«Мальчик дня и девочка ночи»

Детское чтение и праздник от "Никеи"

Издательство «Никея» приглашает своих маленьких читателей и их родителей на детский праздник по мотивам сказки Джорджа Макдональда «Мальчик дня и девочка ночи». Гости вечера — переводчик Николай Эппле и художница Анна Юдина, которые работали над книгой. Время и место встречи: 7 сентября (суббота) в 15.00, Московская международная книжная выставка-ярмарка, ВВЦ, павильон 75, зал В, детская площадка.

С любезного разрешения издателя публикуем фрагмент из детской книги. 

Фотоген

У Вато было заветное желание, а ведьмы умеют добиваться желаемого, и вот, у прекрасной Авроры родился мальчик дивной красоты. Он открыл глазки с первыми лучами восходящего солнца. Вато немедля унесла его в отдалённую часть замка, убедив мать, что её дитя умерло сразу же после рождения, крикнув один-единственный раз.

Обуреваемая скорбью, Аврора покинула замок, как только немного окрепла и смогла встать на ноги, и Вато больше никогда не приглашала её.

А ведьма стала заботиться о том, чтобы дитя не узнало тьмы. Она старательно приучала мальчика не смыкать глаз днём и не просыпаться по ночам. Она внимательно следила, чтобы ему на глаза не попадалось ничего чёрного и даже тёмного.

Насколько это было в её силах, она старалась не допустить даже, чтобы на него падала тень, бдительно высматривая тени, точно это живые существа, которые могут ему навредить.

Целыми днями купался он в щедрых лучах солнца в покоях, где некогда жила его мать. Вато приучала его к солнцу, и со временем он стал выносить его жар лучше любого африканца, в чьих жилах течет тёмная и горячая кровь.

В полуденный зной она раздевала его и клала на самом солнцепёке, чтобы он зрел и наливался силами, точно персик, и мальчик от души радовался солнечным лучам и не хотел одеваться. Она использовала все известные ей средства, чтобы его мускулы сделались сильными и упругими, — дабы душа его, — говорила она, смеясь, — жила в каждой его жилке, в любой клеточке, чтобы сила его мгновенно пробуждалась.

Волосы его были цвета красного золота, и только глаза с возрастом становились всё темнее и темнее, пока не стали такими же чёрными, как у Веспер.

Он был самым жизнерадостным ребёнком, всё время смеялся, лучился радостью и любовью, и если мгновение сердился, то затем снова смеялся как ни в чем не бывало.

Вато назвала его Фотоген – «рождённый светом»…

Как рос Фотоген

С севера и юга почти отвесные склоны холма, на котором располагался замок Вато, переходили в просторную равнину… Эта поросшая травой равнина были настоящим раздольем для охотника. Здесь паслись большие стада не слишком крупных, но свирепых буйволов с мощными холками и лохматыми гривами, бродили олени и антилопы и даже малютки-косули, а в лесу было полным-полно хищных зверей. Словом, недостатка дичи для своего стола жители замка не испытывали.

Главный охотник – Фаргу – был славным малым, и, когда Фотоген подрос и занятий с Вато ему стало недостаточно, она препоручила мальчика его заботам. Тот охотно взялся учить его всему, что умел сам. По мере того как мальчик рос, Фаргу пересаживал его с одного пони на другого, и всякий раз новый пони был крупнее и норовистее прежнего, затем – с пони на коня и с одного коня на другого, пока мальчик не научился держаться в седле ничуть не хуже лучших наездников. Таким же образом Фаргу учил его владеть луком и стрелами, каждые три месяца вручая своему подопечному новый лук – ещё туже и тяжелее; и Фотоген стал блестящим стрелком и бил без промаха даже из седла. Ему было всего четырнадцать, когда он сразил своего первого буйвола, к великой радости не только охотников, но и всего замка, ведь мальчик был всеобщим любимцем. Каждый день с восходом солнца уходил он на охоту почти на целый день.

Вато дала Фаргу одно особое распоряжение: ни под каким предлогом не оставлять Фотогена под открытым небом вплоть до захода солнца, чтобы ему, чего доброго, не захотелось узнать, что бывает дальше. И этот наказ Фаргу всеми силами выполнял — он не дрогнул бы, даже если прямо на него ринулось целое стадо буйволов, готовое втоптать его в землю, а у него в колчане не осталось ни одной стрелы, но своей госпожи он боялся до дрожи. По его собственному признанию, стоило ей строго взглянуть на него, и он чувствовал, как сердце его уходит в пятки, а кровь леденеет в жилах.

Когда Фотоген начал подрастать, Фаргу стал опасаться, что вскоре не сможет удержать его в повиновении. Он был настолько полон жизни, что больше походил на молнию в человеческом обличии, – рассказывал Фаргу своей госпоже, к огромному её удовольствию…

Фаргу со страхом думал о том, что же будет, когда мальчик вкусит восторг охоты на обитателей леса — изукрашенного причудливыми пятнами леопарда и рысь с острыми как ножи когтями. Ибо мальчик был настолько пронизан солнцем, с пелёнок так напитался его силой, что на любую опасность он взирал с невозмутимой высоты своей отваги.

Наконец, когда Фотогену пошёл шестнадцатый год, Фаргу убедил Вато, чтобы она сняла с него ответственность и сама объявила юноше свою волю. Кто сможет удержать такого стремительного огненно-рыжего льва, как Фотоген, сказал он, если ему что-нибудь взбредёт в голову? Вато позвала юношу и в присутствии Фаргу строго-настрого запретила ему покидать замок после того, как солнце коснётся горизонта, сопроводив своё повеление намёками на страшные последствия непослушания, – туманная неопределённость делала их ещё более пугающими. Фотоген почтительно выслушал, но для него, не ведавшего ни тени страха, ни соблазнов ночи, угрозы Вато были пустым звуком…

Иллюстрации предоставлены издательством «Никея».

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Сентябрь 4, 2013 14:36

    Даже не знаю, что сказать…слегка попахивает плагиатом- не знаю, когда был создан этот шедевр, но книги Тамары Крюковой, пожалуй, получше будут. Бездарненько, господа…А уж имячко главного героя вызвало приступ гомерического хохота- может, досочинить ему еще братьев- Автогена с Фосгеном? Но что-то подобное, помнится, тоже уже было- у Михаила Успенского в его серии про Жихаря- как раз в виде пародии на такое чтиво.
    На мой взгляд, формированию вкуса к хорошей литературе у детишек, не поспособствует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.