Грехопадение. Порча

Основы веры с Сергеем Худиевым

Журнал  «Фома» продолжает публикацию размышлений Сергея Худиева об основах веры и отношению христиан к жизни, самим себе и окружающему миру.

В предыдущих публикациях мы говорили о владычестве человека. В Творении человек поставлен владыкой над делами рук Божиих; у людей есть реальная власть и реальный выбор. Человек – наследный принц творения, наделенный огромными возможностями, любимое творение Бога, призванный к близким, доверительным отношениям со своим Создателем.

Бывают счастливые семьи, где младшие почитают старших, а старшие заботятся о младших, и все любят друг друга; они вместе заботятся о доме, а их хозяйство процветает. Бог в Писании сравнивает Себя с Отцом именно в такой семье. Однако отношения такого рода могут быть только добровольными – люди по своей воле выбирают верность, любовь и заботу. И здесь возникает возможность греха – люди могут и не выбрать любовь. Люди могут начать обманывать старших и притеснять младших; они могут разорять хозяйство, вместо того, чтобы заботиться о нем. Примеров этому в нашей жизни более чем достаточно.

Люди, наделенные властью и свободой, могут употребить ее во зло; чем больше у них власти и свободы, тем худшее зло они могут совершить. Именно это и произошло с нами; именно поэтому мы живем в таком мире.

У всех нас есть опыт греха. Почти все из нас помнят, как наши поступки или слова разрушали наши отношения с другими, приносили вред нам или другим людям. Многие из нас могут вспомнить, как наше собственной безрассудство оборачивалось болью для нас и наших ближних. У нас есть также и опыт столкновения – как личного, так и заочного – с грехом других людей. Мы знаем, какое зло приносит алчность, зависть, высокомерие или безответственность. Об очень многих проявлениях зла мы можем сразу сказать, что они порождены злой волей людей. Мы можем понять, что причина, по которой “мир лежит во зле” – это злая воля людей, в том числе наша собственная злая воля.

Христиане видят в грехе нечто большее, чем просто отдельные плохие поступки. Сама природа человека изменилась в результате греха. Это можно сравнить с алкоголизмом – сам алкоголик считает, что то, что он напился позавчера, вчера и сегодня – просто отдельные проступки; но со стороны видно, что это болезнь, и отдельные провалы – проявления этой болезни.

Пока вы читаете эту страницу, страшная и трагическая человеческая история продолжается – армии воюют, террористы взрывают бомбы или захватывают заложников, преступники совершают громкие злодеяния – вы услышите об этом в ближайшем выпуске новостей. О многом в новостях не расскажут – о преступлениях помельче, о брошенных детях, о распавшихся браках, об оставленных умирать стариках. Многие люди – в том числе нехристиане – признают, что с человеческим родом что-то очень сильно не в порядке. Феминистка Риан Айслер пишет в своей книге “Чаша и клинок”

 “Почему мы охотимся друг за другом и преследуем друг друга? Почему наша жизнь переполнена чудовищной бесчеловечностью мужчин по отношению к мужчинам — и к женщинам? Как могут люди быть столь жестокими к себе подобным? Что постоянно склоняет нас к жестокости, а не к доброте, к войне, а не к миру, к разрушению, а не к созиданию?”

Она не принимает христианского ответа на этот вопрос – но то, что она этим вопросом задается, весьма показательно. Много раз в истории предлагались те или иные рецепты исправления человечества; люди видели корень зла в невежестве, или несправедливом социальном устройстве, или в подавлении сексуальности, или мужском доминировании, или в чем-то еще. Последняя большая попытка вывести “нового человека” была предпринята в нашей стране и мы знаем, что из этого вышло. Как ни горько это осознавать, все эти попытки обречены. Проблема не в чем-то внешнем по отношению к людям – глубоко повреждена сама человеческая природа, “сердце” как говорит Библия.

Эта испорченность в христианстве называется первородным грехом.

Учение о первородном грехе обычно вызывает наиболее решительную критику – и наиболее эмоциональное неприятие – со стороны нехристиан. Это понятно – если не верить в Бога, тогда остается верить в человека; а в этом случае учение об испорченности человека разрушает всякую надежду. С точки зрения неверующего моралиста, вера в первородный грех подрывает желание и способность людей добиваться социального и морального прогресса; такая вера не менее вредна, чем вера здорового человека в то, что он болен. И действительно, внушать здоровому человеку, что он болен – значит причинять ему несомненный вред; однако же несомненным вредом обернется и другое – если человек на самом деле болен, а мы будем внушать ему, что он здоров. У меня довольно плохое зрение, и, если я внушу себе, что я вижу отлично, и откажусь от очков, то я буду налетать на все углы, и, скорее всего, кончу свою жизнь под колесами. А наша история – и наша повседневность – свидетельствует о тяжелом нездоровье.

Такой взгляд на человека кажется обескураживающим и пессимистическим; на самом деле он связан с тем безмерным оптимизмом, который лежит в основе христианства – мы верим, что Бог всемогущ и что Бог есть любовь. Мы верим, что глубочайшая, вечная реальность – реальность Святой Троицы – исполнена безграничной любви и милости; Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы. Две эти доктрины – вера в благость Бога и в греховность человека – так связаны между собой, что вера в одно предполагает веру в другое. Мы верим в реальность греха, глубокой порчи, поразившей мир и человека, именно потому, что мы верим в абсолютную благость Бога.

Слова Апостола Иоанна “Бог есть любовь” – наверное, самые известные слова Библии; их часто повторяют и нехристиане, и те, кто вообще не знает, откуда они. Однако эти слова, если мы примем их всерьез, приводят нас к осознанию реальности греха. Бог есть любовь, а, как пишет тот же Апостол в том же послании, “мир во зле лежит”. “Мир полон кровью и слезами” настолько, что часто люди вообще отрицают бытие благого Бога. Если мы верим (как Апостолы) что Бог все-таки благ, мы неизбежно приходим к признанию некой порчи – прежде всего, в людях – которая противится любви Божией и вносит разрушение и боль в созданный Им мир. Как сказал английский писатель Гилберт Кийт Честертон, “Если правда (как оно и есть), что человек может получать изысканное наслаждение, сдирая шкуру с кошки, то приходится отрицать либо Бога, как атеисты, либо нынешнюю близость Бога и человека, как христиане.” Именно эту порчу, которая стоит за всем злом и страданием мира, христианство и называет грехом. О ней мы подробнее поговорим дальше.

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.