КАНОНИЗАЦИЯ БЕЗ ПРОСЛАВЛЕНИЯ

КАНОНИЗАЦИЯ БЕЗ ПРОСЛАВЛЕНИЯ
Для старшего поколения была очевидна связь Церкви с жизнью каждого из пострадавших за веру. Их канонизации ждали. Она воспринималась как восстановление естественной связи Церкви, а вместе с тем и всех нас, с новомучениками. Алексей Беглов, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН комментирует статью Алексея Соколова “ПОКОЛЕНИЕ ГЕРОЕВ”По моим наблюдениям, сегодня верующие, независимо от фактического возраста, относятся к новомученикам совершенно иначе, чем «церковное поколение», которое застало эпоху репрессий. Тридцать лет назад у людей еще была живая связь с новомучениками, ясное понимание их подвига, суть которого заключалась в том, что они продолжали жить по-христиански, несмотря на преследования государства. Благодаря этому в России сохранилось Православие.

Для старшего поколения была очевидна связь Церкви с жизнью каждого из пострадавших за веру. Их канонизации ждали. Она воспринималась как восстановление естественной связи Церкви, а вместе с тем и всех нас, с новомучениками.

В начале 90-х, когда Церковь приобрела свободу, появилась возможность беспрепятственно проводить активную работу по канонизации. Однако обнаружилось, что вопрос этот для многих утратил актуальность.

Дело в том, что из жизни стали уходить те, кто сохранял живую связь с новомучениками, а у нового поколения должное отношение не сформировалось.

Этому есть несколько причин. Во-первых, очень слабо велась проповедь, было недостаточно составлено богослужебных текстов, литературных произведений. Если мы вспомним масштабную канонизацию русских святых в XVI веке при святителе Макарии Московском, то увидим, что она сопровождалась интенсивной интеллектуальной работой. Писались церковные службы, литературные произведения, проповеди. У людей было сформировано представление — что это за люди, в чем их подвиг, почему их нужно почитать.

Сейчас не так много материалов, разъясняющих смысл подвига новомучеников. Что мы о них знаем? Как правило, это имя и обстоятельства смерти. Канонизация производится по материалам следствия. А этого, на мой взгляд, не всегда достаточно.

Хотя есть и исключения. К примеру, работа игумена Дамаскина (Орловского) «Житие священноисповедника Романа (Медведя)», которая содержит и подробную биографию, и богослужебные тексты.

Отсюда следует простой вывод: массовость канонизации затруднила рассказ и проповедь о подвиге.

Есть и более глубинные причины. Это, в первую очередь, проблема исторического сознания. Их представляют либо как безвинных безгласных страдальцев, либо как героев, которые сопротивлялись тоталитарному режиму. В обоих случая упускается религиозная, духовная составляющая их подвига: люди жили по заповедям и поэтому подверглись репрессиям.

Чтобы как-то изменить ситуацию с почитанием, нужно более серьезно отнестись к самому процессу канонизации, заняться написанием богослужебных текстов. И что самое главное — необходимо выработать основу исторического сознания, церковного отношения к истории XX века.

Есть надежда, что ситуация может измениться в лучшую сторону. Уже сейчас есть замечательные примеры почитания новомучеников и, прежде всего, там, где прихожане или братия восстановленных монастырей через голову поколений установили некие личные связи с пострадавшими за веру, почувствовали их как живых людей. Это очень интересное явление. Как правило, именно там рождаются очень хорошие богослужебные тексты, книги о новомучениках. Однако кроме этого, должна быть систематическая, централизованная работа.

 

На заставке фрагмент фото nne.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Олег Черных
    Октябрь 10, 2017 17:10

    Гонения на Церковь не прекращались даже и после отставки Хрущёва, практически до последних лет коммунистической власти. Так в 1971 году в лагере погиб церковный староста Борис Талантов, протестовавший против закрытия храмов (канонизирован РПЦЗ). Среди нас ещё живут люди, пострадавшие за Веру в то время. Например, руководителям ВСХСОН на суде предлагали отречься не только от своих политических убеждений, но и от веры в Бога.
    Это всё ещё не написанная история — кроме книжки Джейн Эллис, написанной в 1990-м(!) году мне практически не попадалось обзорных работ, посвященных периоду после хрущевских гонений. Хотелось бы, чтобы церковные историки занялись этим, пока не все свидетели ушли. Думаю, что это поможет поддерживать живую связь с предыдущими поколениями исповедников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.