Ирина КОРОБКОВА: ВЕРЕЯ — ДУША МОЯ

В Верею приехать просто, а уехать из Вереи сложно. Просто — потому что два часа от Тушинского автовокзала в направлении Можайска — и вот он,  самый маленький город Подмосковья. Уехать обратно в Москву или еще куда сложно вовсе не из-за пробок. Город так просто не отпускает.

Холмы, на холмах несколько храмов. Речка Протва извилисто течет под петушиные крики и гусиное гоготанье… И прямые улочки со старыми добротными домами. Эдакая нераскрученная подмосковная Таруса.

Художница Ирина Коробкова — одна из тех, кого родная Верея прочно к себе привязала. Ее дом стоит в Заречье, очень живописном месте, где из окна мастерской видна церковь. В доме обычный художественный беспорядок — стоят мольберты, картины, висят эскизы работ. Ирина и ее муж, Юрий Борисович Измоденов, художник-монументалист, — пишут огромные полотна, которые впоследствии будут перенесены на стену храма иконы Божией Матери Взыскание погибших в городе Ефремове Тульской области.

Неудобно отвлекать творческих людей от работы, но Ирина уже наливает мне кофе и рассказывает о том, почему ей хорошо в Верее, и о многом другом.



Липа-липонька

«Я под Вереей родилась. С двух лет в городе живу. Сколько себя помню — всегда рисовала. В нашей школе работал талантливый педагог, очень хороший художник — Борис Ильич Морозов. Он вел изостудию и заметил меня еще в пятом классе, звал на занятия. Я почему-то не верила в свои силы, стеснялась идти к нему в ученицы. Тогда у Бориса Ильича такие сильные ребята занимались, да еще и старше меня все лет на пять», — рассказывает художница.

«Это потом мы все уже в Строгановке перезнакомились и сдружились, а в детском возрасте разница в пять лет кажется пропастью. В итоге в кружок к Морозову я пришла в восьмом классе, и он сумел по-настоящему раскрыть меня как живописца. Он придал мне уверенности».



Зимняя прогулка

Когда с призванием всё стало более-менее ясно, пятнадцатилетняя Ирина поступила в механико-технологический техникум в городе Королёве, закончила его и попала по распределению в Пензу на швейную фабрику, конструктором-модельером. Там же, в Пензе, Ирина продолжила свою учебу — поступила в 1979 году в местное худучилище, которое с отличием закончила. А потом уже была Строгановка (Московское высшее художественно-промышленное училище).

Во время учебы Ирина занималась станковой живописью, написала несколько сценических занавесов. Практику художница проходила в Ферапонтове. Монастырь и сама атмосфера этого известного северного села произвели на нее очень сильное впечатление. По мотивам фресок Дионисия Ирина создала картину «Воспоминания о Ферапонтове».



Воспоминание о Ферапонтове

Закончив учебу на факультете монументальной живописи, Ирина вернулась в родную Верею. Талантливому художнику хорошо здесь — за вдохновением не надо никуда ездить, можно просто выглянуть в окно. Герои Ирининых картин — верейские кошки и собаки, гуси и петухи, домишки, сады, храмы, цветы, деревья, птицы и, конечно, жители.



Синяя ночь в Верее. пэчворк

«В „моих художественных университетах“ я прошла отличную школу. Одна цепочка наставников чего стоит. Моим учителем в Пензе был талантливый педагог, художник Константин Захаров. Он, в свою очередь, учился у замечательного живописца Горюшкина-Сорокопудова, а тот на рубеже XX века работал в мастерской у Ильи Репина. Так что я могу считаться ученицей Репина», — улыбается Ирина и берется за кисть.



Автопортрет с рыбой

«Мы с мужем уже почти год выполняем работу для ефремовского храма — заказ очень серьезный и большой. С Юрием я познакомилась в Строгановке, на факультете монументальной живописи… Вдвоем работать и просто, и непросто — вроде хорошо знаем и понимаем друг друга, но бывает, что по некоторым моментам спорим до хрипоты. Так в спорах рождается истина, то есть наши фрески для храма».

Хожу по дому художников, разглядываю стены. Лоскутные одеяла, резные иконы, картины… Там и сям букетики сухих трав. Во дворе на стене дома —  замысловатая инсталляция из старых садовых инструментов. Возвращаюсь в дом и снова застываю у картин.



Прерванная связь

Будь то пейзаж зимний или весенний, натюрморт ли, жанровая живопись,  всё: и цветовая палитра, и персонажи, и композиция работ Ирины — притягивает и не позволяет просто так уйти. Хочется в прямом смысле забыть на мгновение привычную жизнь и перенестись в Верею. У меня это уже получилось два раза, благодаря Ирине — один раз зимой и один раз летом. Теперь, вдохновленная, я мечтаю увидеть осеннюю Верею, отыскать снова знакомый домик, пройтись по ухоженному саду, вдохнуть пряный запах сушеных трав и жизни, гармоничной и простой, но порой такой недостижимой.



За самоваром

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.