Нам не дано предугадать…

Три раза подряд у нас с женой рождались мальчики. И каждый раз мы ждали девочку. Придумывали заранее имя, покупали розовый бант, и все такое. А вместо долгожданной лапочки-дочки рождался очередной мальчик. И мы начинали лихорадочно думать, как же его назвать. Альтернативного мальчикового имени заранее не готовили: ну, девочку же ждали, верили и надеялись. Поэтому, внезапные мальчики жили у нас безымянными по нескольку дней, ожидая, пока родится для них имя. Его ведь тоже нужно выносить, чтоб созрело оно, чтобы ты не просто придумал, а сердцем почувствовал – вот! Так зовут твоего ребенка, и никак иначе! А пока настоящее имя вызревало, я сочинял новорожденным своим наследникам всякие нелепые прозвища – ну, чтоб жену повеселить. Прозвища почему-то каждый раз были с отчеством. Первого мальчика я предлагал назвать уважительно – Гаврилой Петровичем, в честь Хмыря из «Джентельменов удачи». Второго – Владимиром Владимировичем, это уже в честь Вовки Морозова, друга моего закадычного. После, конечно, имена им дали совсем другие, но память об этих шуточных прозвищах осталась. Когда родился третий сын, я предложил его назвать Глебом Егоровичем, в честь капитана Жеглова. Как-то так все срослось, что в итоге мы его Глебом сразу и назвали, уже без всяких шуток.

И вот, летним погожим днем, прихожу я под окна роддома. А вокруг липы в цвету, солнышко, птицы чирикают. Хорошо! Девчонки в послеродовой палате на первом этаже окошко раскрыли, любуются природной красотой. Я попросил, чтоб жену позвали. Выглянула моя любимая – солнышко ясное. Счастливая, аж светится! Поболтали мы с ней от души, порадовались новому нашему ребеночку, имя пообсуждали, мол, хорошее какое имя – Глеб. Я ей говорю:

— Видишь, теперь у тебя прямо как в сказке – три сына.

Она в ответ смеется:

— Да, — говорит, — Гаврила Петрович, Владимир Владимирович, и Глеб Егорович.

Ну, поговорили еще, передал я ей каких-то вкусняшек, и отправился восвояси. А она, веселая такая, счастливая, развернулась, и видит – сопалатницы смотрят на нее как-то… не то, чтобы с осуждением, а… испуганно, что ли. И строго так спрашивают:

— Нина. Почему у всех твоих детей разные отчества?

В первый момент жена даже не поняла о чем речь. Потом сообразила, и стала объяснять:

— Это совсем-совсем не то, о чем вы подумали. Дело в том, что у моего мужа есть друг, очень близкий, его Володя зовут…

Глаза у сопалатниц стали совсем круглыми.

— Да нет же! Ну просто они дружат, он у нас дома часто бывает, почти родня…

Сопалатницы понимающее переглянулись. Жена засмеялась и махнула рукой:

— Ладно, проехали. Ну, разные отчества и разные, не берите в голову. Лишь бы здоровые росли.

Сопалатницы внимательно посмотрели на нее. Потом – на икону Божией Матери и на молитвослов у жены на тумбочке. И ничего не сказали. Но подумали, видимо, многое.

А у нас в семье с тех пор появилась еще одна веселая домашняя байка. О том, почему у наших детей отчества разные. Несмотря на то, что все они по документам, конечно же – природные Александровичи.

 

На заставке фрагмент фото Simon Laroche/www.flickr.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (21 votes, average: 4,95 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.