ЛЮБОВЬ БЕЗ БРАКА?..

Интернет-дискуссия на "больную" тему

Мы представляем вашему вниманию дискуссию с человеком, убежденным в нравственной оправданности «свободной любви». Разговор этот происходил на форуме нашего сайта. Предлагаем вам сокращенный вариант этого разговора с дополнительными комментариями. Имена участников интернет-дискуссии изменены.
Татьяна:Я живу в состоянии «гражданского брака» уже два года. Если хотите, это блуд, не буду спорить. Но, по меньшей мере, это честно. А честность нравственна. Почему честность, я объясню. Мой «бойфренд» каждый день торопится с работы домой, чтобы увидеть меня, поговорить, провести время вместе. И я знаю, что это — акт его свободной воли, а не семейная необходимость. И если я пойму, что его чувства изменились — я уйду, сама и сразу, потому что считаю большим грехом жить во лжи и вне любви, по привычке.

Почему мы до сих пор не поженились? Если честно — лень дойти до ЗАГСа, потому что сам факт свадьбы ничего не изменит в наших отношениях. Он, пожалуй, добавил бы «долга», -а знать, что любимый человек у тебя в долгу… это на большого любителя.

Мария:

Есть хороший видеофильм с участием о. Димитрия Смирнова, где он предлагает вырвать из вашего паспорта страничку с печатью о прописке («ведь печать-то, ерунда»). Не соглашаются, говорит. Хотят иметь этот штамп в паспорте…

Разве мне не важно знать, что моя мама была моему папе — жена, а не сожительница, и мой папа моей маме был -муж, а не «бойфренд»?

А христианин? Он знает, что семья -это малая Церковь и создает ее ради воспитания детей в вере, тут уж, конечно, вопросы о свободном браке отпадают сами собой… Если ты не пытаешься быть нравственным примером своим детям, то что уж тут о заповедях рассказывать.

Нина:

Вот сколько слов ни подбери — и нравственность, и честность, и долг, и благодарность, и свобода — а все с любовью и рядом не стояло… Вот Татьяна пишет: «спешит с работы, чтоб побыть со мной» — любовь? Любовь. «Почувствую, что это чувство пройдет (читай: что я ему в тягость) — уйду» — любовь? Безусловно. А как произнесли слова «долг» и «нравственность» — так и похолодало на душе…

Потому что на долг и нравственность у человека лишь тогда есть СИЛЫ, когда есть любовь. Только любовь, истинная, отождествляемая с Богом, дает их. Может ли «пройти», «умереть» ТАКАЯ Любовь? Может ли «умереть» Бог?.. Почему же тогда?.. Потому, что ЧЕЛОВЕК может ОТОЙТИ от Бога. Только человек может сказать себе: «не люблю». И начать действовать не по советам мудрых людей, святых, но по «общественным стереотипам», выпестованных нашими СМИ.

Очень просто сказать: «нет любви»… Такое, и в самом деле бывает. Я молюсь Богу, чтобы Он сохранил мою семью, помогал мне правильно строить отношения. Ведь развод, в подавляющем большинстве случаев, — это не столько грех, безобразие, плохое поведение, сколько — горе. Страшное, безысходное горе. И неважно, были узаконены отношения или нет.

Татьяна:

Я бы сформулировала так: «У каждого — свой путь». И идти надо именно собственным путем, а не скакать с тропинки на тропинку по чужим следам. В настоящий момент я выбираю для себя гражданский брак. Я знаю, что я от этого приобретаю и чем за это плачу. И, по-моему, это не безответственно. А значит — не безнравственно.

Сергей:

Нет, Таня, всё-таки нельзя сказать «у каждого». Православные христиане не могут считать себя здесь свободными в выборе. Но они эту несвободу рассматривают не как ущемление, а даже напротив — как дар, который помогает достичь чего-то принципиально более высокого в любви и семейной жизни. С христианской точки зрения, ну не могу я сказать, что гражданский брак нравственен. И исходя из собственного, докре-щенского, опыта, когда пережил этот период отношений — также много нахожу безнравственного — что и тогда уже начинал подозревать и чувствовать.

Я знаю твердо одно: всё время «свободных» отношений у меня было ложное чувство, что поскольку отношения «свободные», то я могу от этого человека назавтра пойти к другому, а потом вернуться, и это будет в порядке вещей.

Или даже безо всяких иных «партнеров»: раз свободны мы, то значит, сегодня пришел, а завтра не пришел, потому что настроения нет…

Это, как я сейчас понимаю, могло быть только от собственного эгоизма и еще оттого, что оценить чужое чувство (даже чувство любимого человека!) нелегко. Я не мог понять, НАСКОЛЬКО сильно меня любили, но иногда это становилось ясно… И я всё больше осознавал, что уже всё равно не свободен, я уже несу ответственность перед человеком, которого люблю и который меня любит. Я не могу так: «пришел-не пришел», «позвонил-не позвонил»… То есть мы уже почти в супружестве, но… Всё же «свобода» эта сильно путала и соблазняла. Я когда думаю над Вашими словами о том, что «пусть уходит, если встретит кого-то», вспоминаю: ведь мы оба думали тогда так же, но уже САМА ЭТА МЫСЛЬ для отношений была провокационна! И мы-то чуть не расстались…

Если люди глубоко любят друг друга — зачем им вообще предполагать этот разрыв? Рано или поздно — если такая мыслишка витает — обязательно отношения будут проверены на прочность. Любишь ведь — как дышишь, вдох-выдох. Будет испытание какое-то, может, конфликт. И вместо установки на сохранение отношений, на преодоление конфликта ради самого важного, ради любви — появится: «Она свободна, я свободен»… Почему не «отпустить»?

Но это окажется вовсе не так безболезненно — «отпустить». УЧИТ Церковь, что в браке двое — одна плоть, так всё равно, пусть гражданский, но соединил людей брак, уже настолько соединил, что родители так с детьми не соединены -самым таинственным, сокровенным образом. Люди доверились друг другу до такой степени, знают друг о друге такое, что не доверяют и папе с мамой… И можно ли будет разорвать это соединение без надрыва? Без того, чтобы кто-то из них не оказался несчастен, без того, чтобы о чистой любви уже только вспоминалось бы с горечью?..

Это одно. Было еще и другое: моя боязнь, что родится ребенок — подлое и дрянное чувство. При этом, если уж «так получится», думал я, то «женюсь»… И уже и понять теперь не могу, почему нельзя было жениться сразу — и не бояться иметь ребенка?.. Почему важно было «быть защищенным» (от кого?! от сыночка, от дочек, без которых сейчас не пойму как жил!)?.. Сейчас страшно то, что было во мне такое, но было…

Было и двусмысленное положение перед родными, перед родителями. Они переживали за нас и мучались. (Я теперь понимаю их, потому что дети наши растут, и мне страшно за них). И одновременно мы не могли полноценно построить свой дом, мы жили урывками, украдкой, то так, то сяк. И непонятно стало в какой-то момент: если всего лишь свадьба, штамп в паспорте поможет признать нас полноценной новой семьей, то почему это не повод пойти и «проштамповаться»? Зачем мы мучаем себя и других? Ведь наши родители не были против свадьбы — а сколько я знаю иных примеров?..

Татьяна:

Сергей, хотела бы Вам чуть-чуть возразить по поводу того, что именно несет в себе возможность отпустить человека, если он встретит кого-то другого. Лично для меня это было бы очень эмоционально трудно, НО! Любя этого конкретного человека, ты всегда думаешь о том, что он чувствует. И если он будет мучиться, будет терзаться от чувства дол-1 га, я, возможно, специально сделаю вид, I что мне не так уж все это и сложно. По-1 тому что для меня нет вещи тяжелее, чем заставить страдать близкого челове-1 ка, стать причиной его страданий. Кстати, только что подумала, что, возможно, это просто гордость во мне говорит…

Александр:

По-моему, люди проживают жизнь как будто вчерне — сейчас я попробую это, потом вот это, а в уме у меня еще вот такая мечта, я ее потом, когда-нибудь попробую. Причем вариантом с гражданским браком такие черновики не ограничиваются — варианты могут быть со штампиком, без штампика, с детьми и т. д. — суть, по-моему, в принципиальном подходе человека к жизни. Хотя, конечно, гражданский брак (особенно если не появляются дети) — это наиболее удобная форма жить в свое удовольствие и экспериментировать с различными человеческими комбинациями. Поскольку формально люди оста-1 ются «не связанными», не обязанными друг другу ничем (кроме чувственных, эмоциональных переживаний).

В результате семья перестает быть ценностью в системе упомянутой выше «светской нравственности». Которая, по-1 моему, просто складывается из норм, признаваемых математическим большинством членов данного общества (количество переходит в качество). Например: убийство светской нравственностью однозначно осуждается, аборт все-таки, скорее, порицается, чем активно приветствуется, абортивные контрацептивы вообще не осуждаются — просто ими принято пользоваться.

То есть из «небольшого» допущения для самого себя (я буду жить как мне удобно) получаются в конечном счете все те уродства и безобразия, которые наблюдаются, к сожалению, в нашем обществе в области семьи: демографическая проблема, неполные семьи, «безотцовщина», беспризорность, отказ от детей, отказ от ухода за родителями и т. д.

Татьяна:

Люди, которых мы любим, являются детьми этого общества. У них имеется система ценностей. Такого человека можно отпугнуть словами о том, что «или брак — или никак». При этом речь вовсе не обязательно идет о безответственном подлеце — просто СЕЙЧАС ПРИНЯТО ОТНОСИТЬСЯ К СВОБОДНЫМ ОТНОШЕНИЯМ СПОКОЙНО. А если любишь человека, то обычно стараешься разговаривать с ним на его языке. Стараешься понять его и не заставлять его страдать. И знаете, «обезопасить себя»… Иногда можно и о других думать. И потом, что значит -меня «могут кинуть»? Я-то знаю, что я этого никогда не сделаю. И я спокойна.

Владислав:

Пришвин как-то написал, что любовь — это удивительная страна, в которую каждый плывет на своем корабле и каждый на этом корабле капитан. Но есть некоторые общие правила «навигации». Для создания семьи, помимо того, что обычно называют любовью — т. е. сильного эмоционального чувства именно сейчас быть с человеком, который должен принадлежать только тебе — примерно к этому свелось великое чувство в результате пресловутого романтизма -должна быть, извините, и некоторая прагматика. А именно: супруги должны быть «совместимы» в духовном, социальном и физическом плане (именно в такой последовательности). И если проблемы во втором и третьем случаях решаемы довольно легко — было бы желание, то разница духовных ценностей преодолевается с большим трудом (еще раз оговорюсь — не всегда, конечно, бывают разные ситуации). Поэтому что значит — говорить на языке другого? С какой целью? Как долго? На какие темы? Если ваши отношения с человеком действительно являются таинством любви, то здесь можно и нужно, наверное, идти на любые жертвы, ведь «любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится…» (1 Кор. 13:4-8)

Татьяна:

Видимо, на меня очень повлиял этот самый романтизм, потому что я очень не люблю строить какие-либо планы… Для меня дорог тот момент, в котором я существую, потому что я не знаю, не могу и не хочу предвидеть, что со мной будет. Поэтому для меня важно сделать так, чтобы близким людям было хорошо рядом со мной — СЕЙЧАС. И, естественно, вопрос законного брака как-то отпадает, потому что думаешь: «А зачем?» Вот правда — зачем? Дети? Но нельзя же строить свою жизнь, ориентируясь на то, чего еще НЕ СУЩЕСТВУЕТ?

Владислав:

Уважаемая Татьяна! Я согласен с Вами в том, что как-то странно «строить планы» в любви. Когда я еще учился в школе, то как-то раз спросил своего приятеля, собирается ли он жениться. Он ответил, что сам вопрос ему кажется странным: жениться в определенном возрасте так же естественно, сказал он, как сейчас нам естественно есть, пить и проч. Я тогда ему ничего не ответил, хотя про себя подумал: «Какая ужасная проза жизни! Нет, я не такой!» И все же сегодня мне кажется, что в его позиции есть некая мудрость. Она не исключает романтизма. Так, например, люди знают, что им придется получать образование, а потом работать — но это не значит, что и учеба, и работа не могут быть прекрасно-удивительными и интересными. Так же и с любовью…

Боюсь, что на заданный Вами вопрос «А зачем?..» нельзя ответить, не ответив на более глобальные вопросы жизни. Если жизнь наша лишь случайность, если все в ней не имеет никакого сверхсмысла, то, наверное, незачем. То тогда стоит ориентироваться на социально-культурные традиции, а они сегодня позволяют смело отвечать: «Незачем…» Но если Любовь, если общение мужчины и женщины — это тайна и таинство, то все меняется. И тогда позиция — «нам же сегодня хорошо вместе, давай не думать о завтра» — вопиет о своей фальшивости. Нет, не о фальши ваших чувств друг к другу, но о самообмане, о попытке не любить по-настоящему, не брать на себя ответственность. Конечно, эта позиция может измениться… И дело здесь не в штампе в паспорте и даже не в факте венчания. А в том, как Вы относитесь к любимому человеку, кого Вы в нем видите, кого хотите видеть…

И еще немного прозы жизни. Вы ведь прекрасно понимаете, что так, как сейчас, Вы будете думать не всегда. Что пройдет время, и абсолютный закон бытия — человеку нужен человек — возьмет свое. И что тогда?..

Татьяна:

Возможно, Вас удивит мой ответ. Но — я знаю два примера того, как было хорошо, а по заключении брака стало плохо. Причем в обоих случаях речь шла о людях порядочных и неглупых. Происходило это так — имея «свободные» отношения, эти люди просто жили настоящим. Зарегистрировав свои отношения, они как бы осознали, что теперь над ними довлеет некий социальный статус — и пошли-поехали взаимные упреки, требования каких-то уступок и так далее… Ты, мол, муж — значит, делай то и это, потому что ОБЯЗАН. Т. е. сначала человек ценился как человек — а затем от него стали требовать соответствия статусу.

И еще. Возможно, я боюсь брать на себя ответственность. Почему? Потому, что я не уверена в собственных силах, не уверена в том, что морально и духовно смогу «потянуть» брак и не испортить жизнь любимому человеку постоянными придирками и так далее. «Мы в ответе за тех, кого приручили», не так ли? Разве не опрометчиво брать на себя ответственность, если не уверен в своих силах? Разве не будет более ЧЕСТНЫМ подождать, разобраться?

Нина:

Недавно совсем я думала так же — слово в слово. Теперь начинаю осознавать потихоньку… Почему же все-таки так приходится «защищать» эту самую свободную любовь, семью без печати, без стремления иметь детей? Ведь мало кому придет в голову открыть тему «нравственно ли узаконивать отношения и желать иметь детей?» Это как бы само собой, по умолчанию признается нормальным и естественным. А вот насчет «свободных отношений» — сомнения. И добро бы только у Ваших оппонентов.

А если оставить в стороне всякий официоз и слова «семья», «дети», «нравственность»… Подумаем. Вот Вы говорите: «люблю. И он меня любит». И тут же добавляете: «боюсь». Ответственности, требований, привязки, за себя, за него, несчастий и прочее, прочее… А что же тогда значит «люблю и любит»? Вы пример привели (очень распространенный, увы), как двое расписались и — отношения испортились. Этого Вы тоже побаиваетесь (или Друг Ваш побаивается, неизвестно, кто больше). А что на самом деле-то произошло? Именно: изменились условия жизни, ситуация иная стала. Люди посмотрели друг на друга с другой стороны. И куда-то подевалась любовь. А если ситуация изменится иначе? Не брак, и даже пусть не ребенок… (кстати… а вдруг?). Вдруг кто-то из вас (не дай Бог, но гарантий-то нет ни у кого даже на один час вперед!) заболеет? Покалечится? Потеряет руку, ногу, ослепнет? Потеряет работу? Или, наоборот, будет вынужден уехать надолго? Прочитает вредную книжку и увлечется какой-нибудь ерундой? (Намеренно исключаю случай «полюбит другого», тут, вроде, все понятно и решено). Или просто — от разных мелких невзгод испортится характер?

Тогда что? Тоже — «уйду»? Или — сам сбежит, «не желая доставлять лишних проблем любимому»? А любимый — как отнесется? Не станет ли такая «жертва» непереносимым ударом, истинным предательством Любви? Проявлением крайней степени недоверия к тому, кто искренне говорит «люблю»?

Татьяна:

Видите ли, мне нужно понять, при чем здесь именно НРАВСТВЕННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА. Про семью, ответственность и жертвенность все ясно, но как же можно называть безнравственными поступки, от которых никому нет вреда?

Ну почему же, почему свободные отношения суть духовное зло? В чем тот «невидимый вред» для души, о котором Вы говорите? Поймите же, я верю в Бога. Но мне очень нркно понять, ПОЧЕМУ я должна делать ТАК, а не ИНАЧЕ, почему Богу угодно, чтобы я делала именно ТАК?..

В продолжение темы читайте:

ГРЕХ — ЭТО ТО, ЧТО МЕШАЕТ ЛЮБИТЬ. Послесловие к дискуссии от протоиерея Николая Емельянова

 Спустя год нам пришло письмо от Татьяны: НЕЛЬЗЯ ИГРАТЬ В ЛЮБОВЬ

51 № 1 (18) 2004
рубрика: Архив » 2004 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.