Летний лагерь своими руками

Можно не только отправить ребенка в уже существующий православный детский лагерь, но и попытаться организовать его самим. Достоинства этого варианта — почти семейная атмосфера, возможность уделить внимание каждому, а также минимальные финансовые затраты со стороны родителей. Своим опытом с нами поделились те, у кого такой лагерь получился.

Успешность самодеятельного православного детского лагеря главным образом зависит от энтузиазма, мудрости и организаторских способностей его создателей. Инициатором, как правило, становятся настоятель монастыря, приходской священник или активный прихожанин. Далее необходимо найти подходящее для проведения лагеря место: это могут быть и монастырь, и загородный церковный дом, и чья-нибудь дача, и даже просто красивое место где-нибудь у реки, где можно поставить палатки. Методом проб и ошибок проводится первая смена с небольшим количеством «своих» детей. Но чем дольше существует лагерь и чем более опытными и уверенными становятся его руководители, тем больше ребят стремятся туда попасть. Информация о таком лагере обычно распространяется по «сарафанному радио», в том числе через интернет, но чтобы поехать туда, нужно взять благословение священника. А также, если надо, быть готовым потрудиться на благо общего дела, так как обычно в лагере нет штатного персонала, а значит, в хозяйственной деятельности будут участвовать все.

Достоинства такого летнего лагеря — малое количество детей и возможность непосредственного общения со священником. А поскольку многие ребята уже встречались в храме или знают друг друга по воскресной школе, то и отношения между ними складываются очень быстро. Важно и то, что стоимость такого отдыха минимальна.

К недостаткам же можно отнести бытовые неудобства разной степени сложности. Впрочем, это то, что сами дети обычно замечают в самую последнюю очередь.

«Долго будет Карелия сниться…»

Для православной общины города Кондопоги в Карелии детский летний лагерь стал естественным продолжением занятий в воскресной школе. Если бы такой лагерь не появился, то дети на все лето оставались бы в городе: у большинства приходских семей нет дач.

— Постоянные занятия с детьми в общине — это само собой разумеющийся вид церковного служения, — убежден протоиерей Лев Большаков, настоятель Успенского храма Кондопоги. — Конечно, детям необходим здоровый и интересный летний отдых, но приходской лагерь нужен и потому, что он очень сближает их и между собой, и с церковным приходом. Именно лагерь создает среду общения, которую дети очень ценят. Наш лагерь был организован силами прихожан, которые помогали моей жене, матушке Юлии, в создании воскресной школы. Сначала мы снимали помещение то в одном, то в другом селе, а года три назад начали строить для лагеря дом в красивом месте на озере. В этом году дети впервые отправились туда с лыжами и санками на двухдневный зимний отдых.

Отец Лев считает, что приходской лагерь не должен быть платным, потому что его цель — не «предоставление услуг», а возможность провести время вместе, в общении. К тому же не все прихожане в состоянии платить за лагерь. Поэтому речь идет лишь о посильной помощи родителей, а именно: присмотреть за детьми, организовать их досуг, предоставить транспорт. Кто-то привезет продукты, кто-то приготовит, а кто-то два-три дня поучит детей играть в футбол или волейбол. Со временем в ответ на проявленную приходом инициативу и первые самостоятельные успешные шаги начала поступать и благотворительная помощь, а значит, появилась возможность разнообразить стол, купить инвентарь и даже построить помещение для лагеря. Теперь здесь одновременно могут отдыхать до тридцати детей.

— Самое главное в организации лагеря, — рассказывает отец Лев, — это найти подходящее для него место. Но еще важнее — дружный и ответственный коллектив взрослых. Лучше всего, когда на одного взрослого приходится по пять-шесть детей, не больше. Для каждого дня нужно продумать свою программу, это не менее важно, чем организованное питание. Еще необходимо, чтобы был врач и чтобы в распоряжении лагеря имелся транспорт.

Режим дня довольно прост. После подъема — молитва. Утреннее правило дети читают сами. После завтрака — работа. В старшей смене — что-нибудь по хозяйству: благоустройство участка, помощь на стройке (дом еще не вполне готов). В младшей смене — обычно сбор ягод в лесу. После обеда — тихий час. Потом начинают свою работу творческие секции: музыка, рисование, вышивка, лепка, танцы, флористика, кулинария, шахматы. Ближе к вечеру — активный спорт: футбол, волейбол, лапта, катание на лодках, купание. В доме есть большая веранда, где ставятся импровизированные театральные постановки — любимое вечернее времяпровождение. В плохую погоду дети здесь же играют. Очень нравятся ребятам походы и робинзонады, на которые обычно отводится целый день, а то и два.

— Дети быстро привыкают к организованному режиму дня, — считает отец Лев, — так им самим легче, а безделье утомляет. Тем более что заранее спланированные занятия интересны и разнообразны. Главное, чтобы взрослые всегда знали, чем занять детей в каждый час и при любой погоде. В нашем приходе достаточно творческих людей, способных быть воспитателями в лагере, а с недавнего времени вожатыми стали старшие ребята. И теперь у нас так: в первой смене молодежь собирается в свой лагерь (конечно, под руководством взрослых), а во второй смене они становятся вожатыми у малышей.

Для большинства приходских детей лагерь — самое желанное место для летнего отдыха, они мечтают о нем уже с осени. Надо отметить, что многие дети пришли в воскресную школу храма в Кондопоге из собственного интереса, без подсказки взрослых. Некоторые из этих ребят вообще живут почти без надзора (например, если родители пьют). И в этом случае как нельзя кстати оказывается семейный характер лагеря, а также то, что лагерный сезон достаточно продолжителен — полтора-два месяца. Здесь совершенно исключается какое-то отдельное от детей времяпрепровождение взрослых в своей компании после отбоя, в том числе и молодых вожатых. Это исказило бы весь дух лагеря — так считают организаторы.

В палатках на горе

Если вдохновленные, увлеченные взрослые действительно могут зажечь огонек неравнодушия и веры в детских душах, то постоянное общение с монахами, с трудом представляемое в обычной жизни, может стать еще более ценным. Но есть ли у иноков время для шумных и беспокойных детей? В Свято-Успенском Бештаугорском мужском монастыре (Ставропольский край) уже не первый год такое время находится у всех без исключения насельников.

В течение двух летних месяцев, в июле и августе, в монастыре появляется палаточный лагерь, куда приезжают дети из разных концов страны.

— Это как-то незаметно сложилось, само по себе, — рассказывает наместник монастыря архимандрит Силуан (Хараим). — Дети из разных приходов, которые бывали у нас, часто говорили о том, как тут красиво и что хорошо бы тут отдохнуть летом. Ну, давайте приезжайте — согласились мы однажды. Приехала первая группа. Спрашиваем: вам хорошо? Хорошо, говорят. Ну а мы уж потерпим… Так и пошло. Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан благословил лагерь, и он уже стал нашей традицией.

Сначала в лагерь брали только приходских ребят, живущих в окрестностях горы Бештау, но постепенно молва распространялась, и в прошлом году по предварительной договоренности пятнадцать школьников приехали из Томской области — из обычной светской школы.

— Мы не берем за это денег, — говорит отец Силуан. — Какие-то продукты привозят люди, кто-то что-то жертвует, что-то монастырь выделяет, а готовят наши повара — в общем, обходимся.

За основу этого палаточного поселения монахи взяли структуру пионерского лагеря, но немного ее изменили. Вожатыми стали студенты-добровольцы из пятигорских вузов и Ставропольской Духовной семинарии. Поначалу пригласили специалиста, инструктора из отдела образования. Она привезла различные методики, но довольно скоро в монастыре поняли, что все это им не подходит. И за шесть лет существования постепенно сложился какой-то свой опыт.

— Мы берем тридцать человек, больше не можем из-за размера нашей трапезной. Смена короткая, от семи до десяти дней, поскольку у нас тут проблема с водой: душ только летний. Братии в монастыре всего пятнадцать человек вместе с послушниками, так что получается, что все мы по очереди задействованы в лагере. Дети утром встают вместе с нами на получасовое молитвенное правило, затем зарядка, завтрак. Потом у них начинается своя программа — творчество, спортивные игры, но всегда кто-то из братии в ней принимает участие. Вечером, пока у нас идет служба в храме, у ребят трапеза, а затем они приходят на вечернее правило вместе с монахами. Дальше опять у них свое: костер, пение, беседы, хороводы. Вот так мы и сосуществуем вместе. В службе они принимают участие один раз за смену, обычно все причащаются. И один раз за смену возим их на автобусе в Архыз или в Кабарду, в женский монастырь. Еще ребята готовят сценки и с маленьким концертом идут с горы вниз в город Лермонтов — в детдом или в один из городских лагерей (это у нас называется «миссионерский поход»). А еще ниже по горе расположено воинское подразделение, которое шефствует над нашим лагерем: офицеры ходят с детьми в горы, учат разводить костер, палатку ставить. Ребята особенно довольны, когда им дают подержать настоящий гранатомет или когда можно вместе посидеть у костра, поговорить.

Как же соотносится с монастырским режимом обычное желание молодежи не спать допоздна, погулять ночью?

На вопрос, бывают ли в лагере какие-то сложности с дисциплиной, отец Силуан отвечает так:

— А у нас такое правило — когда отбой, мы говорим: можете идти ложиться спать, а кто не хочет — погуляйте, но только здесь и очень тихо, чтобы не мешать другим.

И что получается: когда снимается запрет, то он оказывается неактуален — никто не гуляет ночи напролет. Да и вообще особых нарушений не возникает. Все как-то проходит на общем подъеме. Мы и невоцерковленных детей принимаем, потому что здесь они могут через своих сверстников познакомиться с православной верой. В прошлом году один мальчик в лагере оказался некрещеным. Сказал, что хочет креститься. Мы попросили его друзей: давайте, готовьте парня к крещению. Собрался весь лагерь, вся братия! В моей практике это было самое сильное по своему эмоциональному подъему совершение Таинства…

Самое драгоценное воспоминание

Летние лагеря Православного братства Литвы — не только место объединения активной православной молодежи, но и прекрасная возможность для многих детей, как русских, так и литовских, познакомиться с Православием, приобщиться к русской культуре. Идея их создания принадлежала председателю Православного братства Литвы протоиерею Анатолию Стальбовскому и протоиерею Владимиру Ринкевичу, которых благословил на эту работу митрополит Виленский и Литовский Хризостом. Первый лагерь был организован в русской школе города Паланги, но со временем основным местом проведения лагерей стали церковные дома в Клайпеде и деревне Ужусаляй. Лагерь проводится в две смены, туда приезжают ребята от двенадцати до восемнадцати лет со всей Литвы, а также из Белоруссии, Украины, из Москвы и Санкт-Петербурга. Первые смены проводили только опытные педагоги и священники. А когда в состав вожатых стали вливаться студенты, бывшие отдыхающие этих же лагерей, то для них потребовалось обучение основным принципам лидерства, умению реагировать на стандартные педагогические проблемы, оказывать первую медицинскую помощь. Новички-вожатые учились на опыте старших, вместе анализируя ошибки, и постепенно все это превратилось в курсы для будущих вожатых.

— Мне посчастливилось побывать в первых лагерях еще подростком, и потом я принимал участие в них каждый год, — рассказывает священник Владимир Ринкевич, сын протоиерея Владимира Ринкевича. — Этот опыт очень помог мне, когда я сам стал вожатым, воспитателем, а затем и священником летнего лагеря.

День в лагере проходит так: утренние молитвы, завтрак, трудовой час — обычно уборка помещений. Затем начинаются различные кружки и секции, а в хорошую погоду — купание. После обеда наступает время отдыха. Правда, те, кто не хочет спать днем, предпочитают в это время устраивать турниры по настольному теннису. Далее следуют спортивные игры, ужин, вечернее мероприятие (игра, турнир, спектакль, концерт). И, наконец, вечерние молитвы, подготовка ко сну.

— Мне очень понравилось, что в этом лагере такая четкая дисциплина: подъем по звону колокола и потом все расписано по часам, — рассказывает восьмиклассница из Санкт-Петербурга Ксения Сергеева. — Это не напрягает, наоборот, как-то бодрит и поднимает настроение.

И еще очень здорово, что отец Владимир все время был с нами. Он во время трапезы читал нам лекции, было очень интересно и сразу все понятно становилось. А когда проводился турнир по футболу, отец Владимир так смешно комментировал матч!..

Несмотря на разнообразие досуговых мероприятий, большое внимание в лагере уделяется задаче приобщения детей к церковной жизни.

— С первых дней мы объясняем ребятам смысл покаяния, — говорит отец Владимир. — Затем рассказываем о таинстве Евхаристии, читаем наставления святых. Подготавливая детей к Литургии, стремимся к тому, чтобы не было поверхностного, «за компанию», участия в Таинствах. Еще очень важное дело — помочь пробудить у ребят совесть и чувство ответственности за свои поступки. Например, подрались мальчишки. Первый порыв, основанный на стереотипах нашего воспитания, — строго предупредить, наказать и этим решить проблему. Но вместо этого у нас проводится беседа, где раскрывается весь ужас насилия: «Я ударил человека, который есть образ и подобие Божие!». После общения по отдельности с каждым мы разговариваем все вместе, чтобы разрушить дух противления между ребятами, дать им почувствовать общую ответственность за содеянный грех. Для укрепления мира можно назначить и совместное послушание, например распилку дров. Не буду идеализировать, случаются и неразрешимые конфликты, и казусные ситуации, решить которые не получается.

Наверное, в каждой смене бывают дети, которые приехали явно «не туда». Но чаще получается, что место, где ты по-настоящему трудился — над собой ли, над каким-то делом, — становится особенно ценным, и тянет к нему, как магнитом.

— В первый раз меня в лагерь папа отправил почти насильно, — рассказывает Игорь Козлов, один из первых отдыхающих летних лагерей Православного братства Литвы, сейчас аспирант Российского государственного гидрометеорологического университета. — Я один раз съездил, и всё: ничего лучшего за следующие десять лет жизни у меня не было, чем эти лагеря! Я с таким нетерпением их ждал каждый год! И даже когда уже учился в университете, то на первых двух курсах ездил туда вожатым. Самые мои близкие друзья — из лагеря. Там очень здоровая и веселая атмосфера, но самым дорогим для меня стало общение со священником, его беседы с нами. Я до сих пор цитирую многие высказывания, которые услышал от отца Анатолия в тринадцать лет, и самые главные мои духовные переживания были именно там. Помню, на службе было какое-то совершенно новое ощущение: что я свободен, что это не родители меня в храм за ручку привели, а что я сам так выбрал. Замечательные вечерние посиделки у костра с гитарой, какое-то удивительное доверие к тебе старших, даже если ты набедокурил… Это такая мощная альтернатива всему тому, что окружало меня вне лагеря! Я потом весь год жил с этим и все время помнил, как там было хорошо…

Наверное, у каждого взрослого в прошлом есть драгоценное «лагерное» переживание: чувство внезапного одиночества или окрыляющей свободы, первого самостоятельного решения или преодоления старых страхов, встреча новых друзей или первая влюбленность. И если к этим открытиям в сегодняшних православных лагерях прибавится ощущение Божьего присутствия, прикосновения огромной Отцовской любви, то летнее время для наших детей будет пронизано неповторимым духом подлинности, истинности, от которого всегда так не хочется уезжать и к которому хочется возвращаться снова и снова…

лагерь

Летний лагерь от Успенского храма г. Кондопоги (Карелия) начинался с таких вот палаток.

Фото из архива протоиерея Льва Большакова

в кондопожском летнем лагере

Робинзонады — одно из любимых детских развлечений в кондопожском летнем лагере. Фото из архива протоиерея Льва Большакова

Свято-Успенский Бештаугорский монастырь

Дети в Свято-Успенский Бештаугорский монастырь приезжают не только летом — они навещают иноков в праздники и звонят в колокола, подвешенные прямо на каштане. Фото из архива Свято-Успенского монастыря

лагерь в д. Ужусаляй

Всю смену летнего лагеря в д. Ужусаляй (Литва) священник Владимир Ринкевич живет прямо в лагере вместе со своей супругой и маленьким сыном. Фото из архива священника Владимира Ринкевича

в лагере в Ужусаляе

Отсутствие специального помещения для досуга в лагере в Ужусаляе обращается в плюс: все конкурсы и викторины проходят на открытом воздухе. Фото из архива священника Владимира Ринкевича

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.