Что читать в марте?

Что читать в наступившем месяце? В нашей постоянной рубрике мы предлагаем вам очередной книжный обзор от «Фомы».

Ричард Бэтсс (Фома), Вячеслав Марченко

Духовник царской семьи. Архиепископ Феофан Полтавский

М.: Даниловский благовестник, 2010. — 368 с.

Сыну сельского священника прочили особую судьбу: «Господь Бог ставит его на великое служение!» После окончания Санкт-Петербургской духовной академии Феофан Быстров становится ее профессором и ректором. Честному и скромному пастырю предложили стать духовником царской семьи. Он был поистине «совестью царя» и имел благотворное влияние на всю семью. Потом как у многих: эмиграция, скитания, пастырское служение в Сербии, Болгарии, Франции… Владыка Феофан твердо сохранял чистоту православной веры и противостоял модернистам-реформаторам православия, чем вызвал недовольство Русской Зарубежной Церкви. Живущий непрестанной молитвой, в смирении и любви к ближним, владыка Феофан своим прямодушием, особенно в вопросах защиты истинного православия, раздражал многих. На него даже готовилось покушение советскими «органами». 

Все это читаешь, как захватывающий детектив, несмотря на несколько архаичный стиль. В книге приведены многочисленные свидетельства о прозорливости архиепископа Феофана, об исцелениях, совершаемых по его молитвам. Авторы выражают надежду, что владыка Феофан «станет одним из любимых и чтимых русских святых вселенского значения». 

                                                                                                                Наталья БОГАТЫРЁВА

Иоганн Себастьян Бах

Тексты духовных произведений

Перевод игумена Петра (Мещеринова)

М.: Центр книги «Рудомино» (изд-во Библиотеки иностранной литературы), 2012. — 590 с.

Имя великого композитора Иоганна Себастьяна Баха известно любому культурному человеку, многие слушают его музыку, но далеко не все знают, что свою музыку Бах писал на духовные темы. А уж о чем говорится в текстах, которые легли в основу его произведений, знает лишь узкий круг специалистов.

Книга переводов, выполненных игуменом Петром (Мещериновым) дает возможность массовому читателю узнать, что это за тексты, что именно пелось на музыку Баха. В принципе, такие переводы делались и раньше, но, во-первых, переводились лишь отдельные вещи, а во-вторых, переводчики, далекие от христианской культуры, не понимали контекст, и оттого их переводы зачастую оказывались чудовищными — при сохранении буквального смысла каждого отдельного слова общий смысл текста искажался, а уж о литургическом смысле этих переводов и говорить не приходится.

Мотивация отца Петра (он не только православный священник, но и музыкант, и исследователь жизни и творчества Баха) в том и состояла, чтобы любители музыкального творчества Баха получили возможность узнать смысл исходных текстов, на которые писалась его музыка. По мнению отца Петра, это нужно не только для расширения культурного кругозора, но и для духовного роста.

                                                                                                                      Виталий КАПЛАН

А. Замостьянов 

Александр Суворов. И жизнь его полна чудес

М.: ИД «Дмитрий и Евдокия», 2012. — 192 с.: ил.

«Потомство моё прошу брать мой пример: всяко дело начинать благословением Божьим; до издыхания быть верным Государю и Отечеству; убегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славу чрез истину и добродетель», — эти слова Александра Суворова из автобиографии стали лейтмотивом книги Арсения Замостьянова.

Александр Суворов — кто он? Великий полководец, любимец судьбы, эксцентричный чудак? Эта книга приоткрывает тайну личности прославленного воина и мыслителя, чей образ, по убеждению Замостьянова, полностью соответствовал лермонтовскому определению «слуга царю, отец солдатам». Но главное в духовном облике Суворова — это глубокая вера в Бога. 

Автор так любит своего героя, что среди восхищенных фраз тонет конкретика — истории жизни Суворова, отрывки из его писем и трудов, воспоминания современников. Все это в книге есть, но разбросано по страницам без особой стройности. Впрочем, нужную информацию о Суворове извлечь можно: «Дитя Просвещения и православного благочестия, прагматичный и взрывной, искренний и хитроумный». Умевший побеждать малой кровью, сберегший тысячи солдатских жизней и встретивший кончину благоговейно и терпеливо, читая канон собственного сочинения.

                                                                                                        Наталья БОГАТЫРЁВА

Александр Ткаченко

Вот ты какой, северный олень! 

Художник Ольга Громова 

М.: Издательский дом «Фома», 2012. — 24 с. (Настя и Никита. Вып. 87).

Тот, кто прочитает эту хорошо написанную и очень интересную книжку, многое узнает о северных оленях, без которых невозможно представить жизнь народов Русского Севера. Этот «зверь-вездеход» обитает в холодной тундре и давно уже стал верным помощником человека. На страницах книги живо и обстоятельно рассказано о том, что едят олени, как их пасут, как рождаются и растут оленята, как помогают пастухам специально обученные собаки, что такое оленьи упряжки и какое значение имеют рога оленей. Отдельный рассказ посвящен событиям Великой Отечественной войны, когда «олений десант» на полуостров Рыбачий помог одолеть рвавшихся туда немецко-фашистских захватчиков. Хорошим дополнением к тексту служат выразительные, окрашенные мягким юмором иллюстрации Ольги Громовой.

Пользуясь случаем, редакция «Насти и Никиты» благодарит историка Максима Кучинского, который много лет жил на Кольском полуострове и знает про северных оленей все. Именно его рассказы легли в основу книги.

                                                                                                               Ольга ГУРБОЛИКОВА

Антон Понизовский

Обращение в слух

СПб: Лениздат, 2013. — 512 с. серия «Улица Чехова»

«Обращение в слух» (первая публикация — в журнале «Новый мир») — редкий в наше время случай прозы, когда авторское внимание сфокусировано на «драме идей». Может, оттого, что с идеями нынче туго. Здесь же явно продолжается традиция Достоевского и Владимира Соловьева с его «Тремя разговорами». Герои романа на всем его протяжении пытаются разрешить ни больше ни меньше как загадку русской души. 

Молодой русский парень Федя, сын весьма обеспеченных родителей, после школы отправлен учиться на Запад, а окончив университет, остается там — его взяли в аспирантуру, он помогает своему научному руководителю, французскому профессору-культурологу, в научной работе. Работа же заключается в том, чтобы раскрыть тайну русской души. Метод исследования таков — записать в России огромное количество «нарративов», рассказов простых людей о своей жизни. Совокупность этих рассказов, соответствующим образом обработанная и осмысленная, должна снять покров с тайны. Федина же задача — расшифровать эти монологи, перевести на французский и, главное, объяснить непонятные профессору отечественные реалии. И вот сидит Федя в Швейцарии, в маленьком горном отеле, где ему оплачивают проживание, делает расшифровки и переводы. Но с объяснениями реалий — гораздо хуже. Откуда их Феде знать? Московское детство, престижная школа, потом — Запад. Но тут он случайно знакомится с супружеской четой Белявских, российских туристов, застрявших в Альпах, поскольку из-за извержения вулкана  временно прекращены авиаперелеты… Приняв Федино приглашение, Белявские поселяются в том же отеле и вместе слушают записи, а потом обсуждают. 

Роман, таким образом, состоит из этих историй и споров героев по их поводу. Историй множество, они весьма печальные и абсолютно реальные (Понизовский специально беседовал с людьми на рынках, в провинциальных больницах…). В спорах же сталкиваются две позиции — светлая, романтичная православная вера Феди (основанная большей частью на книгах, а не на личном опыте) и жесткий, ироничный материализм Белявских. Что очень важно — никакой игры в поддавки автор себе не позволяет. Все тут предельно остро и предельно честно. Подход Белявских — людей умных, наблюдательных, опытных, кажется гораздо весомее Фединой юношеской наивности. Тут, кстати, явные отсылки к «Братьям Карамазовым» — Федя это почти Алеша Карамазов (но без своего старца Зосимы), а Дмитрий Белявский — почти Иван Карамазов (с изрядной примесью Смердякова).

Загадку русской души, конечно, в итоге так и не раскрыли, но зато проговорены очень важные вещи — важные для современного верующего человека. Не только о судьбах русского народа, но, прежде всего, о том, чем жив человек, что такое любовь, прощение и понимание.

Роман «Обращение в слух» — первая крупная публикация Понизовского, но я уверен: в нашу литературу пришел очень серьезный автор, который не просто хорошо умеет писать, но которому действительно есть что сказать. 

                                                                                                                Виталий КАПЛАН


Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.