ДАТЫ СЕНТЯБРЯ

Рассказ о жизни и подвиге российских мучеников ХХ века, прославленных Церковью в лике святых, продолжают истории мученика Николая (Варжанского), священноисповедника Романа (Медведя), мученика Уара (Шмарина), епископа Липецкого.

Мы плохо помним свою историю — внуки расстрелянных за веру христиан часто и не знают, что их деды прославлены как святые. Внуки палачей тем более не знают, кого их деды сажали в тюрьмы, кого пытали на допросах. Мы до сих пор живем так, как будто не было ни красного террора, ни сталинских репрессий — и быть не может, чтобы короткая историческая память объяснялась только недоступностью архивных данных.
Русскую Православную Церковь все чаще называют Церковью новомучеников. Никогда еще за всю историю христианства ни в одной Поместной Церкви не погибало за короткий промежуток времени столько священнослужителей и мирян, не появлялось такого количества святых. Их подвиг не должен быть забыт. Мы публикуем рассказы о новомучениках — рассказы о настоящей верности Богу перед лицом смерти.
Это не только попытка трезво взглянуть на наше прошлое. Скорее, это попытка рассказать друг другу о будущем — о том, что никогда не должно повториться, и о том, что мы еще в силах сделать ради Христа здесь и сейчас.

Мученик Николай (Варжанский) — 5 сентября
Выпускник Московской духовной академии, кандидат богословия Николай Юрьевич Варжанский по праву может считаться одним из лучших проповедников и миссионеров XX века. Ему довелось прожить на земле всего 37 лет, но время своей взрослой жизни святой посвятил служению Церкви, проповеди Евангелия и разоблачению многих сект, которыми была наводнена предреволюционная Россия.
За Семеновской заставой в Лефортове находилась штаб-квартира Варнавинского общества трезвости, которое мученик Николай, будучи по должности московским епархиальным миссионером, основал и возглавил. Пьянство было самым страшным пороком общества в те годы, и поэтому святой особенно заботился о том, чтобы люди, придя ко Христу, осознавали свою зависимость от пагубной привычки, избавлялись от нее и помогали выздоравливать другим. В помещении общества часто проходили лекции известных миссионеров, профессоров, общественных деятелей, а рядом был храм, в котором члены общества вместе молились Богу.
Николай Юрьевич не только занимался делами Варнавинского общества, но и служил в канцелярии Святейшего Синода, преподавал в Московской духовной семинарии, а во время Поместного Собора 1917 года был делопроизводителем Отдела о внешней и внутренней миссии и о церковной дисциплине. Из-под его пера вышло более сорока книг и брошюр, предназначенных для неверующих или сомневающихся в истинах хриcтианской веры; а «Православный противосектантский катехизис», написанный будущим святым в 1910 году, в возрасте всего 29 лет, заслужил особую благодарность современников. По сути, Николай Варжанский был одним из самых ярких российских церковных деятелей начала XX века — и это, конечно же, не могло остаться незамеченным большевиками.
«Вы зовете народ в беспартийные церковные организации, — сказали ему во время первого ареста в апреле 1917 года, — а народу нужно заниматься политикой. Когда Россия будет устроена, тогда и можете это делать». А уже через год, 31 мая 1918 года, святой был арестован второй раз: зайдя в гости к протоиерею Иоанну Восторгову (которому тоже предстояло стать мучеником), случайно попал как раз на то время, когда в квартире шел обыск. Арестованных поместили в Бутырскую тюрьму, причем ордер на арест Варжанского выписали лишь на следующий день.
Обвинение миссионера строилось на цитатах из советских газет. На основании враждебных публикаций чекисты так описали мотивы содержания Варжанского в тюрьме: «Реакционер чистейшей воды, ведет всегда погромную и черносотенную агитацию. Главным ему гнездом явилось Варнавинское общество трезвости». Такого обвинения оказалось достаточно, к тому же все равно было решено расстрелять обвиняемых, связанных с протоиереем Иоанном Восторговым деятельностью на миссионерском поприще, включая Николая Варжанского. 3 декабря 1918 года Президиум коллегии отдела по борьбе с контрреволюцией приговорил Николая Варжанского к расстрелу. Увы, место захоронения его ныне утрачено, известно лишь, что он был погребен в Москве, за старой оградой Калитниковского кладбища.
Священноисповедник Роман (Медведь) — 8 сентября
Еще до начала своего служения в Москве протоиерей Роман Медведь последовательно был настоятелем нескольких приходов — в том числе в тогдашней столице России Санкт-Петербурге. А после переворота 1917 года, спасаясь от готовящегося матросами-революционерами покушения, священник вынужден был перебраться из Севастополя в Москву и был назначен настоятелем храма Василия Блаженного после ареста и расстрела предыдущего настоятеля протоиерея Иоанна Восторгова. Конечно, отца Романа в свою очередь тоже арестовали, — причем допрашивал его лично председатель ВЧК Феликс Дзержинский. Но, к счастью, на этот раз арест был недолгим, и вскоре уже Патриарх Тихон назначил отца Романа в храм святителя Алексия, митрополита Московского, что в Глинищевском переулке. При этом храме протоиерей Роман и основал Братство ревнителей Православия в честь святителя Алексия, митрополита Московского, которое сыграло очень большую роль в духовной жизни послереволюционной Москвы.
Алексеевское Братство отличал особый дух любви и взаимопомощи. Члены общины все делали сообща: прислуживали за богослужением, молились, проповедовали, занимались делами милосердия, — и в свою очередь, для каждого человека отец Роман находил время. Слава о подвижничестве настоятеля достигла прославленного сейчас в лике святых священника Алексия Мечёва, главы известнейшей «маросейской» общины христиан. Как-то, побывав в храме и увидев жизнь Братства, праведный Алексий даже сказал отцу Роману: «У тебя стационар, а у меня только амбулатория».
В 1930 году власти всерьез обеспокоились тем, что в самом центре Москвы существует такая крепкая и сплоченная группа «церковников». 16 февраля 1931 года священник был арестован вместе с тридцатью самыми активными членами Братства. Храм закрыли, а через три года и вовсе снесли.
Всех арестованных осудили по 58-й статье, приписав участие в «контрреволюционной организации». В деле можно прочесть о том, что «участниками организации проводились нелегальные собрания под руководством Медведя, на которых велась работа по воспитанию членов организации в антисоветском духе». Отцу Роману дали десять лет лагерей.
После досрочного освобождения из-за смертельной болезни за священником стали ухаживать духовные дети; отец Роман к тому времени уже не мог встать с постели. Однако в 1937 году его все-таки попробовали арестовать еще раз, — но передумали, увидев тяжелое состояние больного.
Несмотря на недуги, отец Роман в свои последние дни не только не отчаивался, но даже укреплял в вере всех, кто был с ним рядом. Умер священноисповедник 8 сентября 1937 года — с улыбкой на устах, в последнем жесте протянув свои руки к небу. Мощи его сейчас находятся в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что на Лыщиковой горе в Москве.

Уар (Шмарин), епископ Липецкий — 23 сентября
«У вас большая семья, вам будет очень трудно в новых условиях», — по воспоминаниям родственников священника, так говорили отцу Петру Шмарину следователи. «Снимите сан. Вы человек высокообразованный, нам такие люди нужны. Мы строим сейчас новое государство, и нам нужны образованные люди. Мы вам дадим хорошую, престижную работу, квартиру, обеспечим вас всем, у вас не будет никаких забот. Единственной помехой, чтобы все это вы получили, является ваш сан. Снимите его — и вы все получите». Причина, по которой с сельским пастырем так «церемонились», была проста — священник Петр происходил из простых крестьян. Советская власть была не прочь его показательно облагодетельствовать — только вначале потребовалось бы отказаться от служения Богу. Отец Петр сделал свой выбор — и стал мучеником.
Простой мальчик из бедной семьи, в свое время Петр Шмарин окончил школу, гимназию и семинарию лишь благодаря покровительству жившего по соседству пожилого священника. Тот рано распознал в ребенке доброе сердце и любовь к Богу — и поэтому помогал, чем мог, чтобы Петр мог вырасти и стать хорошим пастырем.
После окончания учебы и женитьбы в 1904 году будущий святой начинает служить диаконом в Саратовской епархии. А через шесть лет в качестве миссионера отправляется в Финляндию, где служил уже как священник — сначала на одном из островов Ладожского озера, а затем в селе Мустамяги, что близ Выборга. К этому времени в его семье было уже шесть детей.
После революции священнику пришлось вернуться на родину. Увы, после переезда его жена прожила совсем недолго — в 1918 году ее внезапно сразил тиф, так что муж даже не успел приехать попрощаться…
После смерти супруги отец Петр стал служить в Тамбовской епархии, в селе, чтобы быть ближе к детям. О мудром и образованном священнике стали говорить по всей округе — тогда и начались аресты. На несколько дней заберут — и отпустят, а просят все время об одном: снимите сан. Однако в ответ на все требования отец Петр лишь принял другой сан — епископский. 20 августа 1926 года вдовый священник был пострижен в монашество с именем Уар и хиротонисан во епископа Липецкого.
Неудивительно, что всеми любимый владыка Уар стал мешать советской власти еще больше, чем когда был священником. В 1935 году епископа арестовывают по ложному обвинению и осуждают на восемь лет ссылки в Карагандинский лагерь. Выйти на свободу пожилому и уже тяжело больному пастырю не было суждено: 23 сентября 1938 года епископа-мученика убили уголовники, с которыми его поместили в один барак.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.