Дружба неравных

tkachenko— Вот Вы, например, берете благословение у своих друзей?

— Знаете, я даже у своей жены иногда благословение беру.

Такой неожиданный обмен вопросами и ответами случился у меня недавно в разговоре на тему «Можно ли дружить со священником?». Суть дискуссии сводилась к следующему. Дружба – отношение равных. А значит – предполагает и равные возможности в любых проявлениях чувств, чего – ну никак не может быть между священником и его духовным чадом, между пастырем и пасомым. Скажем, друга ты можешь похлопать по плечу, а вот священника – уже нет. Поэтому, сколь бы теплыми ни были отношения между священником и мирянином, дружбой их назвать нельзя. Это некий особый тип отношений, не дружба, а нечто иное.

И, в общем-то, я готов был согласиться с этой мыслью, если бы не одно обстоятельство.

Так уж получилось, что несколько моих старых закадычных друзей, будучи уже в зрелом возрасте приняли сан, стали священниками, иеромонахами, епископами. А я остался обыкновенным мирянином. И вот вопрос – что же должно было произойти с нашей многолетней дружбой после принятия моими друзьями сана?

А ничего не произошло. Потому что «дружба – отношение равных» — это всего лишь красивая фраза. Полное равенство между людьми – абстракция, отвлеченная идея, «сферический конь в вакууме». В реальной жизни такого просто не бывает. Всегда кто-то выше ростом, кто-то богаче, кто-то умнее, кто-то выше по должности. А кто-то — да, облечен священным саном.

И ничего, дружим, слава Богу. И благословение я у своих друзей-священников (10 вопросов о священстве и священниках на сайте «Фомы» — прим. ред.) беру совершенно спокойно, и руку им целую, и исповедуюсь, и Святые Дары из их рук принимаю. Просто тут как бы два режима общения существует: как только друг начинает священнодействовать, я тут же «забываю» о нашей дружбе (да и он, думаю, тоже). Для меня он с этой минуты – образ Христа, пришедшего ценой Своей жизни спасти грешников. А я – тот самый грешник и есть. Тут не до дружбы уже, хотя и хорошее дело – дружба. Тут мы вместе куда более важное общее дело совершаем – благодарим Господа за Его бесценную жертву, нас ради принесенную.

24293066256_9b452e1394_k

Фото Loni Townsend

Ну а в обыденной нашей жизни – совсем другое дело. Тут мы как были друзья, так ими и остались. Хотя, конечно же, хлопать по плечу друга-архиерея я не стану, даже если мы с ним вместе на стадионе пробежку вместе совершаем, или у его мамы на кухне чай пьем с пряниками. Дружба — это ведь не только равенство, но еще и деликатность, уважение, способность ограничивать себя в каких-либо проявлениях чувств, если этого требует, например, сан друга, или какая-то иная причина.

Но все равно я настаиваю на том, что это именно дружба. Самая настоящая. И очень надеюсь, что дорогие мои священнослужители, с которыми мы вот уже несколько десятилетий храним нашу дружбу, останутся для меня друзьями навсегда. Ведь и Христос называл учеников Своими друзьями. Четверодневного Лазаря Церковь именует не иначе, как другом Божьим. И даже Иуде Искариоту в самый момент его предательства Иисус сказал: «Друг, для чего ты пришел?» И уж если у Христа были друзья среди Его учеников, то почему бы и священнослужителям не дружить со своими прихожанами? Правда, конечно, это не будет дружбой равных. Ну, так ведь и Христа Его друзья, думаю, тоже по плечу не похлопывали.

 

На заставке фрагмент фото ValMan/www.flickr.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (41 votes, average: 4,93 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.