ИСПЫТАНИЕ УСЫНОВИТЕЛЕЙ

Испытаний на долю усыновителей выпадает немало. Пройдя школу приемных родителей, Ольга БОЧАРОВА смогла справиться со многими из них, однако без трудностей все же не обошлось.

“В то время у меня уже был собственный ребенок. Но он на тот момент уже подрос, и большой нагрузки я не ощущала, а ощущала пустоту, которую нужно было заполнить заботой. Мне хотелось взять приемного ребенка, но я не знала – справлюсь ли? Потому что взять, а потом сдать обратно – для меня было неприемлемо. Кроме того, я была в плену мифов о том, что все детдомовские дети чуть ли не уроды, и мне хотелось узнать, так ли это на самом деле. Мне хотелось внедриться в эту систему и посмотреть на все изнутри, своими глазами”.

Поначалу Ольга и ее муж Денис решили брать кого-нибудь из детей на выходные в семью или просто навещать в детском доме. Ни о каком попечительстве, а уж тем более усыновлении, речи тогда еще не шло. Все решил случай… Учеба на курсах шла своим чередом, и все, кто не отсеялся в процессе занятий, должны были проходить практику в детском доме.

“Там один мальчик мне очень в душу запал. Его звали Никита. Мне доверили брать его к себе на выходные, на каникулы, и я так к нему привязалась, что была готова его усыновить. Он был старше моего Вани на полтора года. Но муж оказался не готов. Он сказал, что не чувствует его своим ребенком, что для него Никита просто Ванин друг. И батюшка отсоветовал: сказал, раз муж так говорит, то лучше не надо. Но для меня главное уже произошло – я поняла, что смогу полюбить чужого ребенка. Это было уже не абстрактное, а осознанное чувство. Во время практики я увидела, что детдомовцы – это абсолютно нормальные дети, только очень несчастные. И еще я поняла, что им нужно поскорее найти родителей”.

Ольга снова поговорила с мужем и когда он согласился, решила сказать о своем решении родителям. И тут возникли сложности.

«Сначала я завела разговор издалека, что вот, мол, если через несколько лет у нас не родится второй ребенок, возможно, мы возьмем приемного. Мама отреагировала спокойно, потому что в ее представлении это была слишком далекая и туманная перспектива. Но когда через пару месяцев мы начали собирать документы, моя мама, конечно, страшно переживала. В ход пошли обычные аргументы: “Он чужой, я его не полюблю и не смогу относиться как к родному, и вообще квартирные условия у вас неподходящие…”. Она не воспринимала его как малыша – он виделся ей уже двадцатипятилетним с кучей проблем из-за плохой наследственности».

Но, несмотря на это, в семье Бочаровых все же появился Макар. А когда через два года Ольга с Денисом усыновили еще и Любу, мама Оли восприняла это как само собой разумеющееся.

“Люба появилась, когда Макару было уже два годика. И мама уже спрашивала: а какая она, а сколько ей лет? Она даже ездила ее навещать в детский дом. Сейчас бабушка берет их к себе в гости и потом рассказывает, какая Люба нежная и какой Макар озорной”.

Волновалась Ольга и о том, как примет приемных брата и сестру старший сын. Ивану было уже пять лет, когда в семье появился двухмесячный Макар. Но прежде чем это произошло, Ольга много с ним разговаривала.

«Мы сказали Ване, что дети появляются в семье по-разному. Бывает, что они рождаются, а бывает, что их кто-то родил, но по какому-то стечению обстоятельств они остались одни. И тогда эти дети обретают другую маму. Так Господь все придумал, чтобы у каждого ребенка была мама. И Иван с нами согласился. Когда появилась Люба, он тоже нормально это воспринял. Сейчас мы ждем своего ребенка, и когда ему объявили, что у него будет еще братик, он спросил: “А где вы его нашли?”. Это потому, что когда появился Макар, мы рассказали, откуда его привезли, и Ваня запомнил, что “где-то там” лежат малыши. Поэтому когда он узнал, что новый братик у него родится, то очень удивился – он думал, что родиться может только он. Вообще нам помогает то, что Иван причисляет себя к старшим: вот мама, папа, вот я, а вот это – дети. Конечно, у них бывают конфликты, как у всех детей, но никакой озлобленности я не вижу. Ваня очень помогает мне с малышами. Он всегда оказывается в роли старшего, и поэтому конкуренции между детьми не возникает».

Кризисы роста существуют и у родных детей, но у приемных они проходят гораздо тяжелее. Как правило, в такие моменты родителям кажется, что все проблемы в поведении приемного ребенка возникают не из-за их собственных ошибок, а из-за его дурной наследственности.

“Возрастные кризисы у приемных детей, конечно, переносить тяжелее. И таким холодком иногда веет по отношению к ним. А бывает, обнимет тебя приемный ребенок, и полностью ощущаешь, что он твой. По-разному бывает. В эти моменты надо себя постоянно ставить на место. Я говорю себе: все что сейчас происходит – это результат твоего отношения, холодного и пренебрежительного. Или наоборот – он чересчур избалован. Потому что приемного ребенка бывает настолько жалко, что ни в чем не можешь ему отказать. Ведь он так настрадался!”

Ольга надеется, что с Божией помощью им с мужем удастся преодолеть все трудности и дать Ивану, Макару, Любе и будущему малышу все то хорошее, что они могут. А для преодоления в себе усталости, раздражения и сомнений в семье пользуются одним правилом.

“Мне батюшка в свое время сказал: когда у тебя появится приемный ребенок, ты вообще забудь, что он тебе чужой. Выбрось это из головы и не думай! Я так и делаю. А как только у меня появляются другие мысли, я их просто сразу отсекаю”.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.