Кристаллик живой души

Православные следопыты: цель или средство воспитания?

О том, что в России есть скауты, знают многие. Но мало кому известно, что Русская Православная Церковь тоже создает скаутские отряды. Только называются они иначе: православные следопыты. Кто же они такие? Чем живут? Зачем нужны Церкви? И зачем им Церковь? Наш корреспондент посетил кемеровское Братство православных следопытов и попытался найти ответы на эти вопросы.

Девчонки стоят шеренгой, кто-то — в синих форменных рубашках, кто-то — в обычных блузках. Лица — серьезные, глаза — внимательные. Это — скаутский патруль «Панды» на еженедельном сборе. У мальчишек тоже патруль — «Белые волки», но они бы даже не поместились в такой маленькой комнатке. Место действия — город Кемерово, детский дом №2. Здесь созданы патрули Братства православных следопытов (можно называть их скаутами — не обидятся). Кстати, патрули — небольшие группы в семь-десять человек — есть и в нескольких других детских домах области.

На ступенях часовни Воздвижения Креста Господня в память погибших альпинистов Кузбасса на приюте «Снежный барс». Сентябрь 2007 года. Приюты — это двухэтажные домики, построенные в тайге на пути наиболее популярных туристических маршрутов. Там туристы могут отдохнуть — причем бесплатно. Систему «приютов» на свои средства создал Михаил Шевалье — директор междуреченского филиала Кемеровского областного детско-экскурсионного туристического центра.

Состязания между патрулями мальчиков. Лето 2007 года, лагерь «Солнцегор-2007».

Ну, казалось бы, скауты и скауты… Что такого? Для России это сейчас не экзотика. Тем не менее, тут есть свои особенности.

Во-первых, здешнее Братство православных следопытов возникло три года назад по инициативе епархии. Прежний глава епархии архиепископ СОФРОНИЙ (1930–2008) благословил нескольких священников создать скаутские отряды. Нынешний архиерей епископ Кемеровский и Новокузнецкий АРИСТАРХ всячески это дело поддержал. В итоге, сейчас в Кемеровской области несколько сотен следопытов. Ребята летом выезжают в лагеря, ходят в походы, изучают природу родного края. Возраст — от девяти до восемнадцати, но в основном — тринадцать-четырнадцать лет. Я смотрел на этих следопытов, разговаривал с ними, разглядывал фотографии — и то и дело ловил себя на мысли: а где были бы они, чем бы занимались, не будь тут этого Братства?

Во-вторых — и это важная особенность! — здесь в скаутское движение активно вовлекают детдомовских ребят. Областная администрация не только не вставляет палки в колеса, но напротив — активно помогает. К примеру, в трех детских домах ставки руководителей скаутских отрядов (официально они оформлены как педагоги дополнительного образования) оплачиваются из городского бюджета. Добилась этого заместитель главы администрации города Кемерово по соцвопросам Ирина Федоровна ФЕДОРОВА. Городские власти понимают, что с детдомовскими детьми надо работать, причем деньги стоит вкладывать не только в питание, но и воспитание.

Мы разговариваем со священником Евгением Сидориным — начальником дружины «Кемеровоград». Командиром всех здешних скаутов-следопытов. Разговариваем в так называемом «штабе» — это вытянутая комната-пенал в нежилом доме. Вокруг ремонт, развал, лунно-индустриальный пейзаж — на таком фоне штаб выглядит оазисом. Даже плазменный экран висит на стене (дети регулярно смотрят фильмы, а потом вместе с отцом Евгением их обсуждают). Помещение фактически бесплатно выделили друзья-бизнесмены, сочувствующие Братству.

У 15-летнего Андрея тяжелая биография. Рано лишился родителей, мачеха сдала его в детдом, когда ему было одиннадцать лет. Год жил в приемнике-распределителе. Во втором детдоме он живет около трех лет, туда же поместили несколько его младших братьев. Характер — очень непростой. Парень импульсивный, легко попадает под влияние шпаны. Но когда он стал православным следопытом, ситуация заметно улучшилась. «Я не считаю, что человек должен дружить только со своими сверстниками. Всякий человек может стать другом — этому я тоже здесь научился», — говорит Андрей. (фото Виталия Каплана)

1 августа 2007 года. Раннее утро. Литургии под открытым небом не раз проводились в ходе летних лагерей. Но эта служба была уникальна, во-первых, тем, что мальчики из патруля «Зодчие» смастерили престол, жертвенник и крест, а во-вторых, она проходила наутро после ночевки и встречи рассвета на вершине пика «Поднебесный» (высота около 1500 м). Это мероприятие было приурочено к 100-летию основания мирового скаутского движения.

«Между прочим, — говорит отец Евгений, — в такой окружающей обстановке есть свои плюсы. Для ребят это дополнительная романтика». Действительно, собирайся они в благоустроенном офисном здании, романтики бы явно поубавилось.

Но романтика, конечно, не самоцель. «Основное, — считает отец Евгений, — это помочь им определиться в бушующем жизненном море, создать некую среду — ну, как бы солевой раствор — в котором они выращивали бы живой кристаллик своей души. На это и направлены внешние формы нашей работы. Неважно, с чем они связаны — с досугом ли, с тяжелой ли работой, но главное в жизни скаута — служение. Основной скаутский закон: служение Богу, Родине и ближним. Причем не в каком-то отдаленном будущем — когда в армию пойдешь, когда институт окончишь — а здесь и сейчас. А значит, те умения и навыки, которые приобретают наши ребята, им приходится тут же и реализовывать. В том числе и в добрых делах, которые они должны совершать постоянно».

Эта лодочка — проводник в нетелефонизированный, неэлектрифицированный и вообще полный приключений и чудес мир природы Кузнецкого Алатау. На середине реки лодка проседает так, что вода чуть не захлестывается внутрь. Обычно каждая переправа сопровождается визгом и бурными эмоциональными высказываниями.

В июле 2006 года ребята ездили в Коневский Рождество-Богородичный монастырь на остров Коневец, что на Ладоге. Там православные следопыты и отдыхали, и помогали монахам в хозяйственных делах.

Река Малый Казыр, естественное «джакузи». Лето 2007 года, мальчишеский подлагерь лагеря «Солнцегор».

Чем же занимаются православные следопыты? Начну с того, что им повезло с географией — рядом прекраснейший заповедный край, тайга — Кузнецкий Алатау. Туда они ходят в походы, там устраивают летние лагеря. Приобретают туристические навыки, учатся выживанию в дикой природе. Но это тоже не цель, а средство. «Скаутская система направлена на комплексное развитие, — поясняет отец Евгений. — То есть и тело развивается, и душевная сфера, и духовная».

С телом все ясно, а что насчет души? «Скаутская методика — это игра всерьез. То есть внешние формы деятельности могут выглядеть как игра, но те отношения, которые при этом возникают между детьми — очень серьезны; в системе таких отношений как раз и развивается личность ребенка», — говорит отец Евгений.

…Все это очень хорошо, но остается главный вопрос. А Православие-то здесь при чем? Ведь примерно тем же занимаются и другие скаутские организации, у которых религиозная составляющая подчас стремится к нулю.

«Знаете, есть такое выражение: Православие не доказуемо, а показуемо, — отвечает отец Евгений. — Поэтому мы не стремимся вдолбить в детей какие-то догмы, не изучаем с ними схоластику, а пытаемся показать Православие через красоту — природы, человеческих отношений. Через ситуации, когда ребятам приходится поступать по-православному. Такие ситуации никто, конечно, не педалирует, они подчас сами собой возникают. Такой хотя бы пример: дети идут по бревну через овраг, там глубина пять метров, а у них рюкзаки по двадцать килограммов. Мы, конечно, страхуем, но я им говорю: ребята, читайте на ходу Иисусову молитву. Понимаете, можно два года изучать в воскресной школе виды молитв — благодарственная там, хвалебная, наизусть учить, но нет лучшего опыта для молитвы, чем в таких экстремальных условиях».

В предчувствии приключений. Автобус с детьми отъезжает от Знаменского собора Кемерово в город Междуреченск (расстояние — 250 км), а оттуда полтора часа электрички — и начинаются заповедные места Кузнецкого Алатау. 2006 год.

1 августа 2007 года, пять часов утра. Спуск с пика «Поднебесный» после ночевки и встречи рассвета. Следопытам не страшны ни холод, ни ветер, ни предстоящая дорога до лагеря…

… Мне иногда приходилось слышать: все эти скауты, все эти «православные следопыты» — не что иное, как идеологическое зомбирование детей. Дескать, пока им не исполнилось восемнадцати, никаких идей внушать нельзя, это насилие над личностью. Прощаясь с кемеровскими ребятами, я вспомнил эти опасения и рассмеялся. Они не поняли, почему.

А я не сказал.

Фото Максима Федичкина

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.