НАЙТИ РЕБЕНКА ПО ВИДЕОПАСПОРТУ

В нашей рубрике — ищущие маму и папу дети, которые остались без попечения родителей. Мы представляем совместный проект журнала «Фома» и рубрики «У вас будет ребенок» телепрограммы «Пока все дома» (Первый канал). В помощь потенциальным усыновителям авторы рубрики Тимур и Елена Кизяковы придумали делать специальные видеопаспорта — фильмы о детях, складывающиеся из их рассказов о себе, о своей жизни, пристрастиях и мечтах, из бесед с их учителями, воспитателями, врачами. Мы хотим поддержать это полезное и доброе начинание и надеемся, что наша рубрика также поможет детям и родителям найти друг друга.

Инга

Видеопаспорт № 1btsi

Инга — мечтательница и фантазерка. Она сочиняет удивительные сказки, да такие, что заслушаешься. Инга говорит, что хотела бы подольше оставаться ребенком. Но поскольку взрослеть все равно придется, девочка думает о будущей профессии. Она собирается стать воспитателем детского дома. «Главное в воспитании детей — уважение», — делится Инга своими педагогическими принципами.

Обо мне:

Елена Леонидовна, воспитатель: «Ингу мы очень любим. Она аккуратная девочка и очень нежная. А когда играет в дочки-матери — такая заботливая и ласковая мама!» Наталья Николаевна, психолог: «У Инги доброе и чуткое сердечко!»

Я люблю:

«Кататься на фигурных коньках и роликах. В свободное время люблю читать. Из еды мне нравятся пельмени, макароны, бананы и яблоки», — признается Инга.

Мои достижения:

Инга прилежна в учебе. В школе получает «четверки» и «пятерки». Любит русский язык и математику. На уроках помогает одноклассникам выполнять сложные задания.

Мои документы:

Родилась в сентябре 2001 года. Возможная форма устройства: усыновление, опека (попечительство), приемная семья.

Денис

Видеопаспорт № 2h9jb

Денис уверен, что с верой в Бога жить на Земле гораздо легче: в сложной ситуации верующий человек не остается один. Возможно, именно такие размышления привели его к созданию небольшой, но удивительной модели. Он придумал эскиз-модель памятника Защитнику Ленинграда и выполнил его из глины.

Обо мне:

Лариса Николаевна, воспитатель: «Денис — очень хороший мальчик — я это безо всякого преувеличения говорю! Если он ставит перед собой какую-либо цель, планомерно будет идти к ее достижению». Раиса Павловна, учитель: «Денис отзывчивый и способный ребенок».

Я люблю:

«Книги по фантастике, спорт (мечтаю стать сноубордистом), люблю делать поделки из глины. Любимая еда — пицца, хурма, бананы и яблоки», — делится Денис.

Мои достижения:

Денис активно работает на уроках. Особые способности у него к математике. Он хорошо рисует и вдохновенно рассказывает стихи. Он очень артистичный и спортивный мальчик. Ему ничего не стоит пройтись на руках или сесть на шпагат.

Мои документы:

Родился в мае 1999 года. Возможная форма устройства: усыновление, опека (попечительство), приемная семья.

Куда обращаться будущим родителям Инги и Дениса:

Управление по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в возрасте от 18 до 23 лет и детей, нуждающихся в помощи государства, Министерства образования Московской области. 117049,

Москва, 1-й Спасоналивковский пер., д. 2;

тел.: 8 (499) 238-04-65; opeka_minmo@mail.ru   

Видеопаспорта этих и других детей можно посмотреть на сайте: www.videopasport.ru

Уже в семье:

Влад, о котором мы писали в декабре 2009 года

Елена Фортуна,

главный редактор журнала для новых родителей «Родные люди», мама троих усыновленных детей

Как говорить с приемным ребенком о кровных родителях?

Как часто говорить с ребенком о кровных родителях зависит от того, насколько часто у ребенка возникают такие вопросы. Главное — отвечать на них нужно всегда. Ведь разговоры на эту тему еще и проверка для родителей: насколько между ними и ребенком сложилось доверие. Бывает, что самому ребенку трудно решиться на подобную беседу. И если он почувствует, что родители внутренне против разговора (против воспоминаний о его прошлом), если ощутит себя отвергнутым, то в дальнейшем он не сможет доверять.

У нас была ситуация, когда у старшего сына умерла его биологическая мать. Мы ему об этом, естественно, сказали. От этого известия он просто отмахнулся. А через какое-то время в его поведении появились изменения: он стал замкнутым, у него начались проблемы в школе. Мы стали гадать, почему так происходит, и после очередного разговора выяснили: Адиль переживает смерть «мамы Марины». Мы удивились, почему же он раньше не сказал, а мальчик признался, что боялся нас обидеть. После того как мы поговорили, напряженность Адиля прошла, а с ней закончились и проблемы в школе.

Некоторые стараются не говорить с детьми о биологических родителях, чтобы защитить их от какой-то негативной информации: понятно, что у кровных отца и матери история, как правило, безрадостная. Мы в разговорах с нашими детьми пытаемся дать им понять, что беда, случившаяся с их кровными родителями, может произойти с любым человеком, потому что люди бывают слабыми, и их нужно жалеть, а не осуждать и презирать. То есть мы их воспитываем в сочувствии к истории жизни их биологических родителей. Мне кажется, что разговоры о прошлом — хороший шанс донести до ребенка какие-то базовые (воспитательные) вещи, без которых очень сложно потом жить. Ведь перед ними пример, который касается их напрямую.

При разговоре не нужно на ребенка вываливать все подробности будней кровной семьи. У маленького человечка уже есть травма — его жизнь до детского учреждения, затем то, что его оставили. Рассказ о прошлой жизни ребенка во всех деталях нанесет ему еще одну травму. И вот эта вторая травма будет полностью на совести приемных родителей.

В детском доме, где раньше жила Даша, нянечка особо не подбирала слова при разговоре с детьми. Даше она говорила, что ее никто никогда не возьмет в семью. И потому сейчас для нашей дочки сочувствие, внимательное слушание и получение адекватной информации, доступной для ее возраста, крайне важны. Даша задает в основном конкретные вопросы: что произошло? Почему? И мы выдаем информацию в том виде, в котором девочка сейчас может усвоить. Даша знает, что кровная мама ее очень любила, но не смогла справиться с обстоятельствами…

Вообще, родителям важно самим внутренне с уважением относиться к людям, которые произвели на свет ребенка. Ведь если бы их не было, то и конкретный ребенок не появился бы в нашей семье. И делать из этого тайну странно и нечестно прежде всего по отношению к ребенку. Ведь у него должно в итоге сложиться целостное представление о своей личности, он должен знать кто он, откуда. И никто не в праве вычеркивать что-то из его личной истории.

Спокойные разговоры с ребенком о прошлом — свидетельство полного его приятия новой семьей. В противном случае получится, что мы сделали вид, будто он нам как родной и мы его любим, но вот какую-то часть его бытия — сознательно забываем. Тем самым мы оставляем ребенка один на один со своим прошлым, не помогаем ему преодолеть боль.

Подобные разговоры нужно вести в спокойной тональности, без лишних эмоций. Мы с мужем очень хотим, чтобы дети у нас выросли с убеждением: усыновление — это не какой-то героический поступок (как пытаются зачастую его сегодня представить), а совершенно обыденное дело, чтобы они не чувствовали какую-то свою «особенность». Ну что такого, что дети появляются в семье по-разному: некоторые рождаются, а некоторых берут из детского дома. Нормальный ход вещей.

И спокойные беседы с детьми по поводу их прошлого помогают им понять и почувствовать это. Мне кажется, что во время этих бесед мы ближе друг к другу, чем в каких-то повседневных разговорах.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.