МИМО ЦЕРКОВНОГО ДВОРА

Здравствуйте, уважаемые редакторы "Фомы". Хотел бы воспользоваться Вашим изданием, чтобы задать вопрос какому-нибудь неглупому православному проповеднику. Надеюсь, Вы передадите, а может быть, ответите через журнал. Зачем верующему человеку ходить в церковь? Вопрос может показаться простым и даже глупым, но лишь с первого взгляда.

Поясню. Я верующий, крещен в младенчестве. В нашей семье глубоко церковным человеком была бабушка -женщина умная, властная, "из бывших". В советское время не боялась ни сама в храм ходить, ни нас троих внуков, с собою водить. В детстве и отрочестве на все двунадесятые праздники мы обязательно были на службе, причащались. Всевозможные проблемы с родителями (отец — член КПСС), со школой бабушка решала быстро и легко. Но самая-то большая проблема оказалась внутри Церкви.

Хорошо помню, как священники старались покороче отслужить, побыстрее отпустить грехи, ругались на толкающихся причастников. Хор, со стороны которого в перерывах между песнопениями доносились то смешки, то перебранка, к службе не относящаяся. Остался в памяти и неприступный "батюшка", направляющийся после Литургии к своей машине, при этом одной рукой засовывающий в карман деньги от какой-то женщины в трауре, в другой руке была дымящаяся сигарета.

Зачем я все это рассказываю? А чтобы стала понятна моя позиция. Эти "неприятности" не сделали меня атеистом. Хорошо понимаю я и необходимость для христианина регулярной исповеди, причастия, а это возможно только в Церкви. Не собираюсь я также обсуждать недостойное поведение служащих в храме. Просто этот негативный опыт дает мне основания относиться к Церкви, как к учреждению, а к священникам -как к ее работникам, призванным "удовлетворять мои регулярные потребности". Сказано грубо, но суть именно в этом. Не имеет ничего общего с работой этого учреждения мое личное общение с Богом., моя молитва к Нему.

Мой путь ко Творцу лежит мимо церковного двора с чванливыми священниками-мздоимцами и верующими, подобострастно на них глядящими, а ближнему оставляющими лишь тычки да брань. Вы скажете, что многое сейчас изменилось. Да, в ближайшем храме теперь настоятель пересел с "Жигулей" на иномарку. И гонорары частенько получает в долларах. Вы возразите, что есть немало замечательных батюшек, организовавших столь же замечательные приходы. Но нужно ли мне, уже пожилому человеку, насильно вписываться в чужую приходскую жизнь. Может, останемся "при своих". Или "вне церкви нет спасения", и ждет меня "геенна огненная"?

С уважением,

Анатолий Владимирович Н., г. Москва.

На письмо нашего корреспондента отвечает Епископ Бронницкий ТИХОН, председатель Издательского Совета Московской Патриархии:

Я до сих пор не могу привыкнуть, что многие люди не хотят смириться с тем, что священник имеет право, как и обычный человек, пользоваться без зазрения совести машиной, квартирой и другими благами цивилизации — почему-то они хотят, чтобы священники ходили в шкурах, обязательно пешком. И некоторые, в том числе и автор письма, считают, что священники живут гораздо лучше других. Но возникает вопрос, почему же столь уверенные в этом люди не отдают своих детей в семинарии, чтобы им тоже хорошо и сладко жилось? Потому, что они знают, что абсолютное большинство священников живет отнюдь не припеваючи. И нагрузка, моральная и нравственная, которую несет каждый священник, конечно, не может сравниться ни с каким материальным благополучием. Мы зачастую забываем о жутких условиях, в которых совершали свое служение священники при советской власти, когда налог на зарплату священника составлял 45 процентов, и каждый шаг, каждое слово пастыря контролировалось властями. Это не учитывалось и об этом говорить не любят.

Если у храма есть деньги, почему священник не может купить машину, приобрести какую-то технику? Главное, чтобы это послужило доброму делу. Если батюшка на автомобиле ездит отдыхать — это одно, а если для того, чтобы успеть как можно большему числу прихожан принести утешение духовное, — это другое. Часто бывает, что на приходе служит только один священник, и ему надо и в дом престарелых попасть, и в больницу приехать, и к ребятишкам в интернат, к солдатам в воинскую часть. Иногда и машина эта не принадлежит ему — ее покупает приход. Верующие не ждут от священника такого подвига, чтобы он ходил в дырявых сапогах и только по грунтовой дороге. А что делать в Сибири, где, например, Новосибирская область больше, чем иное государство? Что там можно сделать, если не использовать какой-то транспорт?

Конечно, бывают разные ситуации, и нельзя оправдывать тех священнослужителей, которые вместо того, чтобы быть духовно-нравственным примером для своих прихожан, являются для них соблазном. Но нельзя из исключений делать общие выводы — исключения только подчеркивают трудность пути к святости. Господь пришел спасти всех — и епископов, и священников, и мирян. Он сказал, что не здоровые нуждаются во враче, но больные. А Церковь и есть врачебница, куда собираются люди, чувствующие свое несовершенство, для того, чтобы исправляться.

Мы не можем исправить Евангелие по своему вкусу — Бог сказал, создавая Церковь как сообщество верующих: "Где двое или трое соберутся во имя Мое, там Я посреди них". Значит, если человек один дома молится, еще Господь не присутствует, а если молится в Церкви, в обществе единодушных людей, там уже Господь присутствует Сам. Есть и другие слова Спасителя, сказанные людям, осудившим блудницу: "Кто из вас сам без греха, пусть первый бросит в нее камень". И все мы знаем, что эта блудница стала святой, равноапостольной, и мы прикладываемся к иконам, на которых она изображена. Быть может, до Христа она жила жизнью, достойной презрения, но Бог видел, что она может исправиться. А кто ее уличал? Это люди, которые не признавали себя грешниками.

40 № 1 (7) 1999
рубрика: Архив » 1999 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/40.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.