Мужчина и женщина: кто в доме хозяйка

Те, кого сегодня называют «бизнес-леди», стали заниматься бизнесом поневоле. В трудные 1990-е именно женщины — хранительницы очага — встали и пошли работать. Они оставили свои профессии учителей и врачей, взяли большие клетчатые сумки и поехали в Турцию и Китай за товарами, которыми потом торговали у «Детского мира». Именно из этих женщин постепенно выкристаллизовались многие бизнес-леди. О проблемах современных деловых женщин расскажет наша сегодняшняя собеседница — Татьяна Гвилава, президент ассоциации «Женщины бизнеса». 

Лидер поневоле?

Из чего для Вас складывается понятие «бизнес-леди»?

Под словом «бизнес» многие сразу понимают красивую жизнь. В кинематографе за бизнес-леди выдают один и тот же тип женщин: строгий костюм, белая рубашка, жесткий характер, деловая хватка — словом, этакий монстрик. А порой — и монстр. Всех поставит на место и задвинет, как ящик стола.

А на самом деле?

На самом деле женщины бизнеса разные. Многие из них — это люди, которые являются лидерами в жизни, которым хватило смелости решиться изменить свою жизнь и нести за нее ответственность. Они не обязательно выглядят так, как гласят стереотипы, но они готовы очень много работать, создавать новые рабочие места, реализовывать свои идеи и проекты и помогать другим в этой непростой деятельности.

В нашей стране эта прослойка — женщины, которые занимаются бизнесом — появилась не от хорошей жизни. Эти женщины стали лидерами поневоле. Иногда нужда или безысходность становятся двигателем прогресса. В трудные 1990-е именно женщины — хранительницы очага — встали и пошли работать. Они оставили свои профессии учителей и врачей, взяли большие клетчатые сумки и поехали в Турцию и Китай за товарами, которыми потом торговали у «Детского мира». Именно из этих женщин постепенно выкристаллизовались многие бизнес-леди. Те, кто начинал в 90-е, сегодня — уважаемые, сформировавшиеся руководители.

Для многих женщин-лидеров компания — это вторая семья, о благополучии которой они никогда не перестают думать. В их компаниях нет стены между работодателем и работником, потому что это разделение психологически вредно. Они единое целое, к сотрудникам они относятся с материнской любовью. Они понимают, что созданное ими детище поддерживают те, кто у них в компании работает.

Если в кинематографе и СМИ образ превратный, то какой он на самом деле? Вы знаете бизнес-леди, которая при этом оставалась бы хранительницей семейного очага?

Конечно. Но для начала необходимо четко разделить средства массовой информации и кинематограф. На телевидении, в других СМИ работает очень много талантливых журналисток, которые прекрасно понимают женщин и объективно рассказывают о тех проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Поэтому я не вижу, чтобы образ российской женщины в СМИ был превратным. Практически все бизнес-леди, которых я знаю, вполне успешны и в семейной жизни, и в своей деятельности. Примером может послужить одна из наиболее активных членов нашей организации — генеральный директор шоколадной фабрики. У нее около тысячи сотрудников, из них больше девятисот — женщины. Они производят шоколад ручной работы. Она мягкая и мудрая женщина. И у нее трое сыновей. То есть она создала одну из ведущих фабрик в своей сфере, при этом оставаясь потрясающей женщиной, любящей женой и прекрасной матерью.

Если бизнес так легко сочетается с семьей, то, может, и проблемы никакой нет в том, что женщины занимаются бизнесом? Зачем тогда поднимать это как особую тему?

Разве вопрос нужно активно обсуждать только тогда, когда он перерастает в проблему? Проблемы у девочек все равно есть. Их не берут на работу. Они же рано или поздно соберутся рожать ребенка, и работодателю это неинтересно. И вот девочка училась в вузе, получила красный диплом — и сначала она ходит-ходит по собеседованиям, пробует разные варианты, но нигде ей не рады. И она находит выход: создать собственное дело. Поэтому

количество компаний, возглавляемых женщинами, в нашей стране растет на 17 % каждый год.

И тут им помогает наша ассоциация. Мы делимся опытом. Предостерегаем от ошибок. Развиваем в них лидерские качества.

Делиться опытом — это важно. Недавно в рамках саммита АТЭС я побывала в Японии. Там устроили встречу, куда пригласили бизнес-леди из разных стран. Во встрече участвовали деловые женщины из Малайзии, Японии, Индонезии. Россию выпала честь представлять мне. Женщина из Японии рассказывала, как несчастливая любовь заставила ее с головой погрузиться в работу, — она устроилась в одну крупную корпорацию. А у японцев, надо сказать, очень медленно происходит рост по службе, нужно иногда десять лет работать, чтобы перейти на следующую ступень. Коллеги-мужчины ее по-своему прессовали. Чтобы заявлять о себе как о яркой личности, она специально очень ярко одевалась. В состоянии постоянного психологического прессинга у нее случались срывы, она даже начинала задыхаться. Чтобы снять стресс, она бегала по лестнице с первого на двенадцатый этаж. Сейчас она один из топ-менеджеров. Своя история была у индонезийки. Она пришла к озеру, чтобы покончить жизнь самоубийством, но в последний момент решила, что даст себе еще немного времени и попытается начать новую жизнь. Сейчас она глава крупнейшего телеканала, звезда телевидения. Нас всех спросили, жалеем ли мы о чем-нибудь. Я ответила, что да, жалею, что из-за работы уделяла мало внимания своим детям. И все женщины сказали то же самое. Бизнес требует делать многое вопреки своим желаниям, однако в конечном итоге жизнь все расставляет по своим местам, и у многих женщин, которые по тем или иным причинам вынуждены оставить бизнес ради того, чтобы больше времени уделять семье и детям, в конце концов, всё получается — и с карьерой, и с семьей, и с детьми.

Но ведь если человек на самом деле чего-то сильно хочет, он это и делает. Если не смогли уделить достаточно внимания детям, может, не такое уж сильное желание было?

Бизнес — это снежный ком. Работодатель берет на себя социальную ответственность за людей, которые у него работают. А дети — это личное. Личным приходится жертвовать ради общественного. Но нет худа без добра, у меня выросли двое замечательных детей — и выросли они самостоятельными людьми. Дочка, например, закончила с золотой медалью школу, а потом МГИМО. Сын учится в Российской академии госслужбы. Они ценят то, что я делаю, и в чем-то, наверное, мамой гордятся. Да, мамы часто жертвуют собой и своей судьбой, чтобы ребенок вырос личностью, но потом оказывается, что вырос он совсем не той личностью, какой мама хотела. В какой-то момент маминого участия становится слишком много, и она обижается, что ребенок не благодарен ей. И в 50 лет приходится начинать новую жизнь. Однажды на радио меня попросили прокомментировать мнение о том, что все бизнес-леди несчастны в личной жизни. В ответ я спросила: вы видели хоть одну абсолютно счастливую домохозяйку?

Абсолютно счастливых не видел — но несчастливы они были не оттого, что не могли заниматься бизнесом…

Есть грань, которую нельзя переходить. Я люблю приводить метафору о канатоходце: нужно находить баланс — и детишкам время уделить, и поработать. И дети тогда каждую минуту, проведенную с тобой, больше ценят. Хотя я, конечно же, знаю женщин, которые самореализовались именно в семье, в рождении детей — и им так комфортно. Слава Богу, они находятся за мужем как за каменной стеной, он работает и позволяет супруге заниматься домом.

Жизнь у всех может складываться по-разному, женщине приходится успевать везде — и на работе, и в семье, и с детьми, и ужин приготовить, и помочь детям уроки сделать, а что касается бизнеса, то это зачастую — настоящий снежный ком. Именно лидерам приходится жертвовать многим, и именно лидеры прилагают самые большие усилия для того, чтобы их работа не мешала семейному счастью.

На десять девчонок — девять ребят

Я, как и Ваша дочь, учился в МГИМО, и нам вкладывали в голову, что нас с нашими дипломами ждут распрекрасные престижные должности и вообще — с руками и ногами оторвут. И девушки-выпускницы выходят из вуза заточенными в первую очередь на карьеру, а не на семью. А на этом фоне мы повсюду слышим, что в России институт семьи в глубоком кризисе… 

Мы провели опрос членов нашей ассоциации: сколько женщин в их компаниях работает и каково их семейное положение? Например, в одной из компаний, возглавляемых женщиной из нашей организации, из 300 работающих женщин — 275 матерей-одиночек! Они, может, и рады бы дома с ребенком сидеть — но не могут себе позволить.

От государства они получают в месяц 80 рублей… В вузе им до этого говорили: «Вы станете лидерами!» — а потом они выходят на рынок труда и не могут найти работу.

А может, если бы вместо «вы станете лидерами», с самого начала говорили «вы станете матерями» — то и семьи не разваливались бы, и матерей-одиночек потом было бы меньше? 

По официальной статистике в нашей стране 36 % мужчин и 64 % женщин — то есть все девушки замужем быть точно не могут, чудес не бывает. Другой вопрос, что, если бы с самого начала девушкам говорили «вы будете матерями» — это, конечно же, здорово! Научиться воспринимать девушку как будущую мать — это важно. Как и вообще всемерно поддерживать институт семьи и семейные ценности — большая государственная задача. Неслучайно во всех крупнейших экономиках мира созданы целые министерства и ведомства не просто по делам женщин, но по делам женщин и семьи. Женщин поддерживают. В России такого министерства нет. Потому необходимо продолжать работу, показывать, в каких областях женщинам так необходимы поддежка и понимание, в том числе со стороны государства, и стараться изо всех сил помочь там, где это необходимо.

Пример такой страны — Норвегия. Там женщине не приходится выбирать между карьерой и семьей, потому что система соцподдержки везде «прикроет». В госкомпаниях — квоты для приема женщин на работу. В любом правительстве 40% министерских портфелей — женские. А еще предлагается законодательно уравнять зарплаты по традиционно мужским (нефтяник) и традиционно женским (няня) специальностям, потому что норвежцы переживают, что женщины все равно меньше получают… 

Такая же ситуация в России. Взять на работу девочку стоит на 30% дешевле. Это при том, что девочка за меньшие деньги готова работать с утра до вечера, в отличие от мальчика. Поэтому, кстати, на рынке труда особенно хорошо котируются разведенные женщины — они всю освободившуюся энергию направляют в работу. И при этом меньше получают. Поэтому женщин нужно всецело поддерживать. Повторюсь, во всех серьезных мировых экономиках так делают. Только почему-то не в России.

Да, но вот в той же Норвегии не учли один побочный эффект. В Норвегии сегодня самый высокий процент мужчин-домохозяек. И дети, по исследованиям социологов, затрудняются ответить, кто у них глава семьи — папа или мама. 

Не понимаю, что там такого у ребенка в голове сильно поменяется, когда он поймет, что папа дома варит кофе? Ну и что?

А понятия «социальная роль мужчины» и «социальная роль женщины» для Вас существуют?

Существуют, конечно же! Мужчина — глава семьи. Это правильно. И то, что женщина — хранительница очага, тоже правильно. В реальности женщина — слабый пол, намного слабее мужчин. Другое дело, что жизнь может повернуться по-разному. Бывает, что женщина вынуждена работать. Но если она просто хочет самореализоваться и у нее есть на это силы и время — пусть идет, я ничего плохого в этом тоже не вижу. Но, разумеется, семья должна быть полноценной, хоть мне и не нравится здесь слово «должна». Счастье, если дети растут в такой семье. Просто любая, даже самая благополучная, семья — это большое терпение. По отношению к близкому, по отношению к жизни, по отношению ко многим другим вещам. И если вдруг в семейной жизни складывается что-то не так, есть место, где проблемы легче решить, — храм. Туда можно прийти за советом и утешением. Когда вдруг осознаешь, что несешь свой крест, что у тебя здесь и сейчас есть свое предназначение — жизнь начинает течь совершенно по-другому. Становится легче.

Самостоятельная?

Банальный вопрос, но все-таки: Вам, успешной бизнес-леди, никогда не хотелось почувствовать себя слабой и беззащитной?

Я такой себя и чувствую. Я часто к мужчинам обращаюсь за помощью, прихожу и прошу подсказки. Мне в жизни повезло: у меня два замечательных учителя. Пять лет работала советником у Евгения Максимовича Примакова — это личность, которая в представлении не нуждается. Последние десять лет работаю с Владимиром Петровичем Евтушенковым. Фактически у него работают около 300 000 человек, большая часть из них — единственные кормильцы в семье. Он блестящий организатор и очень мудрый руководитель.

По возможности, к таким людям я иду за советом. Я не страдаю комплексом типа «я сама и только сама», слава Богу. Я часто прошу помощи. У меня есть замечательные друзья, которые достигли серьезных высот — и они помогают. Без их поддержки ни наша организация, ни я лично не справились бы. Не думайте, что мы, женщины бизнеса, абссолютно самодостаточные. Мы очень нуждаемся в поддержке мужчин. Да, мы стремимся быть максимально самостоятельными — потому что мы слабые. С мужчинами-лидерами мы не сравнимся. Я знаю слишком много сильных мужчин, и достичь того, чего достигли они, женщине не под силу. Но, к сожалению, мы вынуждены признать, что в России до сих пор женщина остается на вторых ролях — и в государстве, и на работе, и в семье.

СПРАВКА: Татьяна Александровна Гвилава

Президент Общероссийской общественной организации «Женщины бизнеса», директор Российско-арабского делового совета, глава Международного агентства по привлечению инвестиций и директор по развитию внешних связей АФК «Система». Мама двоих детей.

Фото Владимира Ештокина. 

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.