ЧТО, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, СТАЛО ГЛАВНЫМ ИТОГОМ СОБОРА?


Собор дал рецепты взаимодействия Церкви и общества

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий

Церковь активно входит в общественную жизнь. На этом пути встречается много трудностей. И именно вопросы отношений Церкви и общества стали одними из основных на Соборе.

Мы обсуждали, как Православие может внести положительные тенденции в жизнь общества. Именно поэтому в центре внимания было обсуждение и принятие документа «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека».

Сейчас понятие «свобода человека» очень широко используется. Несмотря на то, что свобода человека признается безусловной ценностью, в обществе нет единого представления, что это такое. Церковь решила заявить о своем понимании. Оно основано на Священном Писании и Священном Предании. Вся наша нравственность исходит от Бога и приводит к нему. Современные интерпретации свободы уводят от подлинного смысла, приводят к вседозволенности. Церковь же предлагает следовать по проверенному веками пути. Принятый документ — это, по сути, ответ на вызовы секулярного мира.

Собор развеял слухи о разделении Церкви на Русскую и Украинскую

Епископ Читинский и Забайкальский Евстафий

В последнее время всех особенно волновал вопрос о целостности Церкви в России и на Украине. У людей было такое ощущение, что Собор может принять такое решение, которое разделит нашу Церковь на Украинскую и Русскую. Однако Собор эти подозрения рассеял. В объективном, бесстрастном выступлении Блаженнейший митрополит Киевский и Всея Украины Владимир сказал, что никаких предпосылок для разделения нет, и все, что витает в информационном пространстве, надумано. Уверен, что это внесло мир и успокоение в души многих людей. И это стало одним из главных итогов Собора.

На Соборе неформально обсуждались животрепещущие вопросы

Архиепископ Берлинский и Германский (и Великобританский) Марк

Это был первый Собор после подписания Акта о восстановлении единства в Единой Русской Православной Церкви, которое состоялось в мае прошлого года. И одним из важнейших его итогов стала возможность живого общения и встречи представителей Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом на таком уровне. Когда я ехал на нынешний Архиерейский Собор, я не знал, чего ожидать, но все мои чаяния оправдались.

Собор не стал официозно-протокольным мероприятием. На нем обсуждались многие важные вопросы. И это происходило не только на заседаниях рабочих групп, самым ценным был обмен мнениями в кулуарах. Мы смогли обсуждать многие моменты, которые требовали именно живого общения. Самое интересное, что в том же духе обсуждения продолжались и на рабочих группах: мнения и предложения высказывались свободно и открыто. Многое нашло отражение в документах, принятых Собором, и не осталось исключительно на словах.

Единство Церкви подтверждается самой жизнью

Епископ Тернопольский и Кременецкий Сергий

Собор подтвердил, что наша Церковь едина и нет никаких предпосылок для разделения на украинскую и русскую ветви. Это главный итог Собора. И это не просто административное решение, некий формальный результат. То, что мы едины, подтверждается самой жизнью. В дни работы Собора епископы и архиепископы многие сложные вопросы обсуждали в духе мира и братской любви. Мы действительно почувствовали, что внутрицерковное единство реально существует, и, по большому счету, не нуждается в каких-либо дополнительных решениях по его утверждению. Оно выражается в молитвенной жизни, в любви к Богу, в целях и видении способов их достижения. Мы все одна семья, и очень важно сохранить то, что мы имеем.

В отношениях Церкви и государства еще много трудностей

Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан

Главный итог Собора — определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности». Оно было принято в результате самой широкой дискуссии в рабочих группах и на пленарных заседаниях. Мы обсуждали итоги двадцатилетия, и, надо сказать, в отношениях Церкви и государства, Церкви и общества произошло много перемен к лучшему. Но есть и еще не решенные вопросы, такие, как преподавание духовно-нравственной культуры в школе, формирование института военного духовенства. Теперь очень важно на практике реализовать те идеи и решения, которые содержатся в соборных документах.

От Церкви можно отпасть, но ее нельзя уничтожить

Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий

Главное, что подчеркнул Архиерейский Собор 2008 года, — Церковь является организмом не от мира сего, поэтому его природу никто не может изменить или разрушить. Тема единства Церкви существует с самого момента ее основания, так как вокруг нее не прекращается борьба сильных мира сего. Они думают, что Церковь можно подчинить себе и собою заменить Христа. И сейчас мы видим активные попытки сделать это.

На постсоветском пространстве особенно это чувствуется в Украине, и на Соборе было выражено пожелание: с Божией помощью хранить ту природу Церкви, которую она имеет: в единстве, в таинствах, в покаянии, Евхаристии. Главное, чтобы таинства совершались. Если этого не будет, то все социальное служение Церкви, дела милосердия ничем принципиально не будут отличаться от деятельности общественных и политических организаций. От Церкви можно отпасть, но ее нельзя уничтожить. Во время работы Собора мы это ощутили с новой силой. Любовь к Богу выше всех политических состязаний на земле, и мы готовы за эту любовь к Богу все претерпевать и быть едиными.

Разговор с молодежью

Председатель Синодального отдела по делам молодежи архиепископ Костромской и Галичский Александр

Среди итогов Архиерейского Собора хотел бы особенно отметить оценку им церковной работы с молодежью. Эти вопросы обсуждались на заседании тематической группы и нашли свое отражение в соборном определении.

Помню, в начале 90-х мы искали новые формы работы с детьми и молодежью, обсуждали: как говорить с подрастающим поколением о Боге, Церкви и вере на языке понятном, а главное — интересном для юношества. Уже тогда было ясно, что нельзя ждать детей у порога храма; их нужно призывать, вовлекать в церковную ограду, давая им понять — здесь их любят и ждут.

Из направлений работы с подрастающим поколением соборное определение выделяет развитие молодежного паломничества и создание православных детских и молодежных организаций, под эгидой Церкви действующих в различных сферах, в частности — спортивной, скаутской, общественной. Надеюсь, что в самом ближайшем времени эти формулировки найдут свое практическое воплощение на епархиальном уровне.

Очень ярким личным впечатлением для меня стало участие в Соборе архипастырей Русской Православной Церкви Зарубежом. Исполняя миссию в принципиально иных по сравнению с нами условиях, они сумели сохранить среди своей паствы любовь к устоям и традициям Святого Православия, к далекой Родине — зримым свидетельством чего стала великая, поистине пасхальная радость возобновления канонического общения, преодоления последствий скорбных разделений ХХ века. Одно лишь то, что на соборных заседаниях мы наконец вместе, с братской любовью обсуждали насущные вопросы церковной жизни, позволяет считать минувший Архиерейский Собор важнейшей вехой в новейшей истории Русской Православной Церкви.

Мы услышали правду о самих себе

Елена Зелинская, вице-президент Медиасоюза, Москва

Для меня лично главное событие и главный смысл Архиерейского Собора — то, что Патриарх и иерархи Церкви (возможно, впервые за новейшую историю Русской Православной Церкви) обратились напрямую ко всем нам. Не к духовенству, не к тем, кто уже воцерковлен и внимательно прислушивается ко всему, что исходит от Церкви, — а непосредственно ко всем.

Очень много важного произошло в церковной жизни за последние двадцать лет: восстановление храмов, подъем церковного образования, воссоединение Церквей… Мне кажется, этот Собор — равноценный прорыв. Святейший Патриарх Алексий дал всей стране направление пути, ключевые ориентиры — нравственные и духовные. О Главном — не из старых песен, не с чужих голосов, не из постановлений партии и правительства, но от тех, кто вел нас всю нашу тысячелетнюю историю.

Второе, что так же важно: мы услышали слово правды о нас самих. Сто лет мы жили во вранье, фальши, ханжестве, насилии и извращенной морали. Мы абсолютно сбиты с толку, наше сознание замутнено, а совесть запятнана годами советской власти… Мы, наконец, услышали правду о самих себе: блуд назван блудом, а мученики — мучениками. Без подставных понятий, без сладеньких слов и поглаживания по головке, без обиняков и опасений. Правда как она есть. Ведь мы готовы винить всех и вся: тяжелое прошлое, злых соседей, рекламу кока-колы… виноваты все! А вот задуматься о том, кто мы, как живем, во что веруем — это страшно и очень не хочется.

Ясная картина мира — как диагноз. Увидим — может, вылечимся?

Собор не дал загнать Церковь в катакомбы

Михаил Леонтьев, главный редактор журнала «Профиль», Москва

Пожалуй, одним из главных итогов собора я бы назвал принятие концепции о достоинстве, свободе и правах человека. Это событие фундаментально важно с точки зрения позиционирования Церкви в обществе, да и вообще эта концепция, на мой взгляд, — ключ к пониманию сути отношений Церкви и общества.

В этом плане позиция, которую Архиерейский Собор занял в отношении епископа Диомида, созвучна церковному учению о правах человека. В православном мировоззрении человек, индивид не пуп земли и не конечная мера всего, как для гуманистов. Смысл существования для христианина — в чем-то большем, чем он сам.

А «диомидовщина» — это прославление крайней степени индивидуализма, отрицание единства и соборности Церкви. Епископ Диомид и его сторонники — это вроде как православные фундаменталисты. Терпимое и бережное отношение к консервативным убеждениям — это традиция Церкви, поэтому владыку Диомида долго терпели. Я убежден, что принятое на Соборе жесткое решение — единственно правильное. Однако, заметьте, как точно идеи диомидовцев совпадают с призывами воинствующих атеистов загнать Церковь в пределы храма, создать «православные резервации». Допустить такое было нельзя.

Новый смысл для старых ценностей

Андрей Золотов, Советник генерального директора РИА «Новости», Москва

Архиерейский Собор принял не только тактические, но и стратегические решения, касающиеся жизни РПЦ. К последним я отнес бы решение об укреплении связей с Украинской Православной Церковью: предложение более широко праздновать в России день святого равноапостольного князя Владимира, вопрос об открытии в Москве подворья Киево-Печерской лавры, а в Киеве — Патриаршего. Хотя в отдаленной перспективе мне видится, что Украинская Православная Церковь все-таки должна стать самостоятельной, автокефальной, я думаю, на сегодняшний момент направление развития отношений выбрано правильное.

Еще одно важное решение — это принятие основ учения о достоинстве, свободе и правах человека. Я считаю, что это очень важный шаг в переосмыслении, принятии русским православным сознанием тех ценностей, которые до сего момента воспринимались как чужие, заимствованные. Мне кажется, для всего российского общества важно, что именно Церковь как самый консервативный институт нашей страны начала процесс присвоения и адаптации этих ценностей для России. Хотя и наделила их новым содержанием, часто отличным от принятого в обычной правозащитной практике.

Что касается истории с епископом Диомидом, которая в новостных лентах заняла первое место, — ее я отнесу, скорее, к тактическим результатам Собора. Эта ситуация может развиваться по двум сценариям. Или владыка Диомид покается, или же сочтет решение Собора неканоничным и уйдет в раскол, и за ним в раскол уйдут его последователи. Казалось бы, противоречие: целью собора было единство Церкви, а он может породить новый раскол… Но я думаю, это не противоречие. Есть ситуации, когда в Церкви, как в едином организме, поддержание связи с больными членами — верная смерть.

Читайте также другие материалы, посвященные Архиерейскому Собору 2008 года:

РАЗЛОЖИТЬ ПО ПОЛОЧКАМ

ЧТО ОБСУЖДАЛОСЬ НА СОБОРЕ?

ГЛАВНОЕ О ГЛАВНОМ

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

СОБОРЫ В ИСТОРИИ ЦЕРКВИ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.