Кто такие «мы»?

 

Вопросы публициста Валерия Панюшкина пытается понять писатель и телеведущий, профессор МГИМО Юрий Вяземский.

1. Вы правда думаете, что мы — единая Церковь? Если вы — прихожанин церкви Косьмы и Дамиана, пойдете ли вы исповедоваться к игумену Сергию Рыбко? И наоборот, пойдете ли вы из храма Сошествия Святого Духа в храм Косьмы и Дамиана?

Церковь едина, я ее только так воспринимаю — как Тело Христово. Исповедоваться я хочу у своего духовника — человека, который меня знает и понимает. С ним мне легче. Но если вдруг мне срочно понадобится исповедь, я пойду к любому священнику, который будет рядом. Потому что исповедуюсь я перед Богом, а не перед батюшкой. А Бог — в каждом храме.

2. Вы правда думаете, что церковь открыта для всех? Да? А храм Христа Спасителя на Пасху?

Церковь открыта для всех и должна быть открыта для всех. А если бы Храм Христа Спасителя был на Пасху открыт для всех, то толпа растянулась бы до Кремля. Этот храм как сооружение не может вместить всех желающих. По-моему, это совершенно понятно.

 

3. Почему мы такие мрачные? Почему мы никогда не шутим? Не про Бога, а про себя хотя бы? Можно ведь и про атеистов пошутить, они, правда, обидятся, но, может быть, можно как-то по-доброму? Почему у нас постные лица даже на Масленицу? Вы знаете хоть одного православного комика?

Многие люди, которые выступают в сатирическом жанре, являются верующими. Только я бы не стал использовать выражение «православный комик». Что же касается постных лиц: может, уважаемый вопрошающей просто смотрел в храме только на грустных людей? Я лично вижу в храме много светлых радостных лиц: и в дни церковных праздников, и в самые суровые дни поста.

4. Как мы, Церковь, ухитряемся запрещать презервативы и не запрещать мотоциклетные шлемы? Ведь и то и другое — попытка вмешаться в Божий промысел. Почему мы, Церковь, против абортов, но не против смертной казни? Почему вообще мы, Церковь, так много вмешиваемся в половую жизнь нецерковных людей и совсем не призываем милости к ним?

Я ни разу не слышал от представителей Церкви призывы применять смертную казнь, на которую в нашей стране уже давно действует мораторий. И никогда не ощущал на себе, чтобы Церковь вмешивалась в мою половую жизнь — ни в молодом возрасте, ни сейчас. Мне кажется, этот вопрос — сгущение красок. Наверное, есть отдельные священники, которые в силу необразованности или отсутствия такта позволяют некие странные заявления. Но это — отдельные лица, не более того.

5. Почему наши священники врут во время богослужений? На отпевании говорят: «Сие есть чадо мое по духу» про покойника, которого видят впервые в жизни. Или говорят: «Изыдите, оглашенные», а после этих слов оглашенные остаются стоять в храме, и священники продолжают служить как ни в чем не бывало.

«Сие есть чадо мое по духу» — это не ложь. Это истинна в высшем смысле. Потому все люди братья как чада Божьи. Отношения человека и Бога — это отношения сына и Отца. И сейчас этот человек, это чадо в таком виде предстает перед Господом. И в словах молитвы, которую произносит священник, мы слышим напоминание о том, что все мы — дети Божьи. Потому что если в этот последний момент священник не примет человека как ребенка, которому предстоит предстать перед Господом, то такой священник, на мой взгляд, просто нарушит смысл христианства.

6. Почему у наших православных священников не считается зазорным прямой антисемитизм, притом что Христос и апостолы были евреями?

Об этом надо спросить этих православных священников (если такие есть), потому что у меня у самого в таком случае возникает вопрос, а православные ли они в подлинном смысле слова…

7. Почему мы, Церковь, выставляем своими представителями самых агрессивных своих членов? На праздновании столетия канонизации святого Серафима Саровского я был в качестве журналиста. В закрытый город Саров пускали по поименным спискам. Паломников пустили согласно спискам, представленным Церковью, то есть нами. Паломники эти были православные хоругвеносцы, мрачные люди в черном, настаивающие на канонизации графа Дракулы. Почему не ангелоподобные монашки из Сергиево-Посадской иконописной школы? Почему не студенты Свято-Тихоновского университета? Почему «черная сотня»? Почему вообще у людей, которые наиболее рьяно защищают православие, так часто бывают нечищеные зубы и ботинки? Может, намекнуть им как-то?

А разве выставляем своими представителями самых агрессивных членов? По-моему, самый яркий представитель Церкви — это Патриарх. Разве он агрессивный? А те, кто его окружают — митрополит Иларион (Алфеев), архимандрит Тихон (Шевкунов) — разве они агрессивные? Они для меня, наоборот, воплощают те слова, которые Христос сказал ученикам на Тайной Вечери: по тому узнают, что вы Мои ученики, если будете любить друг друга. Я вижу в них не агрессию, а терпение. Мне кажется, иногда даже слишком большое — я бы на их месте не выдержал…

8. Почему для нас, верующих, ключевым действием в Церкви является покаяние, а сама Церковь не кается ни в чем и никогда?

По-моему, Церковь беспрестанно кается — в лице своих членов, людей, считающих себя православными. Таинство Покаяния предполагает предельную интимность: перед тобой Бог — и ты каешься. А как иначе? Публично биться лбом о землю? Так сделал Родион Раскольников, а в толпе зашептали: «Вот дурак, напился…» Публичное, показное покаяние для меня похоже, скорее, на фарисейство.

9. Почему от имени нас, Церкви, говорят всегда два-три человека довольно реакционных взглядов? Почему говорят администраторы? Ведь есть же богословы, женщины-богословы в том числе. Почему Церковь не благословляет их говорить публично, а только на богословских семинарах?

От лица Церкви должны говорить пастыри. И они говорят. Во всяком случае, я их слышу.

10. Почему нами, Церковью, был запрещен ко служению отец Сергий Таратохин, поддержавший Ходорковского в тюрьме? Почему нельзя священнику иметь взгляды и поступать по совести?

Священник должен иметь свои взгляды и поступать по совести. Это его первейшая обязанность. Вопрос в том, чтобы взгляды согласовывались с заповедями, а поступки не входили в противоречие со священным саном.

11. Почему в большинстве наших церковных лавок не купишь книг отца Александра Меня, да даже и дьякона Андрея Кураева не купишь? Что это за ползучее запрещение интеллигентных и образованных православных писателей?

А разве есть запрет на Кураева и Меня? Если книг нет, может, издательства не делают вовремя допечатки?

 

12. Почему самый посещаемый наш церковный праздник — Крещение? Единственный день, когда в храме дают что-то материальное — воду?

Сам автор вопросов ранее утверждал, что в Храм Христа Спасителя не попасть на Пасху. Может, это значит, что все-таки Пасха, а не Крещение, самый «популярный» праздник? Думаю, на Крещение в Храм Христа Спасителя попасть  легче.

13. Почему наши православные богослужения показывают по всем телеканалам, а богослужения иудеев, мусульман и буддистов не показывают никогда?

А разве по всем каналам? Я не знаю, разрешают ли, например, мусульмане показывать по телевизору свои богослужения.

14. Как можно про выходку пятерых девчонок в храме говорить «гонения на Церковь»? Или кто-то не бывал на Бутовском полигоне, где расстреляли тысячу священников?

Я бы никогда не назвал это «гонениями на Церковь». Другое дело, что этих хулиганок кто-то стал поддерживать, и даже зазвучали слова, что чуть ли не сама Церковь их посадила. Как будто Церковь может кого-то посадить… При этом совершенно забывается, что чувства миллионов верующих были оскорблены этим кощунством. Это не гонения на Церковь. Но это оскорбление.

15. Почему мы так часто апеллируем к государству с просьбами о насилии? Разве мы хотим быть похожи на евангельскую толпу, которая апеллировала со словами: «Распни Его, распни!» к Понтию Пилату?

Общая проблема, которая встает передо мной в связи с вопросами Валерия Панюшкина, — это то, что я не понимаю, из чего они вырастают. Кто к кому апеллирует с просьбами о насилии? Про события Евангелия мне известно: иудеи апеллировали к  Понтию Пилату, который должен был утвердить обвинительный приговор церковно-светского суда — Синедриона. Что такого происходит сегодня? Кто такие «мы»? Если какая-то группа людей, считающих себя православными, проявляет себя агрессивно и призывает к насилию, не надо на основе этого делать широкое обобщение о всей Церкви. 

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.