Что читать в июне?

Священник Сергий Круглов. Стенгазета: Заметки из дневника. М.: Слово и дело, 2013. — 255 с.

Вышла в свет книга протоиерея Сергия Круглова «Стенгазета. Заметки из дневника». Она представляет собой подборку постов в «Живом Журнале» известного священника, поэта и публициста из Минусинска.
«Стенгазета» получилась очень пестрой, разнополюсной: тут соседствуют мысли глубокие, бередящие душу и заставляющие закрыть книгу и просто помолчать, — и зарисовки из обычной нашей жизни, простые, нелепые, забавные, над которыми от души смеешься. «Дети мы, дети…», как нередко замечает автор. Есть тут мысли, проливающие утешение на тех, кому плохо. Да только ли когда плохо, нам нужно снова и снова слышать о том, что мы — любимы, как бы дурны и беспомощны мы ни были! Что наш трудный путь действительно — Домой. Кто не испугается и не остережется, читая о знакомых ловушках на этом пути: об упоении собственной «православностью», например? И кто не будет жадно вчитываться в слова о том, каков же все-таки Он, наш Бог?..
Живая жизнь, правдашняя жизнь — отцу Сергию удалось эту много­гранность и «живость», простоту и сложность, «опыт не предстояния-председания-поста-молитвы», а опыт жизни собрать воедино. Хотя, видимо, он и не особенно усердствовал — просто живет человек…

Валерия Посашко

Архимандрит Савва (Мажуко). Любовь и пустота. Записки монаха. М.: ОЛМА Медиа Групп. 2014. — 368 с. (Духовный путь).

Каким мы представляем себе монаха? Отрешенным от всего земного и — чего греха таить — малость отставшим от прогресса. Благодаря этой книге обывательский стереотип улетучивается. Оказывается, современный монах может быть широко образованным, литературно одаренным, отлично разбирающимся в общественно-политических перипетиях и даже обожающим «Властелина колец»! Как и у великих старцев прошлого, интеллектуальность здесь согрета любовью к людям и мудростью.
Книга архимандрита Саввы (Мажуко) лежит в русле традиций отечественной эссеистики. Глубиной и чистотой звучания эта проза напоминает эссе Д. Лихачёва, Евг. Богата… У книги легкое дыхание. В ней нет тяжеловесной дидактики и утомительного многословия. Насущных для каждого человека, находящегося в духовном поиске, вопросов автор касается деликатно, но так, что невольно задумаешься. В чем красота старости? Где обретаются души Гитлера и Сталина и какова посмертная участь неправославных людей праведной жизни: Януша Корчака, доктора Гааза, Льюиса с его Нарнией?.. А вообще эта славная книга — о любви к Богу и ближним.
В соответствии с названием.

Татьяна Шипошина

Дом летающих светлячков. Тайна спасенного квартала. Повести. М.: ООО «Три сестры», 2012. — 336 с.

Доверие к этой книге, ощущение достоверности и даже документальности возникает с первых строк. Героиня повести «Дом летающих светлячков» — врач в интернате провинциального городка. Администрация интерната беззастенчиво обкрадывает детей. А молодая докторша год как покрестилась, пытается жить по заповедям. Это значит вступить в конфликт с циничным окружением. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. До последней страницы читатель в напряжении: чем закончится борьба героини с враждебным миром? А борьба идет на фоне искалеченных детских судеб, что добавляет драматизма повествованию.
«Тайна спасенного квартала» — первая книга Татьяны Шипошиной. Она и сегодня, десять лет спустя, не потеряла своей актуальности. Квартал в обыкновенном российском городе. Мужчины, бывшие военные, не у дел и спиваются. Их жены — спиваются тоже или ударяются в оккультизм. Погибает квартал — кто спасет его? Мы знаем, Кто…
В одном интервью Татьяна Шипошина обронила фразу: «Столько всего в сердце болит!» Эта боль сердца — в ее книгах, которые вряд ли оставят читателя равнодушным.

Наталья Богатырёва

Наталия Волкова. Безвыходный сад. Художник Дарья Герасимова
М.: Издательский дом «Фома», 2014. — 24 с. — (Настя и Никита)

Очень неприятная история приключилась со школьницей Лерой. Учительница поручила ей предупредить одноклассников, что завтра будет сочинение, к которому надо подготовиться. А она забыла обо всем и вспомнила, только придя на урок, да еще побоялась в этом признаться. И все ребята получили двойки. Теперь с Лерой никто не разговаривает. Никто не хочет ее знать и видеть. И как с этим жить? Хочется куда-то исчезнуть…
Вот тут и начинается настоящая сказка, связанная со старинной книгой, которая удивительным образом попала в руки девочки в одной из комнат городской библиотеки. Ведь маленькая героиня сумела не только прочитать таинственное повествование о людях, которые скрылись от разочаровавшей их жизни в волшебном «Безвыходном саду», но и с помощью старого мудрого библиотекаря сама стала участницей сказочных событий и сильно повлияла на то, чем они закончились. Она поняла, что надо не прятаться от проблем, а стараться справиться с ними.
Увидеть выход — сложно, но если хорошо подумать, он всегда найдется.

Ольга Гурболикова

Протоиерей Артемий Владимиров. Мой университет: воспоминания о студенческой юности. Москва: Артос, 2013. — 364 с.: ил.

Неслучайно отец Артемий Владимиров выбрал такое название для своей книги. Во-первых, на вступительных экзаменах на филфак МГУ ему упорно «попадался» Горький. Творчество «Буревестника революции» будущему пастырю было не близко, и отсылка к горьковской повести «Мои университеты» отдает тонкой иронией. А во-вторых, для юноши из интеллигентной московской семьи университетом стал действительно главный российский университет. Духовным же университетом — Православная Церковь.
Эту книгу читаешь затаив дыхание. Так хочется, чтобы было поподробнее! Про деда — поэта-орнитолога Павла Барто, потомка последнего шотландского флибустьера. Про родственников Серовых (с потомками художника автор породнился через тетушку). Про старую московскую дворянскую интеллигенцию (в ее среде Артемий Владимиров провел детство и юность). Про университетских учителей, среди которых Н. И. Толстой, А. А. Тахо-Годи, С. С. Аверинцев… Про товарищей, в «застойные» времена до утра ведущих горячие дискуссии о вере и судьбе России на кухне в доме Владимировых на Остоженке. Про то, как воцерковлялся сам автор и его друзья — ныне известные иереи: Димитрий Смирнов, Максим Козлов, Аркадий Шатов (ныне епископ Орехово-Зуевский), Владимир Воробьев. Про общину храма Ильи Обыденного, в советские времена собиравшего под свои своды «духовной жаждою томимых» интеллигентов, и не только их. Про то, как будущий настоятель известного всей Москве храма Всех святых в Красном селе работал учителем русского языка и литературы в школе Колмогорова, а потом в другой московской школе, откуда был изгнан за проповедь Православия… Сколько в этой книге рассыпано потрясающих историй, изложенных с чудесной иронией и самоиронией, с любовью и доверием к читателю! И даже известная манера отца Артемия изъясняться витиевато, которая одних приводит в восторг, других — в смущение, здесь выглядит органично и симпатично.
«Нет на земле человека счастливее священника», — восклицает Артемий Владимиров и добавляет, что с этим поприщем может сравниться по красоте и значительности только учительство. Вспоминая свою первую педагогическую практику, он признается, как вдруг почувствовал сердцем, «что обрел свою стезю, встать на которую меня влекло Провидение… Когда-нибудь я напишу об этом иную книгу (если будут силы, время и необходимое уединение) и назову ее, быть может, “Учительство”…» Будем эту книгу с нетерпением ждать!
 
Наталья Богатырёва

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.