МЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА: ЧТО ДУМАЮТ СТУДЕНТЫ

Сегодня, когда со страниц газет и с телеэкранов не сходят обсуждения таких тем, как клонирование, эвтаназия, правомочность абортов, проблемы медицинской этики становятся как никогда актуальными. Современные медицинские технологии способны продлить человеку жизнь, но также в состоянии быстро и безболезненно прервать ее… Голландцы легализуют эвтаназию, позволяя проводить ее не только в случаях невыносимой физической боли, но и по причине душевного растройства, нравственных мук… Что это: развитие гуманизма или шаг к расчеловечиванию?

Журналисты проводят бурные теледиспуты, философы рассуждают о смене мировоззренческих устоев, социологи приводят различные факты и делают неутешительные обобщения. Но вплотную, лично со всеми этими проблемами в первую очередь сталкиваются две категории людей: пациенты и врачи. И если первых эти вопросы почти всегда застают врасплох, то вторые могут и должны быть подготовлены к тому, чтобы знать, что делать, как и почему себя вести в подобных случаях.

С этой целью несколько лет назад в отечественных медицинских вузах была введена новая дисциплина — биоэтика. Наш опрос проводился среди студентов-медиков Москвы, недавно прослушавших подобный курс…


Студентам Российского государственного медицинского университета мы задавали вопросы о том, что такое "биомедэтика", нужен ли им этот предмет, какими качествами должен обладать хороший врач. Вот фрагменты студенческих ответов:

Алексей:

Биомедэтика? — смутно понял, про что это. Даже не знаю, что сказать. У врача должны быть определенные принципы, и главное — не навредить. Там еще про эвтаназию, контрацепцию говорили, по-моему. Я не против контрацепции. Против эвтаназии. Потому что неправильно это, лучше уж обезболивать до последнего, чем так.

Аборты — сложно. Они же разные бывают. Те, которые по медицинским показаниям (когда заранее известно, что ничего хорошего не получится ни для матери, ни для ребенка), и другие. Но это все индивидуально очень.

Главное для врача — не вредить. То есть врач не имеет права на ошибку, хотя это и очень сложно — поставить верный диагноз, не нанести вред в результате своей деятельности. Помочь всегда, при любых условиях. Что-то типа клятвы Гиппократа. Вообще, я считаю, что моральные качества людей не зависят от специальности, не определяются ей. На любой работе человек может по-разному относиться.

Маша:

Не самый популярный это предмет. Народ обычно сканировал учебник по биомедэтике, по-моему, он один только и есть. Сомневаюсь, что кто-то поменял свои взгляды после лекций, во всяком случае, никто из тех, кого я знаю…

Если Бог отнимает жизнь, зачем тогда реанимация? Бог дал, Бог взял.

А в принципе, биомедэтика, наверное, — рассказ о видах общения с больными, о реакциях врачей на больных и наоборот… Например, краткий экскурс в отношения "пациент — врач".

Гуманно относиться к больным — до этого надо самому дойти. Простая истина, которая в сущности профессии изложена. Например, гуманно ли сказать человеку, что он болен раком? И вопрос эвтаназии. Когда человек медленно умирает, это хуже. Моя бабушка год от рака умирала. Это тяжело… Вот про аборт говорили. Лучше аборт, чем детдом, или нежелательный ребенок, или пороки врожденные.

Что требуется от врача — в двух словах не скажешь…

Не забывать о больном как о человеке. Лечить не только болезнь. Была у нас одна преподавательница по терапии, так она говорила, что помимо точно поставленного диагноза надо и о другом думать. Не только по книжке лечить, а пытаться понять человека, что ему тоже что-то может не нравиться, что он что-то все равно делать не будет, и т.д.

Забывать о себе. Не понимаю я, почему пациенты должны платить. Хотя это, наверное, проблема государства… Забывать о себе, то есть не работать ради зарабатывания денег, иначе другую профессию надо было выбирать.

Катя:

…Лично для меня аборт, конечно, плохо, но смотря в каких условиях. Лучше уж аборт, чем он в детдом уйдет. Рядом с моим домом есть один, и я знаю, что это из себя представляет. Или умственно отсталый родится, или идиот. Будут лежать и медленно умирать.

Одно дело говорить, рассуждать об этом, а другое дело то, что мы сами видели в наших больницах, роддомах. Сколько сейчас сифилиса, никогда столько не было. И рождаются дети с врожденным сифилисом. Они инвалиды, а гениями не все становятся из тех, кто выживает. А матери их чаще всего из ближнего зарубежья, приехали денег заработать. Они оставляют таких детей, конечно.

Честность. Хотя возникает вечный вопрос, что лучше — сладкая ложь или горькая правда.

Но я про другое, я про отношение к работе. Медицинская среда, она тоже своеобразная. Я имею в виду не халтурить, не "лучше завтра сделаю". И еще — уважение к пациентам и их родственникам. Не забывать о них никогда. А то у нас бывает — идут студенты по коридору больницы и обсуждают какой-то случай. А вдруг рядом мама этого "случая"…

Оля:

Врачебная тайна, например, — вот проблема. Случай из практики: одному старому профессору поставили диагноз — рак.

Он спрашивать стал, сколько ему осталось, чтобы закончить работу, студентов подготовить, библиографию по своим трудам составить и т.д. Он долго упрашивал врача-друга и тот сказал: "Год". Профессор пришел домой, лег на диван и умер через неделю. Не смог он с этим справиться.

Или вопрос трансплантологии. О том, что без согласия донора нельзя брать органы. Один человек умирает без этого органа, и жизнь его, наверное, важнее, чем почка, с которой покойник лег бы в могилу.

Лена:

Как на войне врач должен помочь всем раненым, и той, и другой стороне. Главное — видеть человека, которого надо вылечить. А если человек сам в здравом уме и хочет умереть, потому что у него последняя стадия рака и он хочет отказаться от бессмысленной реанимации, врач обязан учитывать его мнение.

Не должен различать богатых и бедных. У одних пациентов депрессия, у других истерика — врач должен одинаково (ровно, дружески) и к тем, и к другим относиться. Терпение важно: выслушать всех, и родственников тоже. И бабушек ноющих.

Я не считаю, что всем надо отключить аппарат, но если человек сам этого просит…

Вы бы сделали массаж человеку со СПИДом? Не знаю, как сама, но ребенку своему бы не разе шила. Все твердят "да-да, мы сделаем", а по жизни все иначе получается…

Требования религии никакого отношения к этому не имеют. Я считаю, что если орган отпетого негодяя может спасти жизнь человеку, которому его пересадят, и тот изобретет вакцину от СПИ Да… При чем здесь религия?

Решать придется все эти вопросы по жизни. А у каждого своя философия, большей части — доморощенная. Нормы здесь никогда не выработать и каждый руководствуется своими знаниями. Конечно, если врач — человек верующий, то он религию тоже учитывает.

Света:

Врачи — особая каста, у них завышенные понятия о себе самих. Они думают, что раз от них зависит жизнь пациента, то… В идеале врач должен быть сострадательным, но на практике это сложно. Хотя бы некритичным быть, потому что все люди сварливые от болезни становятся. Вообще, все требования моральные абстрактны и почти невыполнимы.

Миша:

Да, мне такой предмет — биоэтика — нужен. И любому другому врачу тоже. Много важных моментов. В частности — проблемы, связанные с эвтаназией, абортами. Я задумывался об этом и до лекций, но цикл мне помог. Мнение, конечно, по этим вопросам я не изменил, но получил информацию к размышлению, причем более профессиональную.

Анар:

Чаще всего врач руководствуется своими личными жизненными принципами (семья, вера, опыт), а должна быть четкая, конкретная наука о том, как в какой ситуации действовать. Психологии, которую обычно в медвузах дают, явно недостаточно.

У нас в стране врачи часто неправильно обращаются с пациентами и друг с другом. Например, когда один врач "покрывает" другого врача, который что-то плохо или не так сделал. В других случаях это называется стукачеством, но жизнь больного должна быть на первом месте: поругать врача, совершившего ошибку, можно и нужно. Но не покрывать его. А у нас принято "я вас не трогаю, и вы меня не трогайте". За собой нужно постоянно следить и наказывать жестоко. Но на то и врачи.

…Эвтаназию разрешать нельзя, я считаю. Мы спорили с группой на данную тему, потому что большинство считает это гуманным завершением мучений больного, добром. Мое мнение: есть черта, граница жизни и смерти, которую врач не может переходить. Если врач начинает сам решать, нужна ли эвтаназия, то для него незаметно обесценивается человеческая жизнь. Это решение бесследно не пройдет. Какие-то фибры души огрубеют.

Если однажды все решат, что эвтаназия все-таки гуманна, то пусть пациент сам себе делает инъекцию или кто-то из его близких.

Обычно хотят, чтобы врач это делал. Но если они так считают, то пусть сами грех на душу берут.

Религию, конечно, нельзя никому навязывать. Быть верующим неплохо, религия вообще помогает жить. Здесь тем более очевидна черта, которую врач, как и любой человек, перейти не может…

Аборты — это плохо, но без них в бедной стране не обойтись. И если их запретить, будет только хуже: доморощенные "специалисты" по газетным объявлениям ухудшат и так напряженную демографическую обстановк…

Лена:

Слушать эти лекции должны не только студенты, но и многие врачи. Как-то не очень у нас народ воспитан в этом плане. А нужно знать, как вести себя с больным.

Вопрос эвтаназии, например. Мое личное мнение — нужно разрешить это дело. Но чем больше это будет обсуждаться, тем лучше.

Аборты — это мрачно. Женщины у нас должны знать, как предохраняться, чтобы потом не было абортов и бесплодия в перспективе.

Многие связывают эти вопросы с религией. Я сама считаю себя несколько верующим человеком. А верующему врачу не стоит идти в те специальности… Например в гинекологию. Не будет же врач читать нотации женщине, которая пришла уже делать аборт.

А про помощь ВИЧ-инфицированным так скажу: даже если бы я знала, что человек болен, я не отказалась бы сделать ему перевязку или что-то еще. Конечно, если царапин у меня нет на руках, но и тогда перчатки можно взять. А то многие думают, что СПИД через рукопожатие или объятия передается. В крайнем случае, если бы уж засомневалась — пошла бы и анализы сдала.

Таня:

С бытовой точки зрения, в обыденной ситуации важно конфиденциальное отношение к больному. А то мы тут были на практических занятиях и слышали, как заведующая, врач, в присутствии пяти человек студентов в палате называет женщину после гипертонического криза "толстой свиньей". Врач обязан стерпеть любую ситуацию, которая может возникнуть.

В качестве комментария к высказываниям студентов мы предлагаем интервью с профессором богословия, диаконом Андреем КУРАЕВЫМ, который, ознакомившись с мнениями о курсе биоэтики, согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

Диакон Андрей Кураев:

"УЧИТЬСЯ СМОТРЕТЬ НА ЧЕЛОВЕКА НЕ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ПРИЦЕЛ МИКРОСКОПА"

Отец Андрей для чего, по-Вашему, следует изучать биоэтику, обращающую наше внимание на такие категории, как нравственность, совесть и т.д.? Разве это важно в профессии врача?

Если провести опрос на тему "У кого Вы предпочли бы лечиться: у хорошего специалиста-врача, но плохого человека по своим нравственным качествам, или же у врача, являющегося весьма средненьким специалистом, но при этом честным, отзывчивым человеком?", то, пожалуй, большинство людей выберет порядочного доктора. Этот тип врачей как бы совестью своей, головой отвечает за то, что советует и делает. Уже поэтому, как мне кажется, преподавание этики необходимо. Вообще, одна из задач культуры — возвышать, воспитывать, тренировать те чувства, которые вроде бы инстинктивно заложены в человеке. Но вот, к примеру, существующее от рождения чувство совести у нас такое хиленькое и, похоже, с каждым годом становится все хилее и хилее.

Мы, в лучшем случае, способны различать, что хорошо, а что плохо, но вот оттенки добра и зла уже не разбираем. А в жизни часто бывают ситуации, когда речь не идет о выборе между четким добром и злом, а о необходимости разбираться и иногда брать на душу один грех, чтобы предотвратить грех больший. Или жертвовать каким-то благом, чтобы исполнить более высокий долг…

Для того, чтобы различать такие оттенки, нужно иметь воспитанную совесть. А если совестливые чувства, нравственная интуиция почти атрофированы, то тем паче нужен некий "костыль", на который можно опереться, некая "шпаргалка", которой можно было бы воспользоваться. И здесь я также очень не советовал бы всегда и во всем полагаться на свою совесть. Скажем, я не завидую окружающим меня людям, в отношениях с которыми я буду полагаться только на свою совесть. Не завидую, потому что со своей совестью я всегда договорюсь, и она будет молчать, сидеть на задворках, что-то иногда выкрикивать, зализывая свои раны. И здесь опять же необходимо, чтобы у человека была осознанная рациональная мотивация. Ведь вы же врачи, вы хотите быть разумными людьми, учеными. А для человека науки очень важно каждое свое действие проверять через разум. Поэтому надо уметь думать над вопросами этики, над вопросами религии…

А зачем? Разве важно, к какой религиозной традиции принадлежит пациент, тем более врач? При чем здесь религия?

Ну хотя бы при том, что врач, в отличие от ветеринара, имеет дело с людьми. У животных нет убеждений, поэтому здесь важны только убеждения врача и неважны "взгляды" четвероногих пациентов. Но когда речь идет об отношениях врача и людей, то здесь убеждения человека очень важны, потому что от того, с каким настроением человек приемлет то или иное лечение, предписываемое ему, во многом зависит и успешность этого лечения…

Возьмем проблему врачебной тайны. Может быть, такая правда, которая кого-то сломает, а кого-то, напротив, укрепит, заставит задуматься о прожитых годах. Я не могу сказать, приветствовал бы я или нет, если врач сказал бы неверующему человеку, что у него рак и что ему осталось жить полгода. Но я бы предпочел, чтобы меня в подобной ситуации предупредили заранее. Религиозный человек не боится смерти, он боится смерти внезапной, смерти, к которой не готов… Опять же здесь есть разные нюансы, оттенки: допустимость тех или иных методов лечения, возможность вторжения в тело человека, тем более в его психику. Для того, чтобы здесь не наломать дров, чтобы не превратить своего пациента из союзника во врага, умный врач должен знать, кого он лечит. Знать не только пол и возраст пациента, не только те болезни, которые он перенес в детстве, не только те или иные аллергии, которые у больного есть… Врач должен знать еще и душу этого человека, знать, во что он верит, где для него проходит душевно-болевой порог. В современ ном мире для этого надо знать историю религий, а России прежде всего — православную традицию.

Так что для врача это просто необходимо?

С точки зрения христианства, да, — с точки зрения просто этики, наверное, нет такой области в жизни человека, которая должна быть лишена нравственного контроля. А если уж речь идет о такой деятельности человека, которая соприкасается с другими людьми, то здесь этика очень важна. Поэтому врачебная этика тоже должна быть. Правда, если она зиждется в на советских началах — что человек только кусок мяса и что смысл жизни человека заключается в том, чтобы дать возможность жить другим поколениям, которые будут строить коммунизм, — то говорить о подлинной медицинской этике довольно сложно… Но для того, чтобы не изобретать велосипед, надо осмотреться вокруг и подумать: а может быть есть более развитые концепции, нежели та, которой удовлетворялись врачи советской эпохи. И тогда, конечно, опять же неизбежно обращение к христианству.

Получается, что в идеале врач должен подходить к любой проблеме с позиции христианина. А если врач неверующий?

Если врач неверующий, то, во-первых, "есть надежда, что это не навсегда. Во-вторых, дело даже не в том, станет ли он христианином или нет. Для меня как преподавателя университета очевидно, что нормальному человеку интересно узнать, какие еще подходы — кроме его собственного — бывают к той проблеме, с которой он работает. Неужели совсем не интересно узнать, что можно увидеть в моей специальности с христианской точки зрения? По-моему, даже ради этого интереса стоит ознакомиться с религиозным опытом.

В репликах студентов прозвучала мысль о том, что аборт — это плохо, но в тоже время лучше, чем детдом, лучше, чем измученная болезнями душа ребенка…

На самом деле взрослый человек обычно предпочтет смерти любые условия жизни. Иногда готов сдаться в плен, столкнуться с тяжелейшими условиями существования, чтобы только сохранить жизнь… Поэтому давайте и за ребенка не будем решать, жить ему или нет. Давайте дадим ему шанс.

А вообще, главный вопрос, который возникает при разговоре о биоэтике, — это вопрос о границах человеческой жизни. Так давайте его обсудим! А для этого необходим учебный курс, который смог бы стать площадкой для подобного обсуждения. Институт — это замечательное время, время студенчества, когда есть еще право на ошибку. Когда вы станете врачами, то такого права у вас уже не будет. А сейчас мы можем ещё "щенячиться".

Давайте ошибаться, давайте вместе думать, давайте выдвигать экстравагантные гипотезы! И пусть даже христианство будет для вас экстравагантной гипотезой. Давайте её обсудим хотя бы в таком качестве, а потом, может, окажется, что она не такая дикая, как казалась сначала.

Но в подобных обсуждениях всегда будут разногласия, причем и по основным принципам тоже. Возможно ли найти общий знаменатель?

Главный вопрос, который указывает на наибольшие разногласия между христианским и светским подходами, — это вопрос о том, что такое человек. Организм или нечто большее? Когда начинается существование человека? С минуты зачатия или с момента исхода из лона матери? Когда прекращается жизнь человека? С остановки функционирования мозга или же с того момента, когда надоело жить? Когда человек перестает быть человеком?

И здесь помните, пожалуйста, что как только вы пришли к пониманию того, что есть человек, вы подали заявку на создание концлагеря: потому что вы тем самым решили, что можете человекообразных существ разделить на два типа, и у вас для этого есть подходящий инструмент. Одним вы разрешите считаться людьми, а другие с вашей точки зрения будут нелюдями; они окажутся вне этики, вне закона. Их тогда можно будет уничтожать… Я не понимаю, почему ребенок в состоянии от минуты родов плюс одна неделя -человек, а минус одна неделя — недочеловек. Может, вы мне объясните? Поэтому я и говорю, что такие предметы, как биоэтика, нужны — просто для того, чтобы мы научились думать, научились смотреть на человека не только через прицел микроскопа.

С точки зрения христианства, у человека кроме сердца, печени, селезенки и проч., есть еще и душа. А душа — это такой орган, который иногда болит, когда все остальное здорово. У этого органа бывают свои болячки, ему нужна своя гигиена, своя санитария и свое развитие… Вообще, человеку нужен повод к жизни, повод к росту. А размышления над нравственными проблемами и есть повод к тому, чтобы найти в себе ту самую душу и вывести её из полуатрофированного состояния.

Но почему врач должен думать о душе, когда это личное дело пациента? И вообще, душой занимаются "врачи в рясах", т.е. священники. Это их прямая обязанность, но не врачей. Врач лечит тело.

Мы уже потому должны думать о душе, что она — одно из условий исцеления тела. Через душу больного, душу врача можно влиять даже на физические процессы болезней и травм.

Давайте не будем забывать, что помимо школ западной новоевропейской медицины существуют и другие школы, скажем восточная, мода на которую в наши дни крайне велика. Последняя как раз исходит из того, что человек -это целостное существо, значит путь к его лечению лежит через душу.

Православие говорит ровно то же самое. Поэтому прежде, чем улетать на Дальний Восток в поисках лекарств и экзотических методик исцеления, давайте попробуем посмотреть, а что есть в нашей европейской христианской традиции…

31 № 1 (11) 2001
рубрика: Архив » 2001 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.