я на эти темы думала и разговаривала очень много, особенно, когда жила в Оптиной пустыни. И я всё-таки пришла к выводу, что музыка — мое дело на земле. Если бы я и осталась в монастыре, то, скорее всего, я была бы там не на своем месте — и не знаю, послужила бы я этим Богу лучше? В любом случае, такой важный шаг должен

быть осознан. Неготовому человеку нечего делать в монастыре — результат может оказаться плачевным.

Мне говорили: «Что ты можешь людям хорошего спеть — при всех своих грехах — что ты им хорошего напишешь?» — Ну что же, я действительно грешна, но чтобы исправиться — не музыку надо оставлять, а грехи. Чтобы иметь моральное право вообще музыкой заниматься. Это совершенно правильно, и к этому я теперь и стремлюсь.

Хлеба в суме не хватает,

В пыли с макушки до пят —

Рада бы в рай, да грехи не пускают,

Чуть взлечу — опускаюсь опять.

Мне бы хотелось стать чище,

Выйти из круга измен,

Рада бы в рай — да грехи меня ищут,

Убегаю из плена в плен.

Хлеба нет, но есть гитара,

Мало молюсь, но пою,

Рада бы в рай, только знаю, что даром

Не дается местечко в раю.

Господи, дай мне дорогу

С музыкой выйти на свет —

Рада бы в рай, да грехов слишком

много, Неужели мне бросить петь?

Песенки хлеба дороже,

Мне ли монахиней быть?

Рада бы в рай, помоги же мне, Боже

Отыскать путеводную нить!

Фото Compfight

51 № 1 (18) 2004
рубрика: Архив » 2004 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.