КОРОЛЬ УЛИТОК

Испокон века живёт в окрестностях болот и на полянах с сочными травами тихий улитий народец. Улитки гордятся древностью своего племени и свято чтут старинные традиции. Одна из них — ожидание Короля улиток, который, по преданию, всегда ползает где-то рядом и в любой момент может появиться на твоей травинке. Короля улиток никто не видел, но каждая улитка втайне верит, что именно ей суждено его встретить. Учёные улитки пытаются предсказать появление Короля: складывают и вычитают количество годовых колец, гадают по полёту одуванчиковых парашютов.

Улитки никогда не выходят из своих домиков. А если им куда-то надо — тащат их с собой. Это ещё одна древняя традиция. С самого рождения маленьким улиткам внушают, что всякому, покинувшему домик, грозит немедленная смерть. Ведь тело улитки нежно и уязвимо, а окружающий мир холоден и жесток. На улитьем языке «вышел из себя» означает «умер». По природе своей улитки замкнуты и молчаливы. Они редко дружат между собой. Да и как тут дружить, если каждый сидит у себя дома и только иногда выставляет наружу недоверчивые рожки. Улитка У с детства был необщителен даже по улитьим меркам. Едва научившись ползать, он отнёс свой домик на самый край поляны и зажил там совсем один на стебле высокого иван-чая. Скоро о нём забыли даже родители. Его ровесник Ли был чересчур подвижен для улитки. Ему никак не сиделось на месте. Почтенные улитки смотрели на него свысока. Но Ли это ничуть не смущало. Он неустанно исследовал поляну и однажды наткнулся на У, одиноко качавшегося на длинном листке. Они разговорились. С тех пор Ли зачастил

к высокому иван-чаю. Он был любопытен, а в голове улитки У от долгого молчания вырастали большие мысли. Одним золотым летним вечером, когда солнце особенно нежно прощалось с притихшей землей, Ли приполз на край поляны в неимоверном возбуждении.

— Сенсация! — закричал он так звонко, что с соседнего листа сорвалась капля росы. — Учёные расшифровали иероглифы жука-короеда на старом дубе! Там написано, что Король улиток живёт среди нас!

— Правда, сейчас узнать его невозможно, — продолжал Ли уже тише, с досадой замечая, что У думает о чём-то своём и совсем не ошарашен его известием. — Говорят, мы увидим, кто был Королём, лишь когда он умрёт. Наверное, это будет какой-то особенный знак на теле… Что творится в народе! Волнуется вся поляна! Несколько знатных улиток объявили себя будущими королями. Простые улитки не знают, кому верить. И на всякий случай поклоняются каждому, кто скажет, что он — Король.

— Да-да, — рассеянно отозвался У. — У меня тоже есть для тебя большая новость.

— Уж не больше моей! — обиженно фыркнул Ли.

— Я выходил из себя, — тихо и торжественно произнёс У.

— Что?! — выдохнул Ли, и в голове у него всё закрутилось.

— Я покидал свой домик.

— Но это же — невозможно! Каждому, кто покинет, грозит…

— Я жив, как видишь.

— Нет-нет-нет-нет! Ты врёшь! Я не верю!

— Смотри, — шепнул У, и Ли тут же зажмурился от суеверного страха. Но вскоре любопытство взяло вверх, и он открыл глаза. Чтобы увидеть то, чего не видела до него ни одна улитка. Медленно выбирался У из своего домика. Его тело жемчужно светилось в наступающих сумерках. Он высунулся уже по пояс. Ещё одно движение — и он весь оказался снаружи. Опустевший домик страшно мерцал на ладони замершего листа. Ли задрожал, уверенный, что его друг сейчас погибнет.

Но случилось нечто невероятное. Освободившись от тяжёлого панциря, У легко перепрыгнул на соседний стебель, оттуда — на склонившуюся вниз берёзовую ветку. Его движения были быстры и прекрасны, как танец, как музыка, как полёт мотыльков, которым Ли всю жизнь мучительно завидовал. С головокружительной ловкостью У оказался на самой вершине дерева, и его сияющее тело слилось с огоньками первых вечерних звёзд.

Через секунду он так же свободно соскочил вниз, едва касаясь упругих листьев. И, вздохнув, скрылся в домике. На поляне стало как будто темнее. Ли потрясённо молчал. Столько стремительных мыслей сверкало и прыгало в голове, что он не знал, за какой погнаться. От одной, самой заманчивой и страшной, просто захватывало дух.

«А что, если… — думал Ли и робко вытягивал из домика дрожащие рожки, но тут же так пугался своей дерзости, что стремглав нырял обратно. — Нет-нет-нет! Каждому, кто покинет… Неминуемая гибель… Но ведь у него получилось… А что, если…» — и он опять высовывался наружу.

— Нет, — наконец сдался Ли. — Я не рискну. Наверно, ты какой-нибудь особенный. А я уж точно погибну.

— В том-то и дело, — с жаром возразил У, — что я — самая обыкновенная улитка на свете! Если бы я был знатный, или учёный, или этот — как ты его называешь? — будущий король, тогда можно было бы сомневаться. Но ты же знаешь меня! Я такой же, как все! Значит — все могут!

— Не верю, не могу, не буду! — вдруг разозлился Ли и с силой захлопнул дверь своего домика.

Всю ночь он промучился без сна, пытаясь опровергнуть очевидное и придумывая возражения и вопросы. Наутро он хмуро выглянул наружу и недружелюбно окликнул У:

— Эй! Ну хорошо. Предположим. А зачем нам это? Тысячи лет жили без твоих фокусов — и ничего, нормально.

— Как? Как зачем? — растерялся У. — Ты ведь видел вчера. Это — совсем другое.

— Не нужно нам твоё другое! — огрызнулся Ли и что есть мочи пополз прочь.

Он очень спешил. Он напрягал все силы. Он задыхался. Но тяжёлый домик прижимал его к земле, и Ли двигался медленно и скучно. Он полз, и его маленькое тело клокотало от злости. Он вспоминал, как вчера У в три прыжка оказался на вершине берёзы. И почти ненавидел своего странного друга.

— И всё-таки это нужно! Нужно! — шептал У, грустно глядя ему вслед.

В тот же день в центре поляны появилась никому не известная улитка в потрёпанном пыльном домике. Она забралась на травинку, служившую трибуной будущим королям, и закричала:

— Послушайте!

Улитки высунули рожки и оглядели пришельца. Ли узнал У, и сердце его тревожно заныло.

— Ха! Смотрите! — засмеялись две знатные улитки. — Ещё один будущий король! Почисти сначала домик, замарашка! Нет, этому мы ни за что не поверим! Самозванец, убирайся вон!

— Да нет же! Послушайте! Я хочу сказать вам совсем другое! —

надрывался У, стараясь перекричать шум. — Улитки могут покидать свой домик! Да! Каждый из нас! Может стать свободным! Это легко! Это возможно!

— Кто это?! — испуганно переглядывались улитки. — Что он несёт?! Это сумасшедший Ка с торфяного болота? Вроде бы нет… Но тогда что?..

— Улитки могут покидать свой домик! — кричал У, раскачиваясь на травинке. — Я докажу вам! Я покажу!

В тени старого лопуха совещались будущие короли:

— Он ставит нашу власть под угрозу!

— Нельзя допустить ни в коем случае!

На полянке вдруг стало оглушительно тихо. Это У начал выходить из своего домика. Весь улитий народец следил за ним, затаив дыхание. Он выбрался наружу, выпрямился во весь рост и легко соскочил с травинки.

— Ах! — дружно выдохнула толпа.

— Видите! — восклицал У, прыгая от одной улитки к другой. — Я жив! Это возможно!

Улитки недоверчиво ощупывали его рожками. Понемногу над поляной нарастал радостный гул.

— Разрешите и мне потрогать, — сказал самый старый будущий король, подползая к У.

— Берегись! — пискнул Ли, заподозрив что-то неладное, но было поздно. У доверчиво потянулся к будущему королю и тут же был повален на землю и связан гибкой осокой.

— Ой! — хором произнёс народ и отшатнулся.

— Вот что бывает с тем, кто нарушает древние законы! — грозно выкрикнул будущий король. — Это величайший преступник! Завтра утром он будет публично казнён! А пока расходитесь! И пусть никто не смеет покидать свой дом!

Когда стемнело, Ли решился подползти к своему другу.

— Это несправедливо! — зашептал он, склоняясь над связанным У. — Ты ведь не сделал им никакого зла! Знаешь, я верю, что Король улиток этого так не оставит. И сегодня же приползёт освободить тебя. А сам я не могу, прости, вдруг ты всё-таки преступник?

У ничего не ответил. Тело его так высохло за день на солнце, что в сумерках казалось прозрачным крылом мотылька. Ли уполз, глотая слёзы. Улитки ведь тоже плачут. Иногда.

А ночью в лесу начался пожар. Небо озарилось страшным багровым светом. Трещали, умирая, деревья, рассыпались безжалостные искры, пламя подступало всё ближе к полянке, где жил улитий народ.

И вдруг несколько самых молодых улиток выскочили из своих раскалённых домиков и помчались прочь по кочкам. В мгновение ока они очутились на другом берегу болота, где не было огня. Вслед за ними и остальные улитки стали выпрыгивать из себя.

Перебравшись в безопасное место, улитий народец обернулся на свою пылающую поляну. И увидел связанного У, о котором никто не вспомнил в суматохе бегства. В этот момент огненный язык как раз дотянулся до него. У вспыхнул и взвился в небо.

И тогда у всех на глазах в расплавленном воздухе появилась маленькая корона и тихо поплыла над болотом, грустно задевая камыши. Она была похожа на шаровую молнию, только совсем крохотную, размером с орех. И всё вокруг неё переливалось нежным жемчужным светом. Огонь подступал к болоту. Шипел и смирялся. Кончался лесной пожар. Наступало новое утро.

Рис. Марии Арадушкиной

Познакомиться с другими книгами серии "НАСТЯ и НИКИТА" можно на сайте проекта.

Здесь Вы можете обсудить эту статью в Блогах "Фомы" (Живой Журнал). Регистрация не требуется.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.