МНОГОТОЧИЕ ВМЕСТО ЗАКОНА БОЖЬЕГО?

Имеет ли оскудение языка нравственные последствия и может ли современная церковная языковая среда повлиять на этот процесс?

В формировании русского литературного языка огромную – если не главенствующую – роль сыграла церковнославянская письменность. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Слово здесь надо понимать широко: как общение, как диалог, как связь с высшей духовностью. И конечно, современная речь оскудевает именно потому, что люди не обращаются к духовному слову. Цивилизация видеоряда отодвигает слово в сторону. И нравственные последствия оскудения языка и речи уже проявляются в поведении. Мне (наверное, не только мне) крайне странно смотреть современные телепередачи, где, казалось бы, гости должны разговаривать: «К барьеру» Владимира Соловьева или «Апокриф» Виктора Ерофеева, и др. Люди там просто не слушают друг друга! Они перебивают, начинают кричать, отворачиваются. Они разучились слушать, слышать и понимать друг друга. А ведь в библейском тексте эта проблема четко указана: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите (Мф 13:14). Нет внимания к слову – и вежливость, стремление уступить, отблагодарить куда-то уходят. Не стал бы говорить, что все это потеряно, но то, что это теряется – очевидно.

Из бытовой речи уже много лет никуда не исчезает вроде бы извинительное, но все-таки словечко-паразит «как бы». Мы в Литературном институте давали студентам бесплатные контрамарки в театр. И вот приходит студентка в ректорат и говорит: «Мне как бы билет в театр». Я спрашиваю: «Так Вам как бы билет или билет?». Она мой вопрос даже не поняла! Но в языке нет ничего случайного. Это «как бы» – один из знаков того, что человек не задумывается над словом. Но человек, с извинительной интонацией говоря «как бы», просто отказывается такую духовность в себе сохранить. А ведь нравственность эта видна прежде всего в духовных текстах. Почему? Мы снова возвращаемся к тому же: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Ин 1:1).

Устный и письменный текст – это то главное, что может дать церковная среда современному обществу и современной нравственности. Послушайте воскресные телевизионные проповеди митрополита Кирилла. Даже у меня – у филолога! – создается впечатление, что он говорит на каком-то непривычном языке. И на языке прекрасном! Однако этот язык, кажется, совсем не состыкуется с действительностью. И все же стоит вслушаться – и становится очевидно: каждое слово несет в себе нравственность и духовность.

И приобщать человека к культуре нужно с малых лет. У меня есть глубокое убеждение: церковные тексты должны входить в школьное образование – в начальных и даже в средних классах. Это необходимо! Давайте вспомним: раньше изучение грамоты проходило на текстах псалмов. И неслучайно: эти тексты – по сути своей нравственны. И через них законы нравственности входили в сознание людей. Академик Федор Буслаев в свое время сказал: «После закона Божьего нет ни одного гимназического предмета, в котором так тесно и гармонично совокуплялось бы преподавание с воспитанием, как в обучении отечественному языку. Ибо родной язык есть неистощимая сокровищница всего духовного бытия человека». Кстати, при советской власти это была очень популярная цитата, только вместо слов «после закона Божьего» ставили многоточие.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.