О БОГЕ, ВЕРЕ И ЦЕРКВИ

Беседа в режиме он-лайн

Некоторое время назад главный редактор журнала "Фома" Владимир Легойда получил по электронной почте письмо от совершенно незнакомого человека, в котором автор предлагал пообщаться "на философские темы". Редактор написал ответ, и завязалось общение. Так как затронутые темы могут показаться нашим читателям небезынтересными, мы решили опубликовать данную переписку. В том виде, в каком она и осуществлялась — то есть без особой редактуры и изменений стилистики и правил общения в виртуальном мире.

Здравствуйте, Владимир Романович!

Мне сказали, что с вами можно обсудить некоторые философские (и не только) вопросы. Начнем, пожалуй.

1. Вопрос, посвященный религии. Я считаю религию необходимой для некоторых категорий людей, как то:

1) Слабые люди, которым необходима вера в то, что кто-то заботится о них, следит за ними.

2) Люди, у которых что-то не ладится в жизни. Им также необходима вера в лучший мир. (Ведь попасть в него можно, соблюдая нехитрые правила.)

3) Люди, нуждающиеся в любви и не находящие ее. Таким людям нужен отец, нужна семья. И, наконец, последняя (единственно мной рассматриваемая как имеющая право на существование) категория людей, которые хотят что-то совершить, что-то значимое, служить не за деньги, а за идею. Которым нужна команда, нужны товарищи, нужно общее дело. Все вышеперечисленные люди, кроме последних, просто-напросто используют религию. Одни для душевного равновесия, другие для оправдания своей никчемной (но благочестивой) жизни. Последних тоже не стоит оправдывать, они тоже отчаявшиеся люди, но они-то по крайней мере борцы, идеологи, фанатики, если угодно. Таких мало.

Перейдем к теории. Лично мне противна сама формулировка — делай добро, попадешь на небо, будешь грешить — попадешь в ад. Мне интересно, почему людей уже заранее считают скотом, которому необходимо что-то пообещать в обмен на благодеяния? Неужели люди не могут делать добро просто так? Просто потому, что они САМИ понимают, что хорошо, а что плохо. Далее, я даже не буду говорить о церкви. Одно упоминание о ней вызывает у меня отвращение. Лицемерие, желание власти и так далее. Тьфу. Прошу прощения.

Вот вы говорите, что человека от животного отличает религия. Человека от животного отличает способность ограничивать свои потребности, в более общем плане — сила воли. Религия, наоборот, возникает от недостатка разума. Она стремится заполнить пустоту, объяснить непонятное (так как непонятное пугает). Подумайте, много ли людей, жизнь которых удалась, верят в Бога? Зачем? Если у тебя красавица жена, друзья, интересная работа? У тебя просто нет времени на взгляд наверх. За человека Богу говорят его дела. (Наконец, я допускаю существование Бога. Но Он непознаваем по определению. Существо, способное работать с такими объемами данных, не может быть понято ограниченными и маложивущими людьми.)

Теперь (если вы дочитали до этого места) пара вопросов.

1. Как вы определяете понятия добра и зла? Существует ли одно без другого?

2. Что важнее — полагаться на мнения авторитетов или думать самому?

3. Как вы относитесь к тезису о том, что все люди живут иллюзиями, каждый в своем понимании реальности, в своем мире?

С уважением, Павел Арзамасцев.

Ответ

Здравствуйте, уважаемый Павел!

«…Я считаю религию необходимой для некоторых категорий людей, как то:

1) Слабые люди, которым необходима вера в то, что кто-то заботится о них, следит за ними».


Аргумент не нов, но, на мой взгляд, от этого не становится более убедительным. Человек приходит в мир, который он не создавал, поэтому его "слабость" есть его органичная характеристика. В любом случае, он — не самый сильный. Кошке (собаке) нужен человек, чтобы о них заботиться, но вряд ли есть смысл называть кошку (собаку) слабой. В данном случае подобные характеристики, на мой взгляд, "бьют мимо цели". На протяжении всей истории существования человечества миллионы людей считали себя верующими, не считая себя при этом слабыми. Если Вы с недоверием относитесь к фигурам основателей мировых религий, могу назвать первые приходящие на ум имена: император Константин, Августин, Коперник, Ньютон, Паскаль, Жанна Д’Арк, Дмитрий Донской, Суворов, Кутузов, Нильс Бор… Сами понимаете, список можно продолжать. Конечно, мы можем считать их и миллионы других слабыми (слабее нас) — но так ли это? И что за нами стоит — интеллект и жизненный опыт пары-тройки десятилетий, проведенных на земле? Против их суммарного тысячелетнего? Так что этот аргумент меня не убеждает. Далее.

«2) Люди, у которых что-то не ладится в жизни. Им также необходима вера в лучший мир. (Ведь попасть в него можно, соблюдая нехитрые правила.)»

Действительно, когда что-то не ладится, это может стать (и нередко становится) причиной обращения к вере. Но сам по себе этот факт не является императивным для прихода к религии. Сколько людей от безысходности спиваются и, кроме того, обратиться — еще не значит сохранить веру. А правила не такие уж нехитрые, это поверьте мне на слово как религиоведу: 613 мицвот в иудаизме, жесткие ограничения в буддийской сангхе и восклицание учеников Христа после Его рассказа о том, что надлежит делать: «так кому же тогда возможно спастись»? Нет, чем-чем, а «нехитростью» религиозные правила никогда не отличались. По крайней мере, если мы говорим о религии, требующей сознательного личного участия человека, а не о магии, например. Там тоже есть сложности — но другого плана. Далее…

«3) Люди, нуждающиеся в любви и не находящие ее. Таким людям нужен отец, нужна семья».

Это, как мне кажется, смутный аргумент (категория). Во-первых, частично эта группа включена в предыдущие две. Во-вторых, что тогда значит найти любовь и больше не нуждаться в ней? В-третьих, религиозно гениальные люди нередко отказывались от имеющейся "человеческой, слишком человеческой" любви и заботы во имя того, что им казалось выше и важнее. Так что подлинно религиозное обращение чаще связано, как мне кажется, не с недостатком, а с ожиданием гораздо большего, чем может дать нечто или некто в этой жизни. Далее…

«И, наконец, последняя (единственно мной рассматриваемая как имеющая право на существование) категория людей, которые хотят что-то совершить, что-то значимое, служить не за деньги, а за идею. Которым нужна команда, нужны товарищи, нужно общее дело».

Опять не вижу жесткой альтернативности в группах: а разве обратившиеся по несчастью не могут слркить за идею? Конечно, есть верующие люди с социальной доминантой жизни. Но большинством из них все же движет нечто большее, иначе можно (и лучше, и проще, и надежнее) вступить в партию и там искать то, о чем Вы говорите. Так мне кажется.

«Все вышеперечисленные люди, кроме последних, просто-напросто используют религию. Одни для душевного равновесия, другие для оправдания своей никчемной (но благочестивой) жизни».

Что значит "используют"? А те, которые, если пользоваться Вашей градацией, находят любовь в жизни и не обращаются к религии, они разве не просто-напросто используют других людей, как не находящие — религию? По логике вещей, ответ должен быть либо да, либо нет — но непременно одинаковый в обоих случаях. Далее…

«…Лично мне противна сама формулировка — делай добро, попадешь на небо, будешь грешить — попадешь в ад. Мне интересно, почему людей уже заранее считают скотом, которому необходимо что-то пообещать в обмен на благодеяния? Неужели люди не могут делать добро просто так? Просто потому что они САМИ понимают, что хорошо, а что плохо."

Вы чрезвычайно упрощаете религиозные представления об аде и рае. Чрезвычайно. Нет в религии таких формулировок. Если говорить, например, о христианстве, то человека — образ Божий — по определению нельзя считать скотом. Зачем же приписывать христианам то, во что они не верят? Зачем воевать с тем, чего не существует? Нет в известных мне религиях (по крайней мере, мировых — буддизме, христианстве и исламе) такого отношения к человеку, о котором говорите Вы. Нет и не может быть. Что значит "делать добро просто так"? Религиозное сознание как раз и задается вопросом, что является причиной добра. В христианстве, например, ответ -Любовь. Добро есть следствие любви, а не "просто так". Просто так, как известно, даже кошки не родятся. Далее.

«…я даже не буду говорить о церкви. Одно упоминание о ней вызывает у меня отвращение. Лицемерие, желание власти и так далее…»

Действительно, так о Церкви лучше не говорить, т. к. это переводит разговор на уровень — «все студенты — уроды, негодяи и тупицы» только потому, что мне попался один (два-три) наглый двоечник. О какой Церкви Вы говорите (точнее, не говорите)? О православной? О католической? Может быть, лицемерами и властолюбцами Вы называете тех, кто умирал на крестах и был терзаем дикими львами в Древнем Риме? Вряд ли Вы на такое способны. Или сотни тысяч тех, кто отдал свои жизни за веру в 20-30-е годы прошлого столетия в нашей стране? Тоже не уверен, что Вы говорите о них. Но эти-то люди и есть Церковь. Вы не можете отмахнуться и просто сказать — да я не о них. А я — о них. Потому что нельзя без них говорить о Церкви всерьез.

«Человека от животного отличает способность ограничивать свои потребности, в более общем плане — сила воли. Религия, наоборот, возникает от недостатка разума. Она стремится заполнить пустоту, объяснить непонятное (так как непонятное пугает). Подумайте, много ли людей, жизнь которых удалась, верят в Бога? Зачем?»

По поводу того, что религия возникает от недостатка разума — жаль, что мы с вами не можем сказать это Блезу Паскалю, Ньютону или Нильсу Бору. Интересно, какого разума не хватало у них? Или выдающемуся российскому философу Алексею Федоровичу Лосеву. Предлагаю Вам обсудить вместе со мной его книги. Например, "Очерки античного символизма и мифологии". И — если мы чего-то там сможем понять — потом решить, какого разума не хватало Лосеву, который был глубоко верующим человеком.

По поводу ограничения потребностей. И здесь, к сожалению, не могу с Вами согласиться. Настоятельно рекомендую выходящую сейчас книгу моего учителя, Юрия Вяземского, "Вооружение Одиссея". Вслед за ним, и за его отцом, академиком П. В. Симоновым, я придерживаюсь той точки зрения, что потребности есть движущая сила всего живого. Воля не есть ограничение потребности, но, напротив, сила, необходимая для удовлетворения доминантной потребности — и у животных, и у человека. Поэтому человек не подавляет все потребности (если только он не последовательный буддист, да и то…), а живет их реализацией. Другое дело, что потребности бывают разные: поесть, потанцевать, чего-то узнать, полюбить и т. д. Потребностные группы у нас с животными весьма схожи (витальные, социальные и идеальные потребности). Вот только в группе идеальных потребностей у животных нет религиозной. По крайней мере, она никак не проявляется. Поверьте мне, что среди тех, у кого жизнь, как Вы говорите, удалась, очень много верующих. По крайней мере, среди моих знакомых.



«Я допускаю существование Бога. Но он непознаваем по определению. Существо, способное работать с такими объемами данных, не может быть понято ограниченными и маложивущими людьми».


Уважаемый Павел! Бог не есть "существо, способное работать с объемами данных". Только Вы сказали, что Он непознаваем, как тут же попытались Его как-то по-человечески (слишком по-человечески) определить. Бог, будучи непознаваемым, трансцендирует наш опыт, поэтому любое определение Его по сути ущербно. Мы не можем определить Бога, как не может квадрат, существующий на плоскости, «представить» себе, что такое куб, «живущий» в трех, а не двух измерениях. Про познание Бога никто и не говорит. Но если квадрат (продолжим метафору) есть проекция одной грани куба на плоскость, то куб может открыть свое существование и что-то о себе даже квадрату.

«Как вы определяете понятия добра и зла? Существует ли одно без другого?»

Изначально — да (только добро, потом появляется зло). Здесь мне ближе христианское видение, а не, например, даосское.

«Что важнее — полагаться на мнения авторитетов или думать самому?»

Важнее и правильнее — сочетать внимательное изучение мнений авторитетов с собственными размышлениями. Конфуций говорил, что учиться и не размышлять — занятие пустое, а размышлять и не учиться — опасное. Готов подписаться.

«Как вы относитесь к тезису о том, что все люди живут иллюзиями, каждый в своем понимании реальности, в своем мире?»

Отношусь положительно — но до весьма определенной границы. Все несколько сложнее, как мне кажется.

Вам еще раз спасибо за доверие. Буду рад пообщаться. Пишите.

legoida ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
51 № 1 (18) 2004
рубрика: Архив » 2004 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.