Чужие?

В этот момент я невольно пошла к выходу. Я просто не понимала, что делать дальше

“Хотя бы Церковь нам оставили…”

…В тот день, как обычно, рано утром я пошла в церковь. На улице было жутко холодно и мрачно, казалось, сама погода просила остаться дома, но невозможно было отказаться от похода в церковь, который в последнее время стал праздником.

Служба уже началась. Я купила свечку и подошла к иконе, боясь потерять хотя бы минуту, но внезапно почувствовала на себе чьи-то косые взгляды. Повернувшись, увидела стоявших неподалеку женщин, которые как-то странно на меня смотрели, о чем-то перешептываясь. Такие взгляды я замечала и раньше, но тогда причин глядеть на меня косо было хоть отбавляй: а как еще смотреть на девушку, щеголявшую на службе в джинсах и явно не понимавшую, что, собственно, вокруг происходит. Но на этот раз проблема была явно не в одежде: до меня вполне отчетливо донеслись слова: “Только посмотри на нее, ни стыда, ни совести! Понаехали! Мало того, что всю страну засорили, так теперь и до церкви добрались! Постыдились бы, хотя бы церковь нам, русским, оставили”. В этот момент я невольно пошла к выходу. Я просто не понимала, что делать дальше. Было ощущение, что на меня вылили ведро ледяной воды…

Дело в том, что я армянка. Крестили меня в Армянской григорианской Церкви, но крещение было скорее данью традиции, чем каким-то осмысленным шагом. Получив крестик, я долго не вспоминала о нем, запрятала далеко в шкаф. Не задумывалась о вере, жила, как все — до тех пор, пока душа не повела в храм. Пока не наступил момент, когда начала задумываться, что же я делаю, зачем я и куда иду. Пока не почувствовала, что живу не так. И с тех пор стало тяжело ходить в институт, учиться, встречаться с друзьями, хотя о такой жизни, какая была у меня тогда, иной бы, наверное, мог только мечтать… Но все как будто медленно затягивалось серой паутиной, которая, казалось, никогда не разорвется.

Моя жизнь была почти идеальной, и в то же время в ней не было почти ничего, кроме грусти и тоски по безвозвратно уходящему времени. И в этот момент началось возвращение к истокам, к началу. Я стала делать робкие шаги по направлению к Церкви. Сложно объяснить, почему именно Православной – просто так чувствовала, и все. До этого я “кидалась” то в мечеть, то к кришнаитам, потом, разочаровываясь, начинала повторять: “Тебе ничто не поможет. Никакого Бога нет…”. Но от этого становилось все хуже и хуже. И в какой-то момент, почти безотчетно, я “рванулась” в храм, выбранный мною только потому, что когда-то я была там на экскурсии, еще в шестом классе. Там, внутри, за церковным порогом, мне вдруг сделалось легче.

Конечно, мой приход к вере сразу не разрешил всех душевных проблем – я думаю, что решать их придется еще долго. Но постепенно воцерковляясь, исповедуясь и причащаясь, я все яснее понимала, что Православная Церковь, Христос — это действительно Путь, Истина и Жизнь, что иначе я уже не могу жить. И вот мне грубо указали, что Церковь эта — “не моя”.

И начались очень страшные для меня дни. Я не появлялась в храме полгода. Собираясь, вспоминала эти слова — и не могла идти. Ничего хуже со мной раньше не случалось. Мне было стыдно ходить по улице, стыдно ездить в метро, я старалась вообще пореже выходить из дому. Хотя и не могла понять, чего стыжусь и чего боюсь. Даже на некоторое время перестала носить крестик…

Причем моя вера никуда не пропала, не улетучилась. Но я все думала и не могла понять, имею ли я право носить крестик, ходить в “русскую” церковь, молиться перед иконой моего любимого святителя Николая Чудотворца — православного грека, которого так почитали, наверное, эти женщины. Я долго мучилась, думала, сомневалась и, в конце концов, поняла, что не могу жить без Церкви, что никто не может помешать мне идти ко Христу. В душе все равно осталась боль от того, что произошло. Но я никого не осуждаю. Наверное, это было для меня еще одним испытанием веры и его тоже нужно было пройти достойно.

Историю Аруси мы попросили прокомментировать протоиерея Максима КОЗЛОВА, настоятеля домового храма святой мученицы Татианы при Московском Государственном Университете, профессора Московской духовной академии.

 

Толпа некающихся грешников

Протоиерей Максим Козлов, фото интернет издание "Татьянин день"

Протоиерей Максим Козлов, фото интернет издание «Татьянин день»

Люди, считающие, что Русская Православная Церковь – это Православная Церковь исключительно для русских, безусловно, неправы. Очень жаль, что приходится говорить об этом отдельно, потому что в нормальной ситуации христианину не нужно было бы объяснять, что самая суть христианства (в отличие от замкнувшегося в национально-религиозной традиции иудаизма) – совершенно иная. Православное христианство принципиально универ- сально, несводимо к национальной традиции, и в этом – одна из глубинных отличительных черт учения Христова.

Доказывать все это, казалось бы, не нужно вовсе. Но, увы, мы постоянно встречаемся с феноменом, заключающимся в том, что люди, называющие себя христианами, посещающие храмы, исповедующиеся, причащающиеся, слушать не желают и даже думать не желают о том, что говорит апостол Павел: “нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос” (Кол. 3, 11).

Непонимание универсальности христианства – это часто встречающаяся проблема. Это проблема христианства, ныне становящегося массовым. Да, церковного народа становится много, а христиан среди этого народа – мало. Многие люди ходят в церковь и каким-то субъективным образом ощущают приятность и комфорт от того, что именуют себя самих православными христианами, но спроси их – а вы Евангелие-то читаете? А вы Библию когда- нибудь читали? Да что там всю Библию – хотя бы весь Новый Завет когда- нибудь потрудились прочесть?..

Итак, мы подошли к сути проблемы: многие люди, находящиеся в ограде Церкви, на самом деле не являются носителями христианского мировоззрения. Конечно, прогонять их нельзя, об этом и речи быть не может – Церковь не затворяет свои двери даже перед самыми отъявленными грешниками, а Христос прямо говорит: “Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию” (Мк. 2, 17). Прогонять никого нельзя, всем нужно стараться помочь, но иногда это очень трудно сделать: кто-то желает учиться, а кто-то, придя в ограду Церкви, при- носит с собой весь букет своих светско-советских специфических взглядов, предубеждений и умонастроений и не желает с ними расставаться. Присутствие в душе этого ненужного христианину багажа регулярно проявляется отнюдь не только в странной позиции по национальному вопросу, но и вообще в нетерпимости ко всем новым прихожанам, в обрядоверии и во многом другом. И хуже всего, что человек считает такую ситуацию, такое свое духовное состояние нормальным! Впрочем, не читая Евангелия, не размышляя над словами святых апостолов, он просто теряет возможность сопоставлять свою жизнь с учением Христа.

Как это исправить? Вряд ли могут быть найдены общие рецепты, кроме чтения Писания и искреннего стремления научиться жить настоящей духовной жизнью. Но, думается, что очень многое в ситуации конкретного прихода зависит от трезвости и мужества священнослужителей: насколько они, осознавая проблемы своей паствы, готовы не потакать подобным взглядам, а бороться с ними, пусть даже рискуя потерять часть популярности.

Есть и еще одно явление, требующее нашего внимания. Иногда даже в храмах распространяют странную прессу, призванную как-то оправдать представление о Православии как о “русской национальной” религии. Конечно, вся эта литература – исключительно маргинальна, и в серьезных, давно существующих изданиях такие материалы не появляются. Думается, эта околоцерковная пресса позиции Православия нисколько не выражает, и я с трудом могу себе представить, чтобы на подобного рода издания существовало благословение хоть кого-нибудь из правящих архиереев, не говоря уже о Святейшем Патриархе… Но как же понять это человеку, только переступившему порог храма?

Дорогая Аруся, я бы посоветовал Вам, как и другим людям, оказывающимся из-за своей национальности в ситуации неприятия со стороны части околоцерковного общества, вновь и вновь напоминать себе, что мы идем в Церковь не к хорошим людям, а к Господу нашему Иисусу Христу. К Богу. Напоминать себе вновь и вновь, что Церковь как Тело Христово, как Богочеловеческий организм – Единая, Святая, Соборная и Апостольская. Да, конечно, Церковь в историческом разрезе, по слову преподобного Ефрема Сирина, есть толпа кающихся грешников, а сегодня – решимся дополнить святого – порой и толпа некающихся грешников, просто посещающих с какой-то периодичностью богослужения и подающих в храмах записки. Но мы же не к ним идем! Мы знаем, к Кому мы приходим в храм – к Тому, кто создал нас, к Тому, кто сказал: “Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко” (Мф. 11, 30). И если мы, вопреки человеческому неприятию, будем продолжать в Церкви искать Христа, то Господь сделает так, что рядом с нами окажутся и настоящие христиане, на которых можно будет положиться. Появятся, обязательно придут в нашу жизнь люди, от которых подобных слов мы никогда не услышим. А еще Господь может сделать и так, что те, кто произнес эти жестокие слова, станут нашими друзьями во Христе. Не в абстрактном смысле назовутся нашими братьями и сестрами, а именно станут ими. Верьте в это, Аруся, и Господь пошлет Вам помощь.

И я могу смело сказать это всем: встречены ли вы кем- то в Церкви с неприятием из-за своей национальности, или из-за каких-то физических изъянов, или возраста, или социального статуса, или даже просто из-за того, что не вписываетесь по стилю в некоторые церковные сообщества – будьте снисходительны к тем, кто вас обидел, прощай- те и все равно продолжайте идти ко Христу, и очень скоро Господь Сам найдет, через кого вас поддержать

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.