МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ

Есть ли сегодня альтруисты?

14 июня в 192 странах мира отмечают Всемирный день донора.

Каждый третий житель Земли хоть раз в жизни нуждается в донорской крови. Но несмотря на эту красноречивую статистику и развернувшуюся пропаганду донорства, многих из нас что-то останавливает от этого шага. Донорство — уникальный и важный вид милосердия. У нас это понимают далеко не все: есть немало распространенных заблуждений и необоснованных опасений, «Фома» решил развенчать некоторые из них.

Первое: донорская кровь нужна немногим, поэтому проблем с ней нет

«Мой папа несколько раз становился донором. Но когда с ним случилась беда, ему-то крови и не хватило… Я не раз задумывалась, как помочь людям с похожей бедой. И вот уже третий год подряд хожу и сдаю кровь сама: если тогда не смогла помочь отцу, помогу сейчас хоть кому-нибудь», — читаю я одну из десятков записей в интернет-сообществе доноров.

Кому-то не хватило крови, она появилась невовремя, не подошла группа… Можно, конечно, считать такие вещи случайностью, но у нас в стране, увы, это обычный порядок вещей, жестокая реальность, с которой трудно что-то поделать.

Координатор группы «Доноры — детям» Лидия Симонян признается: время от времени приходится объяснять людям, что спрос на кровь действительно очень острый. Многие не подозревают о существовании такой проблемы, как дефицит донорской крови.

Голословности тут нет. На прошедшем в апреле круглом столе в Общественной палате РФ прозвучали такие цифры: российские клиники обеспечены препаратами крови на 40% от нормы, а препаратами плазмы — всего на 10%.

Консервированная цельная кровь хранится не больше нескольких недель, а ее компоненты (эритроциты, тромбоциты) — значительно меньше. По окончании срока годности они списываются. В столице же списания равны нулю — вся кровь идет в работу. А доноров с каждым годом в России все меньше…

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) за последние десять лет их число в России сократилось с 4 миллионов до 1,8. В результате 2009 году на 1000 «донороспособного» населения было 13,7 доноров (при минимальной норме в 40 доноров), сказала на круглом столе София Малявина, пресс-секретарь министерства здравоохранения и социального развития РФ. Это в среднем по стране, а в Москве — всего 9 процедур сдачи крови на 1000 потенциальных доноров.

Между тем, Москва — город особый, мегаполис. «Сюда на лечение съезжаются люди со всей страны, здесь сосредоточены ведущие специалисты и крупнейшие клиники, — объясняет Лидия Симонян. — Поэтому кровь для столицы закупается дополнительно в регионах. А обмена между больницами нет. В итоге никто не застрахован от сбоев в системе. Скажем, ночью произошла какая-то страшная авария, теракт, в больницу привезли 10 пациентов с первой отрицательной группой, а таких запасов крови просто не оказалось… Особенно часто нехватка случается в период летних отпусков и зимних каникул, когда людям просто не до донорства».

Парадоксально, но всего 30 лет назад крови хватало на всех: количество доноров на 1000 человек достигало нужной отметки 35–40. Чем объяснить сегодняшний резкий и продолжающийся спад? За одно лишь поколение мы так переменились морально — или просто сдаем физически?

«Раньше донорство было престижно и почетно, — рассказывает Анна Егорова, одна из создателей группы «Доноры — детям». — И, вдобавок, доступно: можно было сдавать ее на выездных станциях. Кстати, тогда и доноров нужно было меньше: медицина еще не достигла таких высот, как сейчас. Например, при раковых заболеваниях человек умирал раньше, и для поддержания его жизни крови требовалось не столько, сколько требуется для его спасения сегодня».

Много ли людей сейчас умирает от нехватки крови? Сотрудники группы затрудняются с ответом: этой статистики просто-напросто нет. Любая больница старается скрыть такие случаи. «Нам известно минимум два случая гибели детей из-за нехватки крови при кровотечениях, и оба — не в Москве, — говорят в группе «Доноры — детям». — Это не статистические данные, о них нам сообщили родители. Смерти, напрямую связанные с нехваткой крови, бывают нечасто, а вот косвенная связь есть определенно: например, довольно часто из-за отсутствия нужной крови врачам приходится задерживать операции по удалению раковых опухолей, что, конечно, способствует ухудшению состояния больных».

Бывает, кровь есть, а время… «неправильное». Служба переливания не является экстренной. Круглосуточно в ней работает только экспедиция — медперсонал, который выдает кровь. А если необходимой группы в хранилище не нашлось, даже родственники и друзья оказываются бессильны помочь: сесть в кресло для переливания они смогут только утром, когда откроется регистратура…

Травмы, ранения, ожоги, онкология, хирургические операции, в том числе протезирование суставов и кардиохирургия, нередко роды, гемолитическая болезнь новорожденных, гемофилия — вот неполный список случаев, при которых человеку может понадобиться переливание крови.

Однако, как показывает практика, из гражданской солидарности наш человек обычно сдает кровь только при терактах, стихийных бедствиях и т. д. — в «мирное» время солидарность спит.

! 14 июня — Всемирный день донора крови. Первое в мировой истории внутривенное переливание крови проделал в 1667 году французский врач Ж. Денни, перелив обескровленному юноше кровь ягненка, после чего тот выздоровел. Человек впервые стал донором в 1819 году в Англии, благодаря акушеру Дж. Бланделлу.

А 1832 году впервые в России молодой акушер Андрей Мартынович Вольф решился перелить кровь женщине, умиравшей после маточного кровотечения при тяжелых родах. Это спасло ее жизнь.

Второе: сдать кровь — легкое и приятное занятие

Есть пункты сдачи крови с отзывчивым персоналом, налаженной работой и новейшим оборудованием — их в последнее время действительно все больше. Но есть и пережитки «совка».

Маленькое помещение, которое помнит ремонт еще брежневских времен. У стен стоят лавки, на стенах — плакаты и листовки. Пункт сдачи крови открывается только через полчаса, а здесь сидят уже не меньше десятка человек. Наконец из-за угла появляется кто-то из персонала больницы. Звенят ключи в замочной скважине. Прием доноров открыт! На всех — одно окно регистратуры, где неторопливая женщина-врач наполовину вручную, наполовину на компьютере записывает паспортные данные и выдает необходимые бумаги. Следующая дверь — терапевт, тоже единственный, зато весьма любезный пожилой дядечка. Но до него еще два с половиной часа очереди: многие занимают ее не для себя, а для двух-трех, а то и пяти-шести доноров — те подойдут значительно позже. В результате невзрачная на первый взгляд очередь увеличивается до устрашающих размеров.

Вот в такой-то очереди и приходит конец мыслям о том, что все просто, как в агитационном видеоролике «Сдай кровь — стань героем». И все настойчивей думается о платном донорстве: если мое государство так наплевательски относится к сдаче крови, пусть платит за мое время и нервы! И хорошо, если эти мытарства закончатся удачно, а если терапевт не допустит (список противопоказаний, временных и постоянных, позволяет сдавать кровь всего лишь пятнадцати процентам людей) — то уставший, голодный, не выспавшийся и опоздавший на работу человек, возможно, на месяцы забудет о своем благородном порыве. Неудобный график работы пункта — по будням с раннего утра, за редким исключением (например, на станции переливания на улице Поликарпова в Москве или такой же станции в Красноярске есть рабочие субботы); бюрократическая волокита (активный донор должен приносить из поликлиники полдюжины справок каждый год) — это все, конечно, непростое испытание для новичка.

«То, что у нас вопреки всему сдают кровь, это чудо!» — считают в донорской группе. Люди идут на кроводачу, и идут бесплатно! По мнению сотрудников Центра крови, все-таки большая часть доноров в России — безвозмездные (хотя, конечно, здесь следует учитывать родственников больных). Светлый образ безвозмездного донорства — вовсе не плод фантазии копирайтеров.

Вывеска одного из пунктов приема крови в Москве: «Дорогие доноры! Приходите к нам, мы вам очень рады! Сдача цельной крови — столько-то рублей, плазмы — столько-то, тромбоцитов — столько-то». А люди равнодушно проходят мимо зазывного плаката, терпеливо ждут в очереди, сдают анализы и садятся в донорское кресло совершенно безвозмездно. «Некоторые искренне обижаются, когда им выписывают положенные после кроводачи несколько сотен рублей — на обед, — рассказывает Лидия Симонян. — Это сумма, определенная законом для безвозмездных доноров, а они брать не хотят! Приходится уговаривать — иначе ведомость останется незаполненной»…

Возмущение тех, кто столкнулся с несовершенством донорской системы в России, справедливо. Но оно не прибавит ни дня жизни тем, для кого, в конечном счете, эта система и работает. Сталкиваясь с недостатком крови, пациенты и их родственники идут на риск: покупают кровь у перекупщиков и получают проблемы. Далеко не всегда надежные в медицинском отношении люди сдают эту «любую кровь» за деньги. Платное донорство способствует ухудшению качества донорской крови — это подтвержденный исследованиями факт.

! Чаще всего (раз в две недели) можно сдавать плазму — это жидкая часть крови — и тромбоциты, клетки крови, отвечающие за остановку кровотечения. Важно знать, что при сдаче плазмы разово приходящие доноры-новички ничем не помогут, так как плазма обязательно проходит карантин, и для начала надо сдать кровь хотя бы на анализ. Для того, чтобы Ваша плазма спасла чью-то жизнь, необходимо явиться в пункт переливания крови повторно  через полгода. Процедура плазмафереза длится 45 минут.

! Люди с первой группой крови — универсальные доноры. Их кровь можно переливать всем. Обладатели четвертой группы, напротив, универсальные реципиенты — им подойдет любая кровь.

! За одну кроводачу донор может спасти трех человек: если реципиенту не нужна цельная кровь, на станции переливания ее разделяют на компоненты — эритроциты, плазму и тромбоциты, которые попадут трем разных людям. Процесс забора цельной крови длится 10—15 минут.

Мужчины могут сдавать цельную кровь максимум 5 раз в год, женщины — 4 раза.



Третье: донорство — не альтруизм

«Лет пять назад при словах о сдаче крови я бы попросил вас приберечь рассказы о помощи для кого-нибудь другого. Но люди меняются….» — пишет в интернет-сообществе молодой человек из Астрахани. Действительно, мысль о массовом альтруизме кажется сомнительной. И совсем неправдоподобно, чтобы на голом альтруизме оказалась построена целая система медицинского обеспечения…

Екатерина Парфеньева, выпускница социологического факультета ГУ-ВШЭ 2009 года, защитила диплом, посвященный проблеме донорской мотивации. Большинство опрошенных ею доноров в качестве мотивации назвали «простое желание помочь анонимному ближнему». Социологи подтверждают, что альтруизм в нашей стране пока не уступает материальной выгоде (например, в ходе исследования ВЦИОМа 2008 года 23% опрошенных главным мотивом назвали желание помочь и лишь 9% сказали, что сдавали кровь за деньги). Для многих сама мысль извлекать прибыль из сдачи крови звучит дико. «Ну как это — сдавать свою кровь за деньги? — недоумевает один из доноров. — Я что, сам ее «заработал» или «произвел»? Она мне Богом дана даром. Разве можно подарок пойти и продать? Это кощунство какое-то, мне кажется. Конечно, бывают крайние случаи, нужда, но лично я не голодаю».

Собственно, кто он — безвозмездный донор? «Лицо с обложки», сияющий здоровьем юноша, не обремененный семьей волонтер из детской больницы?

«Я живу рядом с оптовым рынком, — рассказывает Лидия Симонян, — и как-то разговорилась с продавщицей рыбы. Женщина была простая и разговорчивая, конечно, не из Москвы. В беседе я упомянула, что работаю в РДКБ, с донорами. А она мне в ответ: “Третья отрицательная. Я всю жизнь кровь сдавала” Я ей: “Вик, у нас безвозмездно…” — “А как это можно вообще — за деньги кровь сдавать?”»

Вот вам и портрет типичного донора. Типичным, наверное, здесь является только основной мотив — желание по мере сил помочь. Бывает, правда, и по-другому: «Я уже 20 лет Почетный донор России. Начал сдавать, потому что нужны были отгулы для путешествий, вот и весь мотив. Конечно, альтруистическое начало присутствует, но в разумных пределах. Это жизнь».

В 2005 году в России восстановили привилегии Почетного донора (им становится сдавший бесплатно 40 раз кровь и 60 раз плазму): право на дополнительный отпуск, ежегодную выплату пособий, в Москве — еще и право на бесплатный проезд в транспорте. И даже простому донору полагается два дня легального отгула за одну кроводачу! Но положенными отпусками и отгулами пользуются немногие (нередко работодатель просто отказывается их предоставлять), а кто-то вообще предпочитает не рассказывать, что сдает кровь.

Как бы там ни было, изучая форумы, статистику, опросы, понимаешь, что, говоря о своей мотивации, люди все-таки вспоминают не об отпусках и путешествиях и не о потребности в одобрении. «Полтора года назад я родила ребенка, роды были сложными, потеряла два литра крови. Спасла донорская кровь. Чувство безмерной благодарности не покидает и по сей день. Спасибо донорам! Неважно, по каким мотивам вы идете сдавать кровь. Главное, что, отдав частичку себя, вы не даете остановиться чьему-то сердцу».

Четвертое: сдавать кровь — опасно для здоровья

Пожалуй, самый безобидный, но особенно устрашающий для девушек и женщин довод «против» донорства — это опасность располнеть. Существует мнение, что доноры прибавляют в весе быстрее прочих людей.

«Это очередной миф, — утверждает Анна Егорова. — Никаких научных данных о полноте как следствии сдачи крови нет. Возможно, причиной такой связи является то, что в среднем возрасте, когда большинство людей начинает полнеть, обычный донор уже набирает достаточно количество кроводач. И хотя эти явления параллельны, они все-таки не связаны друг с другом».

Согласно исследованию Екатерины Перфильевой, зачастую близкие донора относятся к выбранному им «занятию» отрицательно, переживая за его здоровье. Однако многие забывают, например, что в Средние века именно кровопускание считалось одним из универсальных методов лечения. Современной наукой доказано, что доноры реже подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям, простудам и раку. Они легче восстанавливаются после кровопотерь, скажем, в авариях — следовательно, у них больше шансов выжить. Кроводача способствует обновлению клеток организма, помогая лучше переносить нагрузки, улучшает эмоциональное состояние человека. Один студент-донор признается, что сдача крови помогает ему справиться с унынием. Возможно, это не самый лучший метод, однако куда привлекательней сигареты, бутылки или «дозы».

Кстати, о дозах. Еще одно опасение связано с распространенным мнением о том, что донорство — это зависимость: человек привыкает к эмоциональному подъему после кроводачи и снова приходит на станцию переливания, чтобы еще раз его испытать. Может быть, донорство сравнимо с зависимостью от утренних пробежек или с любовью к домашним животным? Ведь и то и другое подстегивает выброс в кровь гормона радости — эндорфина. Анна Егорова уверена, что зависимость от донорства — очередной миф, не подтвержденный научными исследованиями: если при сдаче крови и вырабатывается эндорфин, то не от самой процедуры, а от удовольствия после совершения хорошего дела.

Более серьезные опасения связаны с риском заражения во время процедуры забора крови. Впрочем, это актуально в отношении реципиента, но не донора. Инструменты для забора крови при всем желании невозможно использовать дважды — так они устроены.

Вообще тот, для кого сдается кровь, всегда рискует больше: при халатности доноров или врачей реципиент может отделаться аллергической реакцией, а может слечь с серьезным осложнением. Несмотря на то, что кровь проверяется и отбраковывается, какие-то вирусы могут просто не проявлять себя на определенных стадиях.

Тем не менее, потенциальные доноры продолжают бояться только за себя. В каком случае сдача крови все-таки может нанести донору вред?

«Донорство может быть вредным, если не соблюдать правил безопасности — они, кстати, указаны на нашем сайте, — говорит Анна Егорова. — Скрывать такие противопоказания, как малый вес и гипотония, не стоит. Вред, наносимый донору при сокрытии противопоказаний, индивидуален. Здесь нет четких критериев. Кто-то и при давлении 90 на 60 спокойно сдаст кровь, а кто-то и при нормальном давлении падает в обморок». По словам Анны, список противопоказаний в России частично устарел: например, отвод от донорства при плохом зрении, по ее мнению (Анна учится в американском медвузе), не имеет под собой научной основы.

Кстати, об обмороках. Любопытно, что мужчины теряют сознание чаще, чем женщины. Скорее всего, это связано с тем, что женский организм физиологически более подготовлен к потере крови. Если придерживаться рекомендаций врачей по питанию накануне и после кроводачи, высыпаться, посидеть 10–15 минут после процедуры, то обморока не случится. Что касается восстановления сданных компонентов крови, то оно происходит в сроки от двух недель до месяца. Сама процедура абсолютно безопасна и часто осуществляется на передвижных станциях: если в организации набирается определенное количество потенциальных доноров, можно через донорскую службу вызвать автобус — передвижной пункт переливания — прямо к офису.

Все преграды преодолимы, было бы желание. И это не обязательно должно быть стремление «стать героем» или «спасти кого-то ценой своей крови» — слишком уж по-голливудски звучит, — пусть это будет желание отдать скромную лепту своего здоровья тому, кто оказался с тобой «одной крови».

! При сдаче тромбоцитов для страдающих онкологией и гемофилией донор за раз отдает количество клеток, которое можно получить из 3–4 доз цельной крови. Тромбоферез — выделение тромбоцитов из крови и возвращение этой крови обратно в организм донора — длится около двух часов. Требований к здоровью здесь меньше, чем при сдаче цельной крови, но тромбоцитов в больницах часто не хватает из-за длительности процедуры.

! Сложнее всего сдавать гранулоциты — это разновидность лейкоцитов, клеток, борющихся с болезнетворными бактериями. Они хранятся 24 часа, поэтому обычно их сдают при крайней необходимости — для онкологических больных с сильно ослабленным после химиотерапии иммунитетом. Донора заранее готовят: накануне ему делают укол для повышенной выработки гранулоцитов, чтобы после сдачи не был ослабен его собственный иммунитет.

Ресурсы по донорству:

www.donors.ru — группа «Доноры — детям».

www.yadonor.ru — сайт государственной программы развития добровольного донорства.

www.donorstvo.ru — движение добровольных доноров «Река жизни», Нижний Новгород.

www.7lepestok.ru — волонтерская группа детского отделения Московского областного онкологического диспансера.

Фото Светланы Никитиной предоставлены фондом «Подари жизнь»

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.