Даже не однофамильцы

О Патриаршей литературной премии

С момента объявления лауреатов Патриаршей литературной премии прошло чуть больше месяца. За это время мне довелось несколько раз участвовать в частных обменах мнениями по поводу имен лауреатов. Точнее – их фамилий.

И впрямь: оба – писатели. И оба – Николаевы.

…Итак, когда меня уже в который раз спросили, – не родственники ли между собою поэт Олеся Николаева и прозаик Виктор Николаев, я рассердился и запальчиво выпалил, что они-де «даже не однофамильцы».

И это была не игра словами, а, скорее личное отношение к проблеме, которая существует столько же лет, сколько существует русское искусство и в частности – русская литература. Здесь надо оговориться.   Я о той литературе, которая априори содержит в себе некое послание, то самое, что в ученых статьях именуется «духовным вектором» (не обязательно – «видным глазу», он может быть, как мы знаем, искусно растворен, вплавлен в ткань произведения – будь это фильм, книга или музыкальная симфония).

Кстати, о послании. Именно это слово употребил в своем интервью порталу «Татьянин день» один из членов Палаты попечителей премии, главный редактор «Нового мира» Андрей Василевский. Тогда, в начале мая, он еще не знал, кто станет лауреатом.

Заметив, что Патриаршая литературная премия дается по совокупности заслуг, что она принимает во внимание «мировоззренческое, нравственное  (именно в христианском смысле слова) содержание произведений», что «даже сама “жизнь и судьба” писателя имеют здесь немалое значение», главный редактор старейшего российского журнала перешел и к конкретному номинанту (выдвинутому журналом «Знамя»).

«На заседании Попечительского совета я говорил о том, что словосочетания “православный поэт”, “православный художник”, “православный писатель” имеют, к сожалению, привкус чего-то архаического, старомодного, подразумевают использование уже апробированных, многократно использованных ранее творческих приемов и т.д. Вот Олеся Александровна (Николаева – П.К.) как раз сумела соединить приемы, интонации и ритмы действительно современной поэзии с христианским “посланием”». Это очень интересное и важное соображение.

Олеся Николаева (справа). Фото: К.Новотарский

Потому что в случае воина и прозаика Виктора Николаева, автора темы, как он сам сказал в беседе с корреспондентом «Православного книжного обозрения», «военного человека», – также имеется своего рода соединение, своя скрепа, которая устроена просто несколько по-другому. Он – писатель особого уклада, особой генерации, иногда называемой «народной литературой».

Думаю, что тот или иной профессиональный критик, привыкший иметь дело с авторами толстых журналов и длинными ли, короткими ли списками премий вроде «Букера», «Нацбеста» или «Большой книги», – прочитав его прозу, прежде всего, засомневается в её профессиональных качествах – «не искусно». А узнав о многотысячных тиражах и неоднократных переизданиях книг Николаева, приведет в пример условную «Дарью Донцову». Мол, и там тиражи немалые.

И будет, думаю, не прав. В случае с Виктором Николаевым, мы имеем дело с особой массовой культурой, – но совсем не в том ее печально-привычном понимании, о котором говорил в своем выступлении на заседании Палаты попечителей премии Святейший патриарх. Выступление называлось  «Против течения, к правде».

Это «массовая культура» особого замеса. Это книги не для развлечения, или отвлечения. Это книги  – сострадания, сочувствия, со-единения в предстоянии перед Всевышним. Это книги со своей сверхзадачей. Мы имеем дело с народной словесностью, в высшей степени, как оказалось, востребованной тем же самым массовым читателем, которому, представьте, потребны не только сериалы и криминально-любовное чтение. Который, возможно, простите меня, в массе своей еще «не дорос» до разнообразной интеллектуальной и тонкой литературы, но исчисляется тысячами и миллионами конкретных людей. Чтение для него может быть не только отдыхом, но и напряжением.

Жаль, что этим заниматься явлением, исследовать его как феномен у литературных профессионалов нет сегодня ни времени, ни желания. В этом смысле Патриаршая литературная премия оказалась, действительно, уникальной. Те, кто голосовал за Виктора Николаева, голосовали за сострадающего массового читателя, за его душевное и духовное состояние. Но то же самое относится и к книгам Олеси Николаевой – их книги лежат неподалеку друг от друга в православных книжных магазинах…

И поверьте, это совсем не два разных писательских мира, а просто два разных типа литераторов, направляющих вектор своего ремесла (именно такого, какой им Господь и выделил) – в одну и ту же сторону. Так что, в этом смысле, совпадение букв в начертании лауреатов Патриаршей премии этого года – совсем не тема для разговора. Хотя выглядит, конечно, смело. И тем не менее: Олеся Николаева и Виктор Николаев. Даже не однофамильцы. А просто – разные писатели, лауреаты Патриаршей литературной премии. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.