Донорство органов может быть только актом жертвенности, — Владимир Легойда

Председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда призвал к такому совершенствованию законодательной базы пересадки органов умерших пациентов, которая сделала бы донорство актом доверия и жертвенности.

— Неудивительно, что случай со студенткой Алиной Саблиной, родственники которой были, как сообщают ряд СМИ, поставлены перед фактом изъятия у нее внутренних органов, вызвал столь острую общественную реакцию, ‑ подчеркнул представитель Церкви, сообщает пресс-служба СИНФО.

— Не вдаваясь в правовые аспекты ситуации, я хотел бы отметить, что так называемая презумпция согласия на изъятие органов, чем бы она ни обосновывалась, разумеется, вызывает этические вопросы, ‑ добавил Владимир Легойда.

Представитель Церкви напомнил, что в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится, что «презумпцию согласия потенциального донора на изъятие органов и тканей его тела … Церковь считает недопустимым нарушением свободы человека».

По словам председателя СИНФО, жертвовать свои органы другому человеку – достойный акт жертвенности, но он должен быть добровольным выбором либо самого потенциального донора, либо его родственников.

— В противном случае, получается, что мы и наши родственники ‑ не властны над своим собственным телом, которое рассматривается как некое средство, для чего бы то ни было. Это нравственно обесценивает жертвенность тех людей, которые завещают свои органы или могли бы их завещать, ‑ сказал представитель Церкви.

— Я уверен, что врачи могли бы сообщать смертельно больным людям или их родственникам о возможном изъятии органов заранее, при этом убеждая словом и делом в своей готовности сделать все для спасения человека, а не скорейшего его превращения в набор донорских органов, ‑ заключил Владимир Легойда.

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.