Как ввести настоящую цензуру

Владимир Берхин

В интернете опять был скандал. Звучит, конечно, как «в Москве снова пробки», но всё же имеет смысл обратить внимание. Не по каждому поводу корпорация Гугл делает специальную страницу с постоянным адресом.

Посвящена она делу довольно благому, на первый взгляд — борьбе за свободу интернета.

Ситуация такова: интернет для юриста представляет собой настоящий кошмар. Сеть технологически интернациональна, а право обычно заточено под конкретное государство, которое немыслимо без территории. Относительно регулирования интернета на настоящий момент нет внятных международных соглашений, национальные правительства не располагают, по большому счету, никаким инструментом контроля за сетью на своей территории. Единственная международная организация, которая имеет в этой области какие-то реальные полномочия — Международный Союз Электросвязи, последний регулирующий договор принимала в 1988 году в Мельбурне и по понятным причинам об интернете там ничего не сказано. Поэтому в декабре была проведена конференция, где несколько стран, в том числе Россия, выдвигали предложения, позволяющие национальным правительствам в большей степени контролировать происходящее в сети, нежели раньше.

Поскольку о предложениях было известно заранее, то они и вызвали скандал. Сбор подписей против нововведений инициировал Гугл, Европарламент рекомендовал делегатам от европейских стран не подписывать новый договор, и даже целый конгресс США единогласно принял резолюцию в защиту свободного от государственного контроля интернета. Против нововведений выступил и «отец интернета» Винт Сёрф.

И сработало. Из 89 стран-участниц 55 согласились с Гуглом и отказались подписывать новое соглашение, а то, что было подписано, имеет лишь малозначительные двусмысленные намёки на возможность правительств даже не «отрубить интернет», а просто бороться с какой- то частью его содержания.

Цензура не прошла — во всяком случае в теории.

Проблема в том, что не прошла цензура, скажем так, советского типа. Когда кто-то сильный просто что-то запретил и не даёт никому посмотреть, почитать и послушать. Все при этом знают, что это именно он, и именно запретил нечто хорошее. Однако есть и иные способы ограничения доступа человека к информации. Например, когда знание, которое реально может быть нужным, расположено неудобно. Этим часто пользуются юристы — написанные мелким шрифтом в середине пятидесятистраничного договора важнейшие пункты — типичный пример цензурирования. Или как по ТВ — передачи для взрослых показывают по ночам, когда детям вроде бы нечего делать у экранов.

Такого рода цензура в интернете, помимо прочих недостатков, малоэффективна – формальная юридическая машина всегда отстаёт от постоянно меняющейся сетевой среды. Но есть инструменты и поумнее.

Человек получает информацию в сети не напрямую, а с помощью тех или иных инструментов. Достаточно глянуть на карту интернета — есть и такой сервис — можно легко заметить, какие самые большие кружки, кто в наибольшей степени контролирует приход информации к пользователям — поисковики и соцсети, интернациональные по сути своей.

Неудивительно, что Гугл и Фейсбук выступили против участия национальных правительств в этом процессе: их интересы и интересы крупных игроков рынка прямо противоположны: для корпораций правильно и разумно всех объединять, для правительств — вырезать своё кусок и контролировать его.

В интернете можно — при формальной доступности любой информации — просто запереть человека в определённом сегменте сети, из которого ему просто не придёт в голову выходить. Например, Яндекс на прошлой неделе презентовал поисковую платформу «Калининград», выдающую персонифицированные результаты поиска. То есть: каждый человек будет видеть не объективную выборку релевантных сайтов роботом, а специально для него созданный набор ссылок. С учётом его прошлых запросов, посещённых и не посещённых сайтов, записей в блоге и так далее. Грубо говоря, если пользователь любит коньяк и искал его пару раз через Яндекс, то при его запросе «Наполеон», он увидит в топе выдачи не биографию императора, а ссылку на вино-водочный онлайн магазин. В результате пользователь не может выйти из некоторого привычного набора действий и интересов — или же должен для этого проявить большую, нежели ранее, настойчивость.

Или, допустим, Гугл запускает для русскоязычных пользователей систему так называемых «Графов знаний». Суть проста: большинство запросов довольно стандартны и в выдаче по ним пользователь, как правило, хочет найти нечто заранее вполне понятное. При запросе «Александр Македонский» — хочет историю о том, кто это, чем славен и так далее. При запросе «Уругвай» — что за страна, какой у неё флаг, территория и политический режим. И так далее. И помимо простой выдачи Гугл предлагает готовый кусок страницы, где есть наиболее очевидная картинка, ссылка на википедию, краткая информация и так далее — то, что поисковому роботу Гугла покажется важным относительно данного запроса. С учётом, разумеется, того, что Вы искали раньше, писали в блоге и так далее. Этот кусок гораздо привлекательнее, кажется содержащим всю необходимую информацию и, разумеется, отвлекает от детального исследования выдачи. И если Гугл напишет руководствуясь какими-то своими соображениями, в грАфе про какого-то политического деятеля что он молодец, а про другого – что он плох, гораздо больше пользователей увидят именно это, а не статистические выкладки правлений обоих, не обстоятельный анализ их работы, даже не тексты разработанных этими чиновниками документов.

Разумеется, дотошный найдёт, но много ли в сети дотошных?

В общем, не «цензура не прошла». А просто остались у власти прежние операторы процесса отбора и предоставления информации. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.