Красота как образ вечности

Архивный материал

Рождество – это душистая елка. Это мороз и скрипучий снег под полозьями саней. Это тонкое снежное кружево деревьев крытых наледью. Это жар свечей, ощущаемый через теплый свет из церковных окон. Это колокольные перезвоны и пение голосов о рождении в далеком Вифлееме младенца Христа.

Состояние праздника дивным образом слышится, видится, ощущается в акварелях Сергея Андрияки. Казалось бы, как можно так точно прочувствовать и угадать лично мое настроение? Но иначе и быть не может, если ты с человеком в одном духе.

«Вера поднимает, дает жить, надеяться, дает стимул жизни, это состояние подъема, а не спада, — говорит Андрияка. — И я радуюсь той красоте, которая вокруг меня, удивляюсь, восторгаюсь ею. А радость и удивление творению вокруг дает уверенность на сто процентов, что будешь видеть это всегда. И это — уверенность в вечности. Страшно становится, когда видишь людей угрюмых, мрачных, подавленных и убитых своими бедами. Это люди, у которых внутри ничего не горит, пустота. Их можно только пожалеть. Ведь воздухом, духом жизни пронизано все живое, что человека окружает. А мы, увы, разучились это ощущать и восторгаться. Восторгаться пробивающейся травой, облаками, солнцем. Впрочем, я и за собой замечаю: если разозлен, перестаешь замечать красоту. Но тогда я говорю себе: «Тут ты не прав, остановись».

Творческий путь любого художника довольно сложно объяснить. Он складывается из череды случайностей. Сергей Андрияка неожиданно открыл себя в акварели. В 1985 году в музее Савино-Сторожевского монастыря состоялась его первая персональная выставка. Там было более сотни маленьких акварелей в белых паспарту и несколько десятков сюжетных масляных работ. «Я смотрел и анализировал себя со стороны, — говорит Андрияка. — И задавался вопросом, почему отдаю предпочтение маслу, ведь акварель удивительна. Она светоносна, ее возможности колоссальны, если не безграничны. В 1994 году я масляную живопись из своей жизни выбросил, оставил, о чем совершено не жалею». 

Снег идет (Демидовский особняк), 1998; бум., акварель
Натюрморт со свечой и книгами, 2002; бум., акварель
Портрет в голубом, 1998, бум., акварель
Мама за работой, 1982; бум., акварель
 
 
 
 
 
Морозное утро, 1998; бум., акварель
Купол Рождественского собора в Звенигороде, 1998; бум., акварель
Панорама старой Москвы, 1995; бум., акварель
Казанский собор на Красной площади, 1999; бум., акварель
 

Сегодня глава специализированной школы акварели возрождает старинные традиции многослойной акварельной техники. Но акварель для Андрияки — это далеко не самоцель, скорее непростой и тернистый путь к себе. «Все люди по своему мировосприятию, мироощущению разные. Но прийти к самому себе, освободиться и посмотреть на мир своими чувствами, собственными глазами невероятно трудно. И именно в этом преодоление будет всегда состоять наша неповторимость, — убежден художник. «Я живу. У меня, как у любого другого, что-то внутри происходит и выбирается наружу. Я мир воспринимаю через цвет, и мне хочется художественно выразить себя в цвете, колоритом объяснить свое переживание от состояний окружающего мира. Для меня проповедь, созерцание, умиление, удивление в живописи почти тождественные вещи, если ты показываешь красоту. И задача, которую я перед собой ставлю, как у Иванова, не решаема, — выразить образ вечности. Но как это сделать? Цель существует, но достигнуть ее, кажется, невозможно».

 
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.