Не замерзну, Боженька, и другие невыдуманные истории про веру

tkachenko«Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает», — писал Сергей Довлатов. И беда здесь в том еще, что мудрость этой фразы понимаешь обычно лишь задним умом. А приглядись к жизни — и поймешь, что каждый день она намекает тебе: по-другому не станет, если ты сам не станешь другим. Об этом и есть, собственно, все мои истории.

Николай Лесков писал, что у русского человека Бог – «за пазушкой». То есть — близок Бог к нему во всех обстоятельствах его путанной жизни, и отношения с Богом у русского человека самые что ни на есть «домашние». Хорошо ли это, плохо ли, а только раз за разом убеждаюсь, что прав был Николай Семенович на все сто. Недавно прочитал в сетевом дневнике у одного из друзей забавный рассказ, прямо это подтверждающий: «Стою вчера в полпервого ночи на балконе, курю перед сном… Вижу картину: из лесочка напротив дома выходит мой соседушка, живущий этажом ниже меня, которого я хорошо знаю. Идёт чуть живой, лапки подкашиваются, заплетаются… Пару раз упал, но таки добрался до подъезда. Решил, видимо, передохнуть и присесть на скамейку перед подъездом, да промазал.

Зона смерти

«Кто мой ближний?», — спросил Христа законник. В ответ Спаситель рассказал ему притчу о милосерд­ном самарянине. Ее знают сегодня все христиане. Но, наверное, далеко не все знают о том, что три года назад эта притча обрела какое-то совершенно уж неожиданное воплощение. Причем не где-нибудь, а на высочайшей вершине мира.

Страх высоты

Случилось это без малого двадцать лет назад. Я тогда работал на строительстве храма. И ко мне в гости приехал друг. А мы в это время готовились к ответственному моменту – установке креста на главном куполе церкви. Построили леса в несколько ярусов, так, что самая верхняя площадка была даже выше купола метра на четыре – ну, чтобы крест с нее можно было опускать вниз. И когда друг ко мне приехал, я как раз ладил помост на этой верхотуре. Свистнул ему, рукой машу – лезь, мол, сюда. А надо сказать, когда долго работаешь на высоте, страх перед ней пропадает напрочь, вообще забываешь, что это такое – боязнь высоты. Мы пока эти леса ладили, научились карабкаться по ним не хуже мартышек, без всяких страховок и ограждений. А Лешка – друг мой – человек сугубо «земной», по верхам никогда не лазал. И вот, стал он подниматься ко мне. Одну лестницу прошел, вторую, третью. А на предпоследнем ярусе вдруг остановился. До меня и оставалось-то всего-ничего, метров шесть подняться. А он вцепился в тесину на лесах, и стоит, как вкопанный. Я ему сверху: – Лёш, ты чего? Давай сюда, тут красота такая во все стороны открывается. А он улыбнулся так, виновато, и говорит: — Не могу, Саш. Ноги не идут дальше. Боюсь.

Сила Крещения

Как-то раз в разговоре со старцем Иоанном (Крестьянкиным) одна верующая женщина посетовала, что муж ее – известный артист, выходец с Кавказа, не крещен и даже не хочет креститься – он равнодушен к вере. Отец Иоанн успокоил её:

— Не печалься, еще крестится. Ты сама его окрестишь.

Женщина очень удивилась, и спросила:

— Как же я смогу окрестить его?

— Вот так и окрестишь!

— Но как же его назвать-то при крещении? Ведь он — кавказец, имя у него не православное.

— А назовешь его, как меня, Иваном! — сказал отец Иоанн и заторопился по своим делам.

Падшие владыки мира

В очередной раз столкнулся с тем, что рассматривать с научной точки зрения начало библейской книги Бытия неразумно, и даже вредно. Бессмысленно применять к тексту, написанному на языке мифа, те же критерии, что и к естественнонаучному трактату. И вредно для души строить свое мировоззрение на выводах, полученных от такого псевдонаучного прочтения Библии. Недавно один мой хороший знакомый с восторженным пылом взялся мне объяснять несостоятельность Библии, потому что там написано, что Бог сначала сотворил землю с растениями, и лишь потом – солнце, луну и звезды. А ведь растения без солнечного света существовать не могут? Не могут. Значит… Я слушал его, и мне не хотелось ни возражать ему, ни доказывать что-либо. Видно было, что человеку очень нравится такой вывод, что он искренне рад… Рад чему? А вот тому, что оказывается Библия — несостоятельна. И значит на основании этой якобы нестыковки в событиях при творении мира, можно и все остальное, сказанное в Писании, спокойно посчитать для себя маловажным и необязательным.

Слушайте аудиоверсию эссе Александра Ткаченко в эфире радио «Вера» или на сайте radiovera.ru

Фото анонса Mike Pechyonkin

cover145-900 №5 (145) май 2015
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,33 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.