ИВАНОВСКАЯ «КОЛЫБЕЛЬ»

Из всех предложений, направленных Патриархом в адрес руководства страны, внимание общества и журналистов больше всего привлекли инициативы по борьбе с абортами. Возникла дискуссия, и потому Церковь поспешила подчеркнуть, что запретительные меры в этой области возможны только при условии, что отказавшимся от аборта женщинам будет оказываться достойная поддержка. Более того, Церковь официально выразила готовность участвовать в подобной поддержке: помогать с жильем, трудоустройством, а в случае нежелания женщины воспитывать ребенка — пристраивать детей в церковные приюты. Подобный опыт у православных в России уже есть. Например, в Ивановской области вот уже восемь лет действует уникальный центр защиты материнства «Колыбель».

За это время его сотрудникам удалось сохранить более 500 детских жизней. Сотрудники центра не только работают с беременными в женских консультациях и в абортарии при областной больнице, но также регулярно снабжают полторы сотни матерей-одиночек необходимыми вещами и продовольствием. В самом центре на постоянной основе проживают от 15 до 20 молодых мам с детьми.

Недавно известный блогер-фоторепортер Сергей Мухамедов (ottenki-serogo) побывал в «Колыбели», где побеседовал с руководителем центра Еленой Язевой.

Кризисные женщины — так в приюте для беременных называют своих подопечных. Истории у всех разные: дом разрушился, жить негде; обманули с квартирой, осталась без средств; скиталась на вокзале; сожитель в тюрьме, а бабушку-алкоголичку убили. Без питания, одежды и жилья. Объединяет их одно — они все «на грани» и с грудными детьми или скоро родят.

— Начали работать в 2002-м на голом энтузиазме и вот постепенно выстроился центр защиты материнства. С 2006-го года мы начали выигрывать гранты от «Национального благотворительного фонда». А в этом году и его не получили, остались на нуле. Живем на пожертвования частных лиц.

Уже родилось более 500 детишек при участии «Колыбели», и я не припомню случая, чтобы кто-то из наших мам оставил ребенка.

— Как к вам попадают кризисные женщины?

— Тут есть несколько путей. Каждая женщина, обратившаяся в консультацию, получает официальную диспансерную книжку беременной с нашей рекламой. Кроме этого в каждой консультации висит наш стенд с призывом не торопиться делать аборт и нашими контактами. Существует несколько ступенек, которые нужно пройти беременной, чтобы сделать аборт, и первая — женская консультация. Если врач видит, что женщина находится на грани аборта и ему удается ее остановить, то она получает направление к нам. Сейчас мы так сотрудничаем с 11 врачами.

Вторая ступень — резус-лаборатория. И если женщина проскочила консультацию, то туда она придет перед абортом обязательно. Там есть помещение, где наши сотрудницы побеседуют с ней.

Третья ступенька — горбольница, куда они придут на аборт. Здесь тоже работают наши психологи и пока идет подготовка и оформление документов, она пройдет собеседование. Остановить женщину, уже пришедшую в абортарий, очень сложно, но это даёт 2 — 3 спасенных человеческих жизни в месяц. Да даже ради одного отказа в год эту работу нужно проводить!

— Женщина, оказавшаяся в такой ситуации, как правило, очень одинока, обычно это связано с предательством отца или с кризисными отношениями с родителями, которые ее выгнали: «Пока не сделаешь аборт, не возвращайся». Они все нуждаются в психологической помощи, им нужно доброе слово, чтобы к ним отнеслись по-матерински.

Многие женщины с такого социального дна к нам приходят, что им даже удивительно, что им кто-то помогает. Тут работает клуб кормящих мам, и они держатся за эти связи, потому что они действительно очень одиноки.



Для меня было чудовищным открытием, что если во время беседы с женщиной, которая пришла делать аборт, предложить 500 рублей, то она может остановиться. Цена человеческой жизни — 500 рублей в месяц! Может, в Москве это не поможет, но у нас возможно.

— А куда они потом деваются? Они же не могут тут жить бесконечно?

— Мы пытаемся заниматься социальной реабилитацией. «В никуда» мы их не выгоняем, тем более с детьми. Вариантов много. Первый — воссоединение с семьей, у нас было несколько таких случаев. Бабушка-дедушка против: «Ты нагуляла, принесла в подоле, вон отсюда!». После того как внук или внучка рождается, мы начинаем потихоньку эти связи налаживать. Рано или поздно их сердце оттаивает. У дочери — обида что ее выгнали, у нее категорическое неприятие родителей. Начинаем разговаривать с девочкой, умягчаем ее сердце, потом берем у нее согласие вести переговоры с родителями. Сначала на нейтральной территории, потом показываем ребеночка. Не помню случая, чтобы это закончилось неудачей.

Читать репортаж полностью в блоге Сергея Мухамедова.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.