О языках

Дневник о жизни, в которой есть место счастью. Часть 7

«Я принимаю мир не как оптимист, а как патриот. Мир — не пансион в Брайтоне, откуда мы можем уехать, если он нам не нравится. Он — наша фамильная крепость с флагом на башне, и чем хуже в нем дела, тем меньше у нас прав уйти», — писал Гилберт Кийт Честертон.

Значит ли это, что мы обречены лишь на безрадостную борьбу в этой крепости? И бывает ли так, чтобы, несмотря на все несуразицы, мир нам очень нравился? Думается, поиск ответов на эти вопросы и есть то, что объединяет такие, казалось бы, непохожие друг на друга истории из жизни Анны Леонтьевой. Сегодня мы публикуем ее очередной рассказ.

О языках

LeontjevaКак-то раз встречалась с образованным и очень чутким к языку батюшкой. Он сказал, что Библию стоит перечитывать хотя бы из-за того, что русский язык постепенно портится, а церковнославянские слова носят сакральный, глубинный характер. Вот, например, сказал он, слово — страхование — в старом русском языке означало не страхование машины. А такое состояние человека, когда на него нападают всякие страхи. Ну и много таких слов, сказал он, вчитывайтесь, читайте.

При неожиданных обстоятельствах вспомнила совет батюшки. Еду в деловую командировку. В экспресс до аэропорта со мной садятся двое молодых мужчин в костюмах. Опытным глазом и ухом определяю: менеджеры среднего звена. Разговор протекает примерно так. «А я говорю, Илья Иванович, нужны аполоджайзы, вы поймите, инвайронмент изменился, реалити все совсем новые, логистика требует совершенно дифференцированного подхода к клиенту…»

Материал по теме


Фото andkutin

«Я говорю, ты говоришь, они говорят»

Дмитрий Соколов-Митрич о русском языке, праве говорить и пользе заимствований

Я так заворожена разговором, что достаю блокнот и пытаюсь записывать. Но не могу удержать улыбки. Один из мужчин, возможно, думая, что я записываю производственные тайны, вежливо, но холодно спрашивает меня: «Мы говорим что-то для интервью?» — «Извините, говорю, пожалуйста, просто у вас такой интересный язык. Я ньюсвумен, и удивлена, что тотальный пойнт вашего спича, к сожалению, ускользает от моего понимания…»

Мужчины сдержанно улыбнулись. Эта птичья речь была им понятна и естественна. А я совсем не обиделась на них за наше взаимонепонимание. Потому что в самолете на меня напало это… страхование. И вспомнив про беседу в экспрессе, достала Евангелие. И помогло, конечно. Я читала его все три часа полета, вчитываясь в каждое слово.

Потому что недаром мудрость гласит: каждый человек, который встретился у тебя на пути — твой учитель. Хоть в данном случае и менеджер…

Слушайте Анну Леонтьеву на Радио Вера

Фото на заставке: flickr.com, Martin LaBar

 

cover146-900 Июнь 2015 (146) №6
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 4,80 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ольго
    Июль 20, 2015 19:38

    «Я ньюсвумен, и удивлена, что тотальный пойнт вашего спича, к сожалению, ускользает от моего понимания…» :)))))
    Тут ещё менеджеры культурные попались: хоть без матерщины обошлись. Сейчас без неё уже никто не обходится: ни «менеджеры по клинингу», ни «топы», ни работяги — это уже традиционно.

    Насчёт же сакральности ЦСЯ мнения противоположные. Я думаю, что Бог не велеречивых больше любит, и не блистающих ораторов, а чистых сердцем с их «пятью словами на понятном языке», «якоже Ты приемлеши и единое слово, и единый вздох, и единую каплю слезную»…
    То же, что большинство русских не владеет «великим и могучим» зернисто-крупно-драгоценным по Гоголю, «красивым, певучим, выразительным, гибким, послушным, ловким и вместительным» по Куприну, — это факт. Какова душа, таково и слово…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.