КАДРЫ: иерей Дмитрий СВЕРДЛОВ

Родился в Москве в 1972 году. Окончил Российскую экономическую академию им. Г. В. Плеханова по специальности «экономист-математик». Работал специалистом по корпоративным финансам. Учился в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и принял сан. В 2009 году исполняется десять лет c момента его рукоположения. В настоящее время — «настоятель стройплощадки» храма во имя апостолов Петра и Павла в деревне Павловское Домодедовского района Московской области.

Что снимает

«Есть такой тип человека с фотоаппаратом — «православный фотограф», он сосредоточен на съемке батюшек, церквей и крестных ходов… Я бы хотел видеть свои творческие интересы шире. Если не забывать о том, что мир создан Богом и что человек — Божье творение, пусть и искаженное, то снимать можно (и нужно) все, что есть в Божьем мире… Можно снять храм в закатном солнце, и это будет красиво. И, как говорится, «правильно». А можно увидеть фрагмент отвалившейся новой штукатурки на стене этого храма, через который открывается необычный рисунок старой кладки. Увидеть и снять только этот фрагмент, но тогда не будет виден весь красивый храм. И это будет, наверное, в чьем-то представлении не совсем «правильно». Но тем не менее красиво.
И там, чуть глубже, в контрасте неровного шва белой штукатурки и темно-красного кирпича можно увидеть, например, вечную борьбу нового и старого… А увидев, посетовать на халтурный дух века сего, когда отваливается совсем новая штукатурка… Или задуматься, что из них сильнее: новое или старое? В данном случае, видимо, старое, если, вопреки штукатурке, виден кирпич…
А может, все-таки сильнее новое, если все равно эта брешь рано или поздно будет заштукатурена, и тогда вековой кирпич скроется, уже окончательно и надолго…
Почти не могу снимать «просто красивую фотографию»: виды, пейзажи, архитектуру — общим планом. Хотя люблю ее смотреть. В сюжете, в композиции я ищу парадокс, сочетание несочетаемого».

Путь к фотографии

«Снимать стал еще студентом, когда начались первые поездки на машине: Владимир, Суздаль, Троице-Сергиева Лавра… Потом география расширилась: Новгород, Псков, Печоры, Питер, Валаам, Вологодчина… Наверное, почти у всех так начиналось — с путевых фотографий…
Начинал с простой «мыльницы», со временем появился «Зенит», позже пленочная Minolta. Перешел на цифру, потому что это просто и дешево. Сейчас у меня скромная цифровая Minolta. Думаю, дело не в мегапикселях и не в стоимости объективов. Еще молодым человеком прочел у Довлатова про его коллегу-фоторепортера из прибалтийской партийной газеты — самого лучшего, по мнению Довлатова, фоторепортера, у которого окурки неделями плавали в проявителе, а снимал он на примитивную «Смену-8М», но фотографии у него были самые лучшие: контрастные, живые, актуальные… Говорят же: купив дорогой фотоаппарат, ты становишься не фотографом, а владельцем дорогого фотоаппарата…
Некоторое время назад я заново открыл для себя «пленку», широкую, так называемый медиум-формат. Квадратный кадр меня завораживает. В нем есть необъяснимое очарование, красота и строгость. А полтора года назад освоил «Хольгу» (китайскую пленочную «мыльницу» для профессиональной широкой пленки). Эта камера с пластмассовой линзой дает невероятное количество незапланированных оптических искажений. Это интересно, красиво и вместе с тем непредсказуемо, потому что в любой момент кадр вдруг может оказаться традиционным и скучным.
Фотографировать учился на известном фотосайте Flicr.com. Кадров накопилось много, хотелось поделиться ими с кем-то еще кроме семьи. Поэтому стал публиковать фотографии в интернете. Смотрел, что снимают другие. Восхищался. Пытался снимать так же, лучше…»

Мысли о фотоискусстве

«В кадре люблю минимализм и аскетичность: оброненная перчатка на море пустого асфальта, забытый сломанный зонт на штормовом пляже… Меня спрашивают: чем такие картинки лучше, например, фотографий строгой псковской архитектуры или усталых и светлых лиц людей, совершающих многодневный Крестный ход? Да ничем, ни в коем случае ничем не лучше. Если фотографии архитектуры или Крестного хода — это хорошие, красивые, высокохудожественные фотографии. А если — нет? Миллионы туристов фотографируют сотни тысяч церквей по всему миру. Тысячи паломников снимают тысячи лиц, совершающих крестные ходы… Не заботясь об эстетике своих снимков или не умея ее выразить. Тогда спрошу: а чем такие — неэстетичные, но религиозные по формальному содержанию — фотографии лучше сломанного зонта на пляже? Помню, мы говорили в институте о том, что неправильно петь в церкви итальянским партесом, а правильно петь старинным знаменным пением. Да, правильно знаменным. А если знаменным, но фальшиво? Или: неправильно расписывать храм в стиле барокко, а правильно — каноническими фресками в традиции Андрея Рублева. Да, правильно в канонической традиции. А если формально — в традиции, но аляповато и некачественно с художественной точки зрения? Все это — важные вопросы о том, обязано ли искусство быть выразителем идеи или главной его задачей является воплощение красоты. Кто-то скажет: мы, православные, должны просветить мир Божьим светом, поэтому наше искусство должно нести миру красоту христианства и нашей Церкви… А потому перчатки и зонты — всего лишь эстетство, декаданс и пустая трата пленки… Но для меня нет противоречия между Православием и красотой. Потому что если красивое — это значит Божие. Бог не творил безобразия. Красота —
это свойство Бога, она исходит от Него. И иной бесконечно красиво потерянный зонт на бесконечно красивом пляже затронет в душе зрителя такие струны, которые, возможно, направят его к Бесконечному Источнику всякой красоты. К Художнику, как называли Бога наши святые отцы».


Вовне.


Британия.


Было.


Красная площадь.


Затмение.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.