Любовь или богословие?

Сергей Худиев о ложных альтернативах

Одна из вещей, которые не перестают вызывать печальное удивление — это невероятная эффективность примитивных ловушек. Одна из таких ловушек — когда Вам предлагают выбор между двумя неприемлемыми альтернативами, полагая, что Вы сочтете одну из них настолько отталкивающей, что примете другую — которую Вам и хотят продать. Вы за то, чтобы Сжигать Несогласных на Кострах Инквизиции (тм) или Вы за то, чтобы  вывести церкви из-под защиты полиции? Вы за то, чтобы всех переанафематствовать и одному остаться, или за то, чтобы пренебречь догматами?

Конечно, стоит нам на минуту остановиться, и мы увидим, что мы совершенно не обязаны выбирать что-то из двух — мы можем просто отказаться и от того, и от другого заблуждения. Но это бывает трудно — особенно, когда мы вовлечены в бурную полемику. И одна из ложных альтернатив, перед которыми мы все время оказываемся — это выбор между богословием и любовью.

Сколько раз приходилось встречаться с прекраснодушным “ах, зачем все эти догматы, все эти непонятности про Троицу, две природы во Христе, когда главное — это любить ближнего?” От этой точки зрения можно было бы просто отмахнуться — но беда в том, что ее, со своей стороны, мощно поддерживают как раз люди догматически суровые — но при этом явно не любящие своего ближнего, если этот ближний богословски не прав. Если споры о бесстрастии Бога ведут к страшному воспалению страстей, а рассуждения о том, как именно понимать любовь Божию, приводят к немалому озлоблению, то не лучше ли вообще оставить эти взрывоопасные материи и обратиться к “простому учению Иисуса” о том, что надо любить ближнего?

Но и у учения о “просто любви” возникают проблемы — когда мы открываем Евангелие, мы обнаруживаем, что учение реального, Евангельского Иисуса никак не сводится к одной только заповеди любви. Он много говорит об Истине — истине, которая может вызвать споры и разделения. Он говорит о том, что Он сам есть Истина, Бог, Судия и Спаситель, и что для нашего вечного спасения чрезвычайно важно, чтобы мы веровали этому Его свидетельству о Себе. Он говорит, что создаст Церковь и полагает необходимым, незадолго до Распятия, установить Таинство Евхаристии.

Иногда говорят, что Иисуса распяли за то, что он свидетельствовал о любви. Это просто не так — раввины того времени могли сколько угодно почти теми же словами говорить о любви к ближнему, это не навлекало на них никаких неприятностей. Римляне были суровыми, но не сумасшедшими — они безжалостно подавляли мятежи, не распинали за проповедь любви к ближнему. Религиозные лидеры того времени сочли Господа Иисуса опасным богохульником, а римляне — опасным мятежником вовсе не из-за проповеди любви. А из-за того, что он говорил о Себе. А значит, это Его свидетельство о том, кто Он, очень важно — и нам важно его правильно понимать.

Однако у “просто любви” есть еще одна проблема — она не работает. Люди, у которых есть догматы, собираются вместе, поддерживают общение, помогают друг другу и делают что-то для мира — может быть, недостаточно, но хоть что-то. Люди, верящие в то, что Иисус проповедовал “просто любовь”, увы, неспособны  объединиться в какие-либо общины, где они могли бы проявить любовь друг ко другу и ко всем остальным.

Очевидно, что послание Господа о любви не работает без Его же послания о том, Кто Он такой. Но тут нам угрожает другая ловушка.

В самом деле, вся эта возвышенная любовь, которая  не может полюбить каких-нибудь конкретных людей — прихожан и священников какого-нибудь православного храма, например — недорого стоит. Важно держаться правых догматов  — учения Церкви о том, кто Такой Иисус и что Он совершил для нас.

Но может показаться, что набор правильных формулировок не только избавляет нас от необходимости любить ближнего, но и делает эту любовь чем-то сомнительным, недолжным и опасным. Как на старом советском плакате — “Товарищ, не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять классового врага!”, или, в данном случае — “ты можешь облобызать еретика!”

Все человеческие общества нации, племена, классы, элитные клубы — строятся на исключении чужаков, на противопоставлении “нас” и “их”, и такое же мышление легко проникает и в Церковь — мы, право верующие, против их — еретиков, причем для сплочения группы важно, чтобы еретики происходили из своей же среды.

Но догматы нужны совсем не для этого. Они ограждают возвещение Апостолов о том, что Бог стал человеком ради спасения своих мятежных и неблагодарных творений. Что Христос умер за всех нас, бедных грешников. И что если мы примем Его дар покаянием и верой, Он пошлет нам Святого Духа, который обновит наше сердце и даст нам любовь к ближним — за которых наш Спаситель умер, как и за нас.  Святой Дух даст нам и твердость в исповедании истины, и любовь, сострадание и понимание к тем, кто заблуждается.

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.