ЧТОБЫ В ДОМЕ МОЕМ БЫЛА ПИЩА

 

Недавнее предложение верующим платить десятину вызвало предсказуемую панику у людей, которые никакими верующими не являются, и к которым это никаким боком не относится. Успокойтесь, это не к вам. Вы чужие на этом празднике жизни. Своим же я хочу рассказать, как лет десять назад говорил с одним американским протестантом, и в разговоре всплыло, что пожертвования — это сверх десятины; то есть десятину ты уже заплатил, но хочешь вот поддержать еще миссию в Африке, служение престарелым или программу реабилитации наркоманов, или еще какую-то церковную активность — вот это и будет пожертвование. А десятина — это само собой, а как же иначе-то? А что, у вас как-то по-другому? Я деликатно замял тему, чувствуя себя не вполне уютно. В самом деле, Писание говорит: Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка? (Мал 3:10), да и в очень многих местах говорится о том, что мы должны отдавать десятину Богу. Она должна идти на поддержку левиту [т.е.священнослужителю], пришельцу, сироте и вдове, чтоб они ели в жилищах твоих и насыщались (Втор 26:12). Мы все хотим, чтобы Церковь обращала неверующих, помогала нуждающимся, исцеляла социальные язвы; кто-то даже высказывает ей упрек, что она недостаточно занимается этим. Но ее возможность это делать определяется ни чем иным, как десятиной. Более того, даже возможность содержать храм, освещать его и отапливать, совершать Литургию, принимать исповедь, вести занятия в воскресной школе — все это определяется нашими взносами. Если мы хотим, чтобы священники совершали службу Божию и оказывали внимание духовным нуждам прихожан, мы должны позаботиться о том, чтобы забота о хлебе насущном не вынуждала их искать заработка где-то еще.

Слово «Литургия» по-гречески значит «общее дело», и это подразумевает не просто общую молитву. Это значит — общее участие в том, что делает эту общую молитву возможной в храме.

Это настолько очевидно, что подробного рассмотрения требует другое: что мешает нам платить десятину. Есть несколько культурно-психологических проблем, которые тут стоит обозначить. Первая — глубокая разобщенность; социализм, при всем своем декларативном коллективизме, оставил после себя глубоко атомизированное общество, которое до сих пор пребывает в этом состоянии. Мы очень мало склонны к объединению для чего бы то ни было вообще — будь то политическая деятельность, благоустройство территорииили обустройство Церкви. Среди православных верующих дело обстоит немного лучше, чем в среднем по стране, но — не намного. Даже люди, регулярно посещающие богослужения, могут не чувствовать себя частью прихода и не видеть своим долгом его поддерживать. «Церковь» воспринимается как некая внешняя структура — «они», «профессиональные церковники», епископы, священники, те, кто постоянно работает в Церкви, а вот «мы», миряне, просто заходим к «ним». Но это не так. Церковь — это мы все, клир и миряне, и наше финансовое участие должно помочь нам это почувствовать. Вторая проблема — очень низкий уровень доверия в обществе; привычка верить, что «все разворуют». Интернет полон безапелляционной уверенности, что любые проекты затеваются исключительно с целью «распилов и откатов», все благотворители на самом деле жулики, а церковники — толстые и на «мерседесах» ездят, и о пожертвованиях могут просить только с тем, чтобы сделаться еще более толстыми. Сама идея, что может быть по-другому, воспринимается многими в штыки, и характерно, что наиболее болезненно на идею десятины реагируют те, кто чадами русской Православной (да и какой либо вообще) Церкви не являются.

Даже если человек на сознательном уровне не верит в эти карикатуры, на подсознательном они могут его расхолаживать. И платя десятину, мы активно преодолеваем эти настроения — мы можем действовать вместе, участвовать в общем деле, доверять друг другу. С десятиной приходит и ответственность за то, как она употребляется, право голоса в жизни прихода.

Я понимаю, что это трудно, но можно начать с того, на что нас хватает, — пусть меньше, но регулярно, а там Бог благословит. Подчинение своих финансов Богу — такая же проблема, как подчинение Ему любой другой стороны нашей жизни; но надо стараться. В итоге оказывается, что денег хватает; это как с молитвой — чем меньше Вы молитесь, ссылаясь на занятость, тем меньше у вас времени; а чем больше Вы молитесь, тем больше времени у Вас остается.  

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.