КУДА УШЕЛ КАСПИАН ОТ ЛЬЮИСА?


Дискуссия вокруг фильма 12-го мая кинокомпания "Дисней" при поддержке журнала "Фома" и газеты "Церковный вестник" провела специальный показ "Хроники Нарнии: Принц Каспиан" для московских священнослужителей и членов редакций православных журналов. Собравшиеся в зале кинотеатра "Октябрь" гости стали одними из первых россиян, посмотревших фильм, вышедший в мировой прокат 15-го мая. После показа прошла дискуссия между гостями. Мнения разделились: одни увидели в фильме ясный христианский посыл, другие сочли фильм блокбастером, профанирующим идеи Клайва Льюиса. Вот некоторые мнения зрителей и участников дискуссии:

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей, протоиерей Всеволод Чаплин:

"Фильм предназначен для детей и для взрослых, он стал удачным напоминанием о том, что Льюис был христианином. Не думаю, что после просмотра фильма можно вынести какую-то особую мораль, но фильм прежде всего говорит нам о "присутствии в нашей жизни Бога и вечного нравственного закона".

Настоятель храма Святой Троицы в Хохлах, член редакционного совета журнала "Альфа и Омега", протоиерей Алексей Уминский:

"В современных фильмах не хватает рыцарского героизма, а здесь он показан и показан по-христиански. В фильме есть и преодоление искушений, проблема гордыни, которая в конечном итоге исцеляется. Эти знаковые вещи обозначены очень четко — их нельзя не заметить, они несут педагогический смысл со всей очевидностью. Здесь и проявляется христианская актуальность, ведь, таких фильмов практически нет. Фильм «Остров» пока единственный фильм, который говорит о духовности. А «Принц Каспиан» говорит современному зрителю о духовных ценностях. Есть предательство, которое в конечном итоге искупается; есть искушение, которое побеждается. Все недостатки не заглушают христианского звучания этого фильма".

Сергей Чапнин, ответственный редактор газеты ""Церковный вестник:

"Мне кажется, фильм предназначен прежде всего для инфантильных взрослых, которые эмоционально и интеллектуально во многом остались детьми. Хороший фильм для детей даже в мелочах должен быть менее жестоким, в нем должно быть больше простых образов и идей. В книге Льюиса мы видим нравственный подвиг: не только дети, но и другие герои с огромным трудом преодолевают в себе те привычки и черты, которые на языке Церкви называются грехом, и плодом этих нравственных усилий становится встреча с Асланом. И далее, стать королем – это уже не в человеческих силах. Дети становятся королями особой силой — дыханием Аслана. Но в фильме этого уже нет. Приключенческий сюжет, который для Льюиса только повод, в фильме становится самоцелью. И все-таки торжество добра, дружбы и взаимопомощи в фильме очевидно. Его стоит смотреть, но для того, чтобы раскрыть христианское содержание, многим зрителям необходимы серьезные комментарии и внимательное чтение книги".

Библеист, журналист Андрей Десницкий:

"Взяли очень хорошую христианскую книжку и сделали голивудский блок-бастер, созданный по законам голливуда. Фильмы на книги Льюиса — это способ донести до людей Евангельскую историю, которую они могут не распознать, но она где-то у них отложится".

Настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ, протоиерей Максим Козлов:

"Не нужно улучшать автора – есть вещи, которые достаточно хороши и кинематографичны при этом. Если бы текст оставить таким, какой он есть, без домысливания сюжетных линий, то не было бы хуже. Во-вторых, если сравнивать с первым фильмом, то первая часть оставила у меня более радостное, детское впечатление. То ли авторы решили повзрослить предполагаемого зрителя, то ли они хуже думают о теперешней аудитории. Кроме того, этот фильм уходит от Льюиса еще дальше, чем первая часть. Но в целом этот фильм позитивно отличается от всего, что дети могут увидить на сегодняшний день. Но только это не Льюис – это неплохой фильм вокруг сюжетов Льюиса".

Даниил Сидоров, корреспондент интернет-издания «Татьянин день»:

"Очень глупо смотрится домысленная любовная сцена в финале, которая просто не могла быть, потому, что это сказка, в которой недопустимо превышать некие пределы. Тем более, что действующие лица – дети. В книге принцу Каспиану 13 лет, в фильме — 17, актеру — 26. Кроме того, очень многие христианские мотивы ушли, нет момента, когда дети очень долго идут за Асланом и начинают, наконец, его видеть все вместе, затем приходят и срывают поединок. Зрителю отстается костюмированный блок-бастер с элементами любовных сцен. Кроме того, величие Аслана в фильме никак не показано".

Алла Митрофанова, автор и ведущий радиопрограммы "Фома" на радио "Говорит Москва" высказала свое развернутое особое мнение на полях дискуссии в собственном блоге на нашем сайте:

В кого попал "Принц Каспиан"

Вчера был пресс-показ «Принца Каспиана», второго диснеевского фильма по книге Клайва Льюиса «Хроники Нарнии».

Сегодня я читала блоги. Много думала…

Я тоже была вчера на показе (вечернем). Такое впечатление, что мы с блоггерами-критиками, которые на чем свет стоит мочат диснеевский артефакт, видели разные фильмы. Как же поруган несчастный «Каспиан»! И плоский он, и перевод не догоняет, и ляпов полно, и актеры плохие, и лев плюшевый, и вообще книжка круче, не надо было со своей экранизацией в калашный ряд лезть…

У меня вопрос к тем, кто ругает «Принца Каспиана»: у Вас есть что-то лучше? Вы сами, или Ваши соотечественники, сняли гениальное – причем детское, семейное – кино, и вот оно положено на полку, и теперь Вы негодуете, почему «Каспиан» выходит на экраны мира, а Ваше творение пылится в забытьи?

Мне повезло. Во-первых, у меня такого кино нет, и потому нет личной обиды на создателей киноверсии «Принца Каспиана». Во-вторых, я ооочень люблю «Хроники Нарнии». И этот фильм я ждала.

Книжку «Принц Каспиан» перечитала накануне премьеры, стоя в пятичасовой пробке. Было интересно увидеть, как же снимут блокбастер на этом материале. Ведь две трети книги посвящено пути детей Пэвэнси на помощь Каспиану, через леса, овраги и холмы, пути, в котором они снова и снова переживают сомнения и в результате которого у каждого из них происходит главная встреча – встреча с Асланом. Читать – не оторваться. Но как показать это в кино?..

С первых кадров стало ясно, что книга и сценарий этого фильма имеют общие корни. И существенно расходятся. Многих это раздражает. А почему? Кто поспорит с тем, что киноязык и язык литературный – это два разных языка? То, что здорово прописано в книжке, будет зачастую проигрышным в кино, и наоборот. Разве нет?

Мне бы не хотелось углубляться в кинематографико-критический анализ. Я не кинокритик. Я простой зритель. И вчера после просмотра я еще долго ликовала от радости. Мне не хотелось конспектировать ляпы. Мне хотелось – и хочется – поскорее взять за руку одиннадцатилетнего брата и привести его в кино. Меня так давно не баловали семейными просмотрами…

Два момента в диснеевском «Каспиане» кажутся мне принципиально важными, с точки зрения содержания. Первое – как переиначили на киноязык этот самый путь к Аслану, который у каждого человека (гнома, фавна…) свой, по-разному долгий, но, при желании Его встретить, приводящий к цели. Люси сначала видит Аслана (зритель не видит, Питер, Сьюзен и Эдмунд тоже не видят, нам остается только поверить или не поверить), потом Лев исчезает, потом Люси видит его во сне, и он ей говорит: «Ничто не повторяется дважды». Сон обрывается, эпизод окончен. Я, зритель, чувствую себя обворованной: один из важнейших фрагментов книги Льюиса редуцирован до одной фразы, из которой ничего не ясно ни об Аслане, ни о промысле – ни о чем. Однако зря я так переживала… Позже, когда Люси, уже наяву, встречает Аслана, восстанавливается весь контекст их разговора. И, по-моему, сделано это вполне в соответствии с Льюисом. Девочка сыплет вопросами Иова: Где ты был? Почему не пришел раньше? Как ты мог такое допустить? За что? И так далее. А он говорит в ответ всего несколько слов, в том числе цитированные выше, из которых становится ясно: Лев любит этих детей, гномов, фавнов и прочих куда сильнее, чем они даже способны помыслить. И он никогда их не оставлял :). От каждого он терпеливо ждал и ждет, когда его, Льва, действительно захотят увидеть. Не буду пересказывать деталей. По-моему, это отлично снято.

И второе. В диснеевском «Каспиане» есть потрясающий эпизод. Наступает момент главного сомнения: а может, этого Аслана и нет вовсе? Звали его, звали, а он не пришел, ну, значит, до свидания, найдем себе другую. Другая не замедлила явиться. Если помните, у Льюиса в этой книге Белой Колдуньи нет – есть только упоминание о ней: дескать, бессмертна, и всесильна, и только позови… А в кино – Колдунья возникает. Всего на пару минут. Но так, что мало не покажется. Она искушает сначала Каспиана, потом Питера (по характеру искушений похоже на то, что описано в «Серебряном кресле»). Ни тот, ни другой не в силах перед ней устоять. Но в последний момент появляется Эдмунд (который, кстати, лучше других и не в теории знает, какова сила Колдуньи) и, ничесоже сумняшеся, разбивает всю ее магию. Опять же, не буду описывать деталей – с моей стороны это нечестно. Скажу только, что после этого, очень сильного по накалу эпизода, короли и королевы Нарнии решаются по-настоящему призвать Аслана.

Я читала мнения, что в этом фильме размазаны или вымараны все христианские аллюзии. Читала, много думала… Откуда такая информация? По мне, так ребята из Диснея вполне могут подпасть под обвинение в религиозной пропаганде, насаждении мировоззрения и еще какой-нибудь ерунде. Надеюсь, что хотя бы это никому в голову не придет (моя голова, безнадежно испорченная журналистикой, – не в счет :)).

Еще читала, что авторы фильма, типа, не попали в аудиторию. Простите, куда не попали?.. Или так: В кого не попали?.. Вот я, к примеру, не аудитория, я зритель. В меня, выражаясь этим языком, "попали". Хотя слово какое-то странное. Я ведь не мишень.

Вот такие размышления…

…Захотите поаплодировать на титрах «Принца Каспиана» — сделайте это и за меня, еще раз, ладно?

Фото Владимира Ештокина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.