Октябрьский номер «Фомы» — уже в продаже

Читайте в № 10/102:

Рубрика «Письма»

Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

Евангелие от Марка 10:45

Октябрьский номер открывается «Письмами о служении».

Приводим одно из них ниже:

«Врач

После окончания мединститута моя мама по распределению была направлена на работу в деревню N. Представьте: зимой сугробы по колено, темень кромешная, а молодая девушка-врач бежит на вызов к больному… Машина «скорой помощи» далеко не везде могла проехать, и часто больных по старинке везли на лошади. Болели в деревне чаще всего белой горячкой, поэтому нередко врач ходил в паре с милиционером, только почему-то милиционер шел сзади на почтительном расстоянии. «Белогорячечные» встречали по-разному: один мужик вышел на порог, нежно обнимая кочан капусты и напевая ему колыбельную. Больным он себя не считал, скорее, счастливым отцом. И немало времени ушло на то, чтобы убедить его в обратном. В другой квартире была обнаружена целая компания подобных пациентов. Один из них встретил маму с огромным тесаком наперевес и с окровавленными руками. Но вместо того чтобы сбежать куда глядят глаза из этой квартиры, мама бесстрашно перешагнула через порог и спросила: «Кто ранен?» Оказалось, пьяные друзья всего лишь пытались настрогать себе салат на ужин…

Но далеко не все случаи были так комичны (или трагикомичны). Однажды маму вызвали к умирающей девушке, кажется, у нее была опухоль мозга, и ее не могла бы спасти даже реанимационная бригада. Что могла сделать молодая выпускница мединститута? «Я понимала, что она умрет с минуты на минуту, и что мне здесь уже нечего делать… — рассказывала мама. — Но вдруг я посмотрела на ее родителей и поняла: они ждут от меня помощи, чтобы хотя бы на час, на полчаса, на минуту продлить жизнь их дочери… И я поняла, что не смогу никогда себя простить, если просто развернусь и уйду. Потому что врач должен бороться за жизнь больного до последнего. И я в первый раз в жизни отважилась сделать прямой укол в сердце. Сейчас я с ужасом об этом вспоминаю: как я на такое решилась, почему я совсем не боялась, несмотря на то, что делала такой укол впервые… Но тогда страха не было совсем. Я просто делала последнее, что могла сделать. Сердце заработало и подарило девушке еще сколько-то минут жизни. Она умерла у меня на руках. И только тогда я поняла, что могу уйти…»

Через какое-то время маму перевели в московскую поликлинику, потом — в больницу. Удивительно, что до сих пор ей звонят бесчисленные бывшие пациенты, несмотря на то, что у них появился новый участковый врач. Некоторых она знает больше двадцати лет. И она всегда, невзирая на усталость и кучу забот, приходит на помощь… В детстве я часто думала: и чего они названивают? Можно подумать, на всю Москву только один врач! А потом поняла, что бывшие больные ее ждут не только как врача. Я помню двух или трех одиноких старушек, к которым мама приходила с другой… немедицинской, помощью. Да, они часами жаловались на свои недомогания и получали длинные списки лекарств с подробными указаниями, как их принимать. Но, кажется, еще больше дорожили тем, что на их одинокой кухне пьет чай гость, который всегда выслушает до конца и всегда поддержит. «Машка, а ну сбегай за продуктами Алевтине Федоровне, пока мы пьем чай!» — говорила мне мама. Алевтина Федоровна, одинокая, всеми забытая старушка, которую я помнила с самого детства, когда мама после школы забирала меня и таскала с собой «по вызывáм», умерла в больнице, где работала моя мама, у нее на руках. И здесь моя мама была рядом до конца, до последнего вздоха. Наверное, это и есть настоящее служение: не рассуждая, не малодушествуя, до конца быть с человеком, которому это действительно нужно.

Мария»

Колонка главного редактора

Размышлениями «Об огне в камине» накануне 15-летия «Фомы» делится Владимир Легойда в своей Колонке главного редактора:

«…«Фома» же сознательно избегает скандальных тем, но не из-за ханжества или мягкотелости, а по внутренней убежденности — именно по той убежденности, по которой Сим и Иафет, зная о наготе своего отца, шли к нему спиной. Если для кого-то это лишь красивый книжный образ, тогда говорить не о чем. Если же мы признаем, что в этом есть большой смысл, тогда надо стараться жить так, как полагается. И все-таки помнить, что альтернативу действиям Сима и Иафета представлял Хам.

Мне могут возразить, что люди, в том числе верующие, в скандальных выступлениях и спорах просто пытаются изо всех сил изменить ситуацию, они хотят реальной борьбы с несправедливостью, злом, они, как пел Цой, ждут перемен. Спорить не буду, стремление сделать мир вокруг себя светлее и добрее — вполне христианское. Но вот с методами борьбы за добро, которые при этом предлагаются, не всё так однозначно ясно. Непросто различить, действительно ли мы противопоставляем злу добро, или просто переходим в отношения с князем мира сего — на его территории и его же средствами и методами. А это уже изначально — заведомый проигрыш…».

Интервью номера

 

Вячеслав Бутусов: «Обращение к Богу нужно выстрадать»

15 октября Вячеславу Бутусову, создателю групп «Nautilus Pompilius» и «Ю-Питер», исполняется 50 лет. Накануне юбилея музыкант дал нашему журналу интервью.

«Об эмоциональной скупости Бутусова в журналистских кругах ходят легенды. Когда я собирался в Санкт-Петербург на интервью, один знакомый даже сказал мне: «Бутусов на все вопросы отвечает односложно», — делится корреспондент «Фомы» Константин Мацан. — Но это оказалось неправдой. Просто когда говоришь о глубоком — о доверии к незнакомому человеку, об искушениях среды рок-музыкантов, о смысле смерти, — едва ли станешь размахивать руками. А именно на такие серьезные разговоры Бутусов, как мне показалось, настроен».

«…Лично я испытываю огромную потребность в общении, — признался в ходе беседы Вячеслав Геннадьевич. — И думаю, ее испытывают многие — на индивидуальном уровне. Но она не формирует более крупные общности людей. Я понимаю, что если просто так — ни с того, ни с сего — приду к лучшему другу поговорить — общения не случится. Хуже того, может получиться разобщение. Мы же окружены знаками, которые нужно видеть и считывать. Я через какие-то символы должен почувствовать, что человек нуждается во мне именно сейчас — тогда произойдет душевная взаимосвязь. Мы же все связаны между собой где-то на высшем уровне. И когда эта связь воплощается и в земной ипостаси, тогда возникает наполненное, зрелое чувство удовлетворения от общения. Говоришь с человеком, вроде ничего особенного не делаете, всё как всегда — но чувствуешь, что вместе с этим происходит что-то необходимое. То, чем мы по сути живем. Но этого сегодня все меньше…».

Тема номера: Уроки раскола



Вышедший на экраны в начале сентября сериал Николая Досталя «Раскол» обострил интерес к трагическим событиям середины XVII века. И в первую очередь он напомнил нам, как мало мы знаем о том времени и как трудно нам сегодня понять причины, породившие тогда трещину во всем русском обществе. А ведь сегодня нам не помешало бы вспомнить уроки той эпохи, дабы избежать повторения старых ошибок.

Читая историю раскола в упрощенном пересказе школьной программы, невольно задаешься вопросом: неужели так наивны были наши предки, чтобы встать в непримиримую оппозицию друг к другу лишь ради малозначительных подробностей церковного быта? Чуть глубже проникая в суть проблемы, понимаешь — не просто «два персты» или «три персты» отстаивали сторонники старого и нового чинопоследования, все было гораздо сложнее.

Неграмотность и незнание собственной веры — с одной стороны. Жестокость и готовность биться до конца, идти до разрыва с братьями по вере — с другой. Стремление государственных мужей бюрократией и силой решить вопросы веры — с третьей. Все это вкупе привело к тому, что середина XVII века, время возрождения страны после упадка Смуты, обернулась одной из самых кровавых страниц в истории Русской Церкви, никогда доселе не знавшей столь масштабных распрей.

Одна из самых сложных фигур того времени, разумеется, — патриарх Никон.

Сегодня одни призывают чуть ли не канонизировать его, другие видят в нем демона, а в устах некоторых нет страшнее характеристики для человека, чем «никонианин». Мы специально постарались представить разные взгляды на его личность, не стремясь очернить, но и не избегая разговора о допущенных им ошибках. Но все-таки нужно признать: не только в патриархе Никоне, в царе Алексее или протопопе Аввакуме дело. Причиной раскола стало стечение множества обстоятельств и множество трагических ошибок, совершенных разными людьми и в разное время.

История тех событий — это лучший ответ на вопрос о том, почему в Церкви сегодня не спешат с масштабными реформами, не переводят на разговорный русский язык богослужение, не делают службу проще и «ближе к эпохе».

Неспешность Церкви в решении некоторых вопросов кажется сейчас кому-то крайним ретроградством, но, если вспомнить печальный опыт раскола, многое становится понятно. Церковь не приемлет революций, не приемлет силовых решений вероучительных споров. Как отмечает один из наших авторов, пастырское служение требует умения поддерживать церковный мир, сохраняя единство в главном и не препятствуя многообразию во второстепенном.

Сегодня Церковь делает серьезные шаги для преодоления последствий раскола. Поместный собор 1971 года окончательно признал старые русские обряды спасительными и упразднил клятвы соборов 1656 и 1667 годов. Еще с конца XVIII века существует единоверие — направление в старообрядчестве, сторонники которого при сохранении древних богослужебных чинов находятся в единстве с Русской Православной Церковью. Развивается сотрудничество и со многими старообрядческими согласиями, но… Как бы много ни делала Церковь, рана раскола оказалась глубокой, и говорить о полном преодолении всех последствий пока не приходится.

Редакция

***



Поскольку тема эта — неоднозначная, мы представили ее палитрой мнений, собрав точки зрения разных специалистов. Но для начала предлагаем пройти по ее ключевым моментам, просмотрев «Хронологию раскола».

***

«Одной из мрачных эпох нашей Церкви» называет этот период профессор Московской духовной академии Алексей Светозарский:

«…— Можно ли говорить, что в расколе были виноваты обе стороны, и если да, то кто больше?

— Здесь вопрос критерия. Сейчас есть такое мнение, и явно с желанием вызвать ассоциации с современностью, что на стороне Никона были послушные священноначалию и царской власти конформисты, заинтересованные в личном благе, равнодушные к тому, как креститься, а в раскол ушли нонконформисты, люди чистой идеи. Эта схема достаточно прямолинейная. Все было не так, потому что, если не учитывать фактор послушания святой Церкви — понятие, неизвестное многим светским исследователям, которые с восторгом пишут о старообрядческом движении, сами не принадлежа ни к какой конфессии, — тогда да, схема такая: вот, они боялись за жен-детей, за имущество и так далее. С другой стороны, конечно, наши богословы рубежа веков оправданно писали о том, что в раскол ушли люди не самые равнодушные к вопросам религиозным, которые были еще тогда в обществе самыми актуальными. Общество тогда жило религиозными интересами. Здесь приходит на память решение Поместного собора Русской Православной Церкви 1971 года. В этом решении церковная реформа Патриарха Никона была охарактеризована как крутая и поспешная ломка традиционной русской обрядности. Это мы отрицать не можем. Но вот стоит ли из-за этого покидать церковный корабль?

— А в чем именно были неправы те, кто ушел в раскол?

— Они оставили ограду Церкви. Верность привычному обрядовому строю они предпочли верности Матери-Церкви. Обратите внимание: с ними не ушел ни один епископ, хотя некоторые и сочувствовали».

***

Несколько иного мнения придерживается благочинный Московской области Русской Православной Старообрядческой Церкви протоиерей Леонтий Пименов, уверенный, что «В расколе было виновато государство»:

«…В телесериале «Раскол» очень ярко показана роль государства в период реформ Никона. Сцена, когда маленького мальчика хотят казнить только за то, что он крестится двумя перстами — говорит о многом. И именно такие действия власти превратили церковный спор в кровавую расправу. Государству в расколе досталась роль провокатора.

Более того, и впоследствии власть не стремилась к примирению. Был введен термин «уврачевание», которое по сути свелось опять же к насилию и принуждению. Как стали говорить чуть позже: старообрядцев пытались «уничтожить как класс». Свобода же им была дана лишь в 1905 году и то это была не столько милость, сколько вынужденая мера под давлением общественности и общей революционной ситуации. Поэтому, с нашей точки зрения, за все триста пятьдесят лет раскола невозможно говорить ни об одной самостоятельной попытке государства исправить ситуацию и примирить стороны».

***

Историк Дмитрий Володихин, рассуждая о «Патриархе Никоне и «бунташном веке», предлагает войти в положение Предстоятеля:

«…Никон имел очень серьезный опыт монашества. Он несколько лет провел в крайне тяжелых условиях скитского жительства на Анзере, самом северном из Соловецких островов. А потом в великой скудости пустынничал при Кожеозерской обители. Наверное, научился там смиряться и прощать. Но все-таки поступал со своими врагами не кротко и не милосердно. Иначе не мог: знал — смута в сердцах! Чуть поддайся, чуть покажи любовь и прощение, и явятся «скоп», «заговор» и «воровство». Не ответят любовью на любовь, просто почувствуют слабость. Патриарх, таким образом, оказывался заложником своего времени: ему приходилось быть жестоким, потому что иного пути само состояние общества ему не позволяло».

***

А секретарь Комиссии по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством при Отделе внешних церковных связей Московского патриархата, священник Иоанн Миролюбов уверен, что резкие реформы того времени неоправданны, поскольку «Церковь не приемлет полицейских мер»:

«Кроме того, будем откровенны: перемены Никона были действительно сомнительными по качеству.  <…>

И все же мне представляется, что поступки, совершенные людьми того времени, неправомерно оправдывать спецификой тяжелого и жестокого века. Какой бы суровой и кровавой ни была эпоха, христианская нравственность всегда одинакова, и грех тоже всегда одинаков. Совершен ли он под влиянием иных людей, внешних обстоятельств или личных мотивов — он в равной степени опасен в первую очередь для самого грешника. Это, увы, испытали на себе все те, кто пережил раскол — одну из самых кровавых страниц в истории Русской Церкви, которую превзошли разве что гонения XX века».

В разделе «Вера»

«Разуму, ведущему к вере» посвятил свою статью Сергей Худиев:



Нас много и настойчиво уверяли (и уверяют), что разум и вера противоречат друг другу или, по крайне мере, никак не связаны. Это неправда — разум ведет к вере, а вера просвещает разум. Разум — не только Откровение — свидетельствует нам о Творце.

«…Некоторые из античных мыслителей (такие, как Ксенофан, Платон и Аристотель) подходили очень близко к такому признанию, хотя их представления о Боге были приблизительны, несовершенны, а кое-где и просто ошибочны по сравнению с библейским откровением. В наше время доводы разума, свидетельствующие в пользу бытия Творца, могут побудить людей задуматься или укрепить тех, кто сомневается. Давайте рассмотрим некоторые из них…».

***

К 40-летию премьеры рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» мы публикуем впечатления лидера группы «Парк Горького» Алексея Белова о том, как он впервые услышал ее на грамплстинке. Об этом — в монологе рок-музыканта «Гулкие удары в тишине»:



«…Но самое сильное впечатление от того, первого, прослушивания было связано все же не с музыкой. Я помню, как мы с приятелем, который принес пластинку, сидели тогда, слушали, восхищались… И вдруг музыка перестала звучать. Там, в конце пластинки есть место, когда в тишине раздаются лишь гулкие удары с протяжным эхом. Я приятеля своего спрашиваю: «А это что такое?» Он говорит: «Это гвозди забивают». Я ничего не понял, опять спрашиваю: «Куда забивают?» А он отвечает: «Как — куда? В руки. Это Христа молотками прибивают к кресту».

Его слова меня просто шокировали. Как же это? Такая прекрасная музыка, и вдруг — живого человека… гвоздями… В тот момент я почему-то сразу понял, что Христос — не вымышленный персонаж, что все это происходило на самом деле. И когда потом слышал имя Христа, в памяти тут же всплывали эти страшные, глухие удары в тишине…».

***

В декабре минувшего года вступил в силу закон, вызвавший целый шквал обвинений в адрес Церкви. Тогда утверждалось, что благодаря ему 2011 год станет годом массовых изъятий у музеев ценностей и зданий, которые сперва окажутся в собственности приходов и монастырей, а потом погибнут от недолжного ухода. Время прошло, ничего такого не случилось, никаких массовых передач не было, и о проблеме забыли. Разве что остался нехороший осадок и память про то, что «попы опять хотели чего-то плохого».

«Церковь и музеи: война, которой не было» — называется публикация «Фомы», предлагающая почти год спустя взглянуть на «музейный» скандал, о котором все забыли:

«…Так что же происходит на самом деле? Все проблемы рассосались сами собой? Конечно, нет. Просто внимание СМИ истощилось, и отношения музеев и Церкви, равно как и судьба шедевров древнерусского искусства, опять оказались никому не интересны.

— Количество конфликтных ситуаций после принятия закона не увеличилось, — подводит своеобразный итог председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин…».

***

В рубрике «Новомученики»

5 октября Русская Православная Церковь празднует память священномученика Вениамина (Воскресенского), епископа Тутаевского, викария Ярославской епархии.

О его жизненном пути пишет игумен Дамаскин (Орловский) в статье «Распятие продолжается»:

«…В 1927 году епископ Вениамин был арестован и заключен в ярославскую тюрьму. Следователь потребовал от епископа рассказать о своих поездках по уезду, а также о том, какого содержания проповеди он произносил в храмах, и ответить на разного рода свидетельства против него, которые имеются в распоряжении ОГПУ.

<…>

Современное неверие между прочими причинами держится не оттого, что люди стали более сознательными, а, наоборот, недостаточной сознательностью. ВКэтом вопросе я СССР из всех стран вообще не выделял… Распятие Христа, совершившееся 2000 лет тому назад, продолжается все время, от первых дней иКдо сего времени, и «будет продолжаться до конца мира, иКборьба антихриста со Христом также шла, идет и будет идти…».

23 сентября 1927 года особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило епископа Вениамина к трем годам ссылки в Казахстан…».

***

В рубрике «Простые вопросы» нас спрашивают:

— Зачем нужны монастыри?

— Почему Церковь так негативно относится к НЛО? Разве Бог не мог создать жизни на других планетах?

— Почему Церковь считает свое учение «единственно верным» («право-славным»)? А как же все остальные — ошибаются?

***



Там же размещен материал об «Экологе XV века» — преподобном Досифее, который помог наладить быт жителей Талабских островов, позволивший им достичь гармонии с природой и сохранить свое жилище (иначе острова бы размылись).

На сайте опубликована расширенная версия этого материала — в виде фотоочерка.

В разделе «Люди»



На этот раз материалов в этом разделе хватило бы на целую «Тему номера». Поэтому мы объединили несколько публикаций в нем — под одним названием: «Старикам здесь не место».

***

В новой книге Марии Городовой «Колыбель огня», составленной на основе многолетней переписки журналистки со своими читателями, собраны самые разные письма — о смысле жизни, о любви, о поисках себя, смешные, сердитые, полемические. Но нам захотелось выделить три из них, поставивших, пожалуй, самый острый вопрос: в чем смысл страданий и смерти наших близких?

В публикации «Любовь как повседневный подвиг» мы приводим несколько таких писем:

«…Я, Мария, ни у кого не прошу звезду героя за то, что уже вот 10 лет работаю при маме кухаркой, поломойкой, прачкой, ассенизатором, медсестрой, санитаркой, псаломщиком и чтецом. И уже научился без тошноты убирать по утрам, а теперь все чаще и по ночам ее испражнения, отмывать измазанные стены, холодильник, двери и ручки дверей. Бывает, что гневаюсь не только в душе, и гнев мой выплескивается на неё — мокрой тряпкой. С резкими словами я торкаю эту вонючую тряпку в её лицо. А потом остаток ночи или весь последующий день плачу в душе, корю себя, стою на коленках перед образами, молю Господа о прощении моих грехов и о милости для душевнобольной старухи, — пишет отчаявшийся читатель журналистке. — …Вот и хочу спросить Вас, Мария, можно ли любить человека, почти потерявшего человеческий облик? А если можно, то как и где этому научиться?..».

***

С этим письмом контрастирует текст Марины Борисовой, хотя и носит название «Ангел по имени смерть»:



«…Во всяком случае, старость для нас по-прежнему — лишь растянутый во времени ритуал приготовления всех его участников к смерти одного из них. И хорошо, если ты пока не крайний в этом ряду. Твои дряхлеющие на глазах старики заслоняют тебя своими сгорбленными спинами от холодящего дыхания вечности.

В последние годы мама, измотанная болезнями и мыслью о том, что, не в силах обойтись без моих постоянных забот, «заедает мой век», часто говорила обычное стариковское: «Господи, помереть бы, что ли, скорей. Ну зачем я здесь? Только сама мучаюсь и тебя мучаю». А я все твердила ей: «Мамочка, как же ты не понимаешь? Мне ничего от тебя не нужно. Ты просто живи, просто будь».

Она слушала меня и… не верила.

А ведь я не врала. До меня вдруг дошло: уйдет она, и крайней в ряду останусь я…».

***

Как итог темы — митрополит Антоний Сурожский. Отрывок из его книги «Пути христианской жизни» мы озаглавили — «Глубины вечности»:

«…Один французский писатель, говоря о старости, пишет: стареющий человек, который возвращается к первому своему источнику, отходит от вещей временных и уходит в вещи вечные; и хоть виден огонь в глазах молодых, но в глазах старика можно увидеть свет… Вот на что мы должны быть готовы: превратить пламя жизни, огненный подход ко всему в жизни — в тихий свет. Если можно провести такое сравнение, мы должны перейти от слепящего света пасхальной ночи к тому тихому свету славы Божией, к свету невечернему, к свету, который никогда не угаснет, о котором мы поем на вечерне: Свете тихий святыя славы Небесного Бога Отца… Но для этого нужна решительность; нужно принять, что когда уходит одно, может, если мы только этого захотим, вырасти в нашей жизни другое…».

***

Также в октябрьском номере мы публикуем главу «Про кота» из книги архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые»:

«…— У меня живет кот. Очень хороший, умный, красивый. Но есть у него одна странность: когда мы с женой уходим на работу, он забирается в нашу постель и, простите, гадит в нее. Мы всячески пытались его отучить: упрашивали, наказывали — все бесполезно. Наконец мы соорудили даже целую баррикаду. Но, когда я вернулся домой, то увидел, что баррикада раскидана, а кот снова пробрался в постель и сделал там свое грязное дело. Я до того разозлился, что схватил его и просто отлупил! Кот так обиделся, что залез под стул, сел там и заплакал. По-настоящему! Я впервые такое видел, у него слезы катились из глаз. В это время пришла жена и набросилась на меня: «Как тебе не стыдно? А еще православный! Не буду с тобой даже разговаривать, пока не покаешься у священника за свой зверский, гадкий, нехристианский поступок!» Мне ничего не оставалось делать, да и совесть обличала, — наутро я пришел в монастырь на исповедь. Исповедо-вал игумен Глеб. Я отстоял очередь и все ему рассказал…».

***

На этот раз в рубрике «У Вас будет ребенок» речь идет о детях из Кировской области, ищущих маму с папой.

***

Стоит ли сохранять тайну усыновления, и каковы последствия этой секретности? Откуда вообще взялся этот обычай?

Отвечают кандидат педагогических наук, , консультант благотворительного фонда «Семья» Галина Красницкая, педагог-консультант Алла Брук и Марина, воспитывающая с мужем Дмитрием двоих приемных детей. Читайте разные мнения в рубрике «Семейный совет», в материале «Тайна, которой стоит поделиться»

«…Но как бы ни старались родители сохранить эту тайну, она может быть раскрыта, — предостерегает Галина Красницкая. — В том числе благодаря «доброжелателям». И это будет огромной травмой для ребенка. Я неоднократно встречалась с детьми, которые неожиданно, не от своих родителей, узнали, что они — не кровные. Чаще всего это происходит в подростковом возрасте. Ко всем сложностям переходного возраста вдруг добавляется и эта проблема. Часто ребенок воспринимает ситуацию так, что родители всю жизнь его обманывали. Случается, дети уходят из семьи, и родители затем ищут их. Либо «просто» осложняются отношения в семье, ребенок становится замкнутым, тревожным. Он начинает бояться потерять своих родителей, а неожиданно обрушившееся на него новое знание станет причиной душевной раны и однажды может проявиться в поведении ребенка самым неожиданным образом…».

***

В городе Балахна Нижегородской области уже два года проходит интересный эксперимент. Государственная школа № 3 ввела у себя православно ориентированные классы, причем инициатива эта исходила от родителей  людей по большей части не слишком воцерковленных. Так вышло, что именно в Православии они увидели силу, которая поможет им в воспитании детей. Опыт этот интересен и заслуживает пристального внимания, — уверен редактор раздела «Культура» Виталий Каплан, рассказавший о православных классах в светской школе — в статье «Кредит доверия»:



«…Пока опыт Балахны можно назвать весьма успешным. Помимо обычных предметов, в православно ориентированных классах во второй половине дня проводятся занятия по основам православной культуры, хоровому пению, рукоделию, гимнастике. Достаточно немного пообщаться с детьми, как сразу понимаешь — усилия по воспитанию дают о себе знать. Второклассники из православно ориентированных классов, в отличие от своих сверстников, растущих здесь же, мечтают стать не бизнесменами и начальниками, а врачами и пожарными. В конфликтах (а в любом детском коллективе они неизбежны) дети пытаются следовать христианским заповедям, просят в молитве помощи у Бога — причем не с подачи взрослых, а самостоятельно…».

***

На этот раз в рубрике «Позитив» представлены работы фотографа «Фомы» Владимира Ештокина:



«…Открывать в человеке человека — для меня это в каком-то смысле и есть искусство фотографии, — признается фотокорреспондент «Фомы». — Ведь, откровенно говоря, мы нередко видим в незнакомых людях только абстрактные символы: продавец в магазине, попутчик в метро, дворник в твоем доме — кто они для тебя? Вроде бы никто, силуэты… Но вот, бывает, идешь с камерой по незнакомому городку, сидит на скамеечке мужичок — подходишь, здороваешься, заводишь разговор… И вдруг через силуэт начинает проступать личность. Тут рука уже сама тянется к фотоаппарату: «Дайте-ка я Вас щелкну?» В этом, возможно, разница между просто снимком и портретом. На просто снимке — объект. На портрете — личность».

***

Памяти Галины Чаликовой посвящен материал «Шаг до святости»:

«18 сентября 2011 года скончалась Галина Чаликова — основательница и бессменный директор благотворительного фонда «Подари жизнь». Человек, благодаря которому само волонтерское движение в России стало реальностью.

<…>

Маленький благотворительный танк» — так ее называли за умение прошибать все барьеры, если речь шла о шансе выжить для ребенка. За все эти годы ей удивительным образом удалось не выгореть, не растратить силы: её любви и терпения хватало на каждого, сколько бы людей в этом ни нуждались. Наверное, потому, что она просто была неспособна пройти мимо чужой боли».

В разделе Культура

175 лет назад в журнале «Современник» впервые была опубликована повесть Пушкина «Капитанская дочка». Повесть, которую мы все проходили в школе и которую немногие перечитывали позднее. Повесть, которая куда сложнее и глубже, чем принято считать. Так что же осталось за рамками школьной программы? Почему она актуальна и по сей день? Почему ее называют «самым христианским произведением русской литературы»? Об этом размышляет писатель и литературовед Алексей Варламов:



«…Тут нет нарочитости. В прозе Пушкина незримо присутствует сцепление обстоятельств, но оно не искусственно, а естественно и иерархично. Пушкинская сказочность оборачивается высшим реализмом, то есть действительным и действенным Божьим присутствием в мире людей. Провидение (но не автор, как, например, Толстой в «Войне и мире», убирающий со сцены Элен Курагину, когда ему необходимо сделать Пьера свободным) ведет героев Пушкина. Это нисколько не отменяет известную формулу «какую штуку удрала со мной Татьяна, она вышла замуж» — просто судьба Татьяны и есть проявление высшей воли, которую ей дано распознавать. И такой же дар послушания есть у бесприданницы Маши Мироновой, которая мудро не торопится замуж за Петрушу Гринева (вариант попытки брака без родительского благословления полусерьезно-полупародийно представлен в «Метели», и известно, к чему он приводит), а полагается на Провидение, лучше знающее, что надо для ее счастья и когда придет его время…».

***

Христианский смысл «Капитанской дочки» попыталась сформулировать и Евдокия Варакина, кандидат филологических наук, старший преподаватель 
кафедры истории и теории литературы филологического факультета ПСТГУ. Об этом — в публикации «Немощное мира»:

«…Эта героиня настолько важна для автора не только на сюжетном, но и на аксиологическом уровне, что он даже назвал повесть в честь нее.

Вот только… в честь нее ли?

Название «Капитанская дочка» указывает, конечно, и на то, что именно «добывание невесты» стало двигателем сюжета этого сказочного повествования. Но можно понять это название и по-другому. Ведь все-таки оно звучит не как «Маша Миронова», а как «Капитанская дочка». Дочка капитана. Не в самой Маше дело. Она выросла идеальной христианкой благодаря своим родителям. Последние наставления, которые дает ей отец, звучат своего рода квинтэссенцией идей христианского воспитания: «Ну, Маша, будь счастлива. Молись Богу: Он тебя не оставит. Коли найдется добрый человек, дай Бог вам любовь да совет»; и далее Миронов указывает, чтó взять дочери в качестве образца благочестивого брака: «Живите, как жили мы с Василисой Егоровной». И, как видно из повествования, это эталон не только для самого капитана, но и для автора.

Как создать положительного героя, который не выглядел бы ходульным и нравоучительно-надуманным?..».

***

Своим мнением по творчеству великого писателя также делится Илья Новокрещенов, директор школы № 353 им. А. С. Пушкина (которой в этом году исполняется 75 лет):

«Отношение к творчеству Пушкина меняется с годами. Каждому возрасту свойственно видеть в нем что-то свое. Со временем, я выделил для себя, как христианина, два особенно важных момента. Сейчас творчество Пушкина для меня это, прежде всего, глубокий призыв к людям тех профессий, где человек совершает какое-то служение: священник, учитель, врач. Это призыв отвергнуть себя. В стихотворении «Пророк» мы читаем: «Исполнись волею моей». А во-вторых, призыв обращаться к сердцу человека. Из того же стихотворения читаем: «Глаголом жги сердца людей».

Следующий момент — это отношение Пушкина к своим героям. На мой взгляд, это пример подлинно христианского отношения человека к людям. У него есть понимание того, что грех — это в первую очередь болезнь, а вовсе не повод, чтобы осудить. Именно этому учит меня сейчас Пушкин».

***

В рубрике «Галерея»

«…Владимир Телин — член творческого объединения «Романтики реализма». Своими работами Телин лишь подтверждает, что он романтик по призванию. Изображает ли он  девушку, вернувшуюся из города в родную деревню («Возвращение»), женщин, стирающих белье («Лето»), уютный  уголок маленького городка («Суздальский дворик») — перед нами одновременно реалии жизни и мечты о ней. Мечты о том, что в идеале должен иметь человек перед глазами…».



Подробнее о творчестве народнго художника России читайте в материале «Где искать национальную идею».

***

В рубрике «Строфы»



«…Сегодняшняя гостья «Строф» трудится в литературе уже давно. Правда, до последнего времени стихов она не писала. Уроженка Приволжья Ольга Клюкина пишет прозу. Читательская же известность пришла к ней сравнительно недавно, когда в 2002 году появился роман «Эсфирь», — отсылающий своим названием к одноименной ветхозаветной книге. Переложенная в художественную форму история о девочке по имени Гадасса, о наложнице, которая стала царицей и спасла свой народ от беды, захватила многих светских читателей. Откликаясь на «Эсфирь», нерелигиозные люди с удивлением говорили, что вместе с романом и его героями, — Библия словно бы вдвинулась в их повседневную жизнь. А именно об этом Ольга и мечтала: всей душой полюбив Писание, открыв его и прикоснувшись к глубинам Книги, она желала делиться своими открытиями с помощью своего ремесла», — рассказывает редактор отдела поэзии «Новый мир» Павел Крючков.

В рубрике «Коротко»

«Притчи

В доме одних богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришел священник. Стол накрыли очень изысканно, достали самые лучшие яства и подали лучшее питье. Семья села за стол. Все смотрели на священника и думали, что теперь он помолится перед едой. Но священник сказал:

— Отец семейства должен молиться за столом, ведь он первый молитвенник в семье.

Наступило неприятное молчание, потому что в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал: «Знаете, дорогой отче, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. Молитвы по привычке — это пустая болтовня. Эти повторения каждый день, каждый год, поэтому мы больше не молимся».

Священник удивленно посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала:

— Папа, неужели мне не нужно больше каждое утро приходить к тебе и говорить «доброе утро»? ».

В рубрике «Эпилог»

Своими размышлениями по октябрьскому номеру делится Виктория Уколова, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой всемирной и отечественной истории МГИМО (у) МИД России:

Преодоление нелюбви

15 лет у меня есть замечательный собеседник, искренний, благожелательный, разговаривающий просто, понятно и мудро. Это журнал «Фома». Он может дать ответы на вопросы, идущие из глубины души, помогает преодолеть сомнения, сочувствует и укрепляет в трудные минуты жизни. Он ведет к истинному смыслу человеческого бытия — к встрече со Христом, ведет бережно и с какой-то трогательной любовью. Этому собеседнику можно доверять, а это дорого стоит в наше время, когда реальная жизнь вдруг обращается виртуальностью, когда «казаться» представляется более важным, чем «быть», а речь испещрена странным словесным сочетанием «как бы». Журнал «Фома» имеет непосредственное отношение к жизни каждого человека, ищущего истины и правды. Он не наставляет, а идет по пути искания вместе с человеком, с мудрой «незаметностью» уводя его от боковых дорожек, озаряя его жизнь светом и теплом веры. В колонке главного редактора Владимира Легойды (с. 8) говорится о преображении человека, которое может осуществиться только в соединении с Богом. Этому помогает журнал «Фома», наш со-трудник в непрестанном труде преображения, благословляемом Церковью и осененном Благодатью Божьей.

Известный рок-музыкант Вячеслав Бутусов (с. 10) задает неожиданный вопрос: «Зачем мы вообще нужны Господу Богу?». Кажется понятным, зачем Господь нужен нам, людям. Просто без Бога не было бы жизни, не было бы ничего. Человек без Бога в душе может стать легкой добычей зла. Бутусов пока не может определенно сформулировать ответ, но чувствует, что Бог помогает людям, чтобы они перешли рубикон — от зла к добру. Думаю, что главное, зачем мы нужны Всевышнему — Его любовь, беспредельная, вечная и в то же время простая и ежеминутно ощущаемая не только в радости, но в каждодневности и даже в страданиях, точнее — в их преодолении человеком. И эта тема развивается в других материалах номера.

Отсвет Божественной любви лежит на жизни каждого христианина, но эта любовь требует ответа, и прежде всего — в любви и сострадании к страждущим. В материале «Старикам здесь не место?» (с. 42) опубликованы пронзительные размышления о старости и стариках перед уходом из жизни. Помещены три письма из книги Марии Городовой «Колыбель огня». В них раскрывается повседневный подвиг любви сына, ухаживающего за старой матерью, потерявшей разум. О любви к старикам взывает и Марина Борисова (с. 45). Чем беспомощнее становятся старики, тем больше они нуждаются в нашей любви и заботе. Она размышляет о том, что наши старики дают нам уроки бескорыстной любви самой своей смертью, их страданиями смягчаются наши души, мы учимся прощать и просить прощения. Митрополит Сурожский Антоний (с. 46) пишет: «в глазах старика можно увидеть свет… Вот на что мы должны быть готовы: превратить пламя жизни, огненный  подход ко всему в жизни — в тихий свет». В любви к старикам, заботе о них увидеть свет вечной жизни.

Еще в детстве мы узнаем повесть А. С. Пушкина «Капитанская дочка». Нынче ей исполняется 175 лет. Христианскую глубину этого произведения раскрывает писатель и литературовед Алексей Варламов (с. 66). Тема, которую можно назвать «немощное мира», его силы, проявляющейся прежде всего через христианскую любовь, находит развитие в размышлениях филолога Евдокии Варакиной (с. 74) о повести А. С. Пушкина. Знакомая со школьных лет история Маши Мироновой раскрывается в ранее недоступной глубине, наполняется новыми смыслами.

Сейчас история раскола активно обсуждается общественностью, чему способствовала демонстрация на телеканале «Культура» многосерийного фильма-фрески Н. Досталя «Раскол». Журнал «Фома» представляет три разные точки зрения на раскол (с. 18) и, что очень важно и профессионально, — дает хронологию этого трагического процесса в истории Русской Церкви и Российского государства. Неоднозначны и оценки патриарха Никона. Не вдаваясь в сущность различных исторических интерпретаций, можно отметить общее в них: раскол стал следствием глубочайшего несогласия в российском обществе, политическая смута завершилась, но не была преодолена в душах и головах. Противоречия раздирали государство и церковь, непонимание и жестокость определяли отношения между людьми, нелюбовь и отчуждение пронизывали все уровни бытия. Тень раскола лежит на всей дальнейшей истории России. Утратив церковную окраску, настроения противостояния и раскола осели в глубинах российской ментальности, время от времени выплескиваясь сжигающими протуберанцами бунтов, революций и общественной дестабилизации. Подспудное ощущение нелюбви и недоверия людей друг к другу ощущается и в нашем обществе. Оно делает нашу жизнь более трудной и порой безрадостной. Христианские ценности, христианская любовь — вот те ориентиры, которые способствуют установлению мира в душах людей и в обществе. Помочь обрести их стремится журнал «Фома», который его многочисленные читатели поздравляют с 15-летием и желают успехов на ниве христианского просветительства.

Фотообои

Также представляем Вашему вниманию фотообои по мотивам октябрьского номера. Заставки на рабочий стол выполнены нашими дизайнерами в двух размерах: 1640х1200 и 1920х1200.

Посмотреть их можно будет в ближайшее время на нашем сайте, в разделе «Проекты».

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.