ЧТО ЧИТАТЬ (рекомендации из №7 «Фомы» за 2011 г.)

Дмитрий Володихин. Царь Федор Иванович

М.: Молодая гвардия, 2011. — 272 с. серия «Жизнь замечательных людей».

В наше время полки книжных магазинов свидетельствуют о росте интереса к истории — как всемирной, так и отечественной. Там можно встретить множество изданий — от серьезных научных трудов до, увы, самых диких фантазий, выдаваемых за исторические исследования, — всего того, что получило ироническое наименование «фолк-хистори». На этом фоне новая книга Дмитрия Володихина, посвященная последнему из династии Рюриковичей — царю Федору Иоанновичу — является событием сразу по нескольким причинам. Автор — известный российский историк, один из последовательных защитников исторической науки от безграмотных поделок, и его труд может служить образцом серьезного и добросовестного подхода к нашему прошлому*. Избранный им исторический деятель, государь Федор Иоаннович — одна из самых интересных и загадочных личностей в русской истории. Кто-то считает его дурачком, кто-то — святым,  и автор тщательно приводит свидетельства тех и других. Из свидетельств современников встает человек, удивительный для своего сурового времени: «А царьствовал благоверный и христолюбивый царь и великий князь Феодор Иванович… тихо и праведно, и милостивно, безметежно. И все люди в покое и в любви, и в тишине, и во благоденстве пребыша в та лета. Ни в которые лета, ни при котором царе в Руской земли, кроме великого князя Ивана Даниловича Калиты, такие тишины и благоденства не бысть, что при нем, благоверном царе и великом князе Феодоре Ивановиче всеа Русии».

Рассматривая утвердившийся кое-где образ «слабоумного» монарха, Дмитрий Володихин отмечает: «Похоже, слабоумным Федор Иванович представлялся только тем, кто привык к язвительной, глумливой премудрости и беспощадной жестокости его отца. Конечно, после “грозы”, присущей царствованию Ивана Васильевича, его сын мог выглядеть в глазах служилой аристократии слабым правителем… Но при его “слабости”, “простоте“ и “благочестии” дела государства устроились лучше, чем при неистовом родителе».

Автор приходит к выводу, что государь был человеком редкой нравственной чистоты и глубокого личного благочестия, а «слабоумным» государя полагали только враждебно настроенные, главным образом иностранные, наблюдатели.

Серьезный и вдумчивый подход автора, его твердая опора на исторические свидетельства делает книгу одним из лучших на сегодняшний день трудов по истории России того времени. При этом книга написана ясным, доступным языком. Ее смело можно рекомендовать не только интересующимся историей взрослым людям, но и школьникам-старшеклассникам.

Сергей ХУДИЕВ

Людмила Петрановская. Как ты себя ведешь?

10 шагов по изменению трудного поведения. Пособие для приемных родителей

М.: Студио-Диалог, 2010 — 96 с.

Любым родителям бывает трудно понять, что происходит с ребенком, почему он так странно себя ведет: почему врет, почему не слушается, почему ничем не интересуется и ничего не хочет, почему нагло улыбается, когда его ругают, почему, почему… Родителям приемных детей приходится тяжелее: к обычным детским проблемам прибавляются психические травмы, педагогическая запущенность, проблемы адаптации в новой семье и новой обстановке, трудности самоидентификации… Разобраться в этой гремучей смеси причин и следствий помогает толковая и обстоятельная книга психолога Людмилы Петрановской. Как и другие ее книги, «Как ты себя ведешь» вполне можно советовать родителям обычных, кровных детей: описанные в книге шаги по исправлению поведения дают мамам и папам нормально работающие педагогические методы взамен привычных наказаний и нотаций. Трудное поведение, объясняет Петрановская, — это примитивная технология общения. Ребенок так сообщает родителям о своих проблемах, потому что не умеет иначе. И чтобы изменить его поведение (не ребенка — поведение!), родителям надо разобраться, чем это поведение вызвано, в каких ситуациях возникает, чего ребенок добивается. И уже тогда становится понятнее, какие меры надо принимать, как учить ребенка добиваться своего более мирными и конструктивными способами.

В книге много живых примеров. Иногда проблемы оказываются самыми обыкновенными — ребенок тянет время, не хочет делать уроки, не верит в свои силы… Иногда — весьма экстремальными: приемный ребенок пытается втянуть младшего брата в сексуальные игры; дочь провоцирует родителей, будто вымогая побои. Родители теряются, сталкиваясь с такими ситуациями: это вне опыта нормативной семьи, это порождение совсем другого опыта — казенного детства в детдомах и насилия в прежних семьях.

Людмила Петрановская мягко и деликатно помогает родителям справляться с неординарными трудностями, сохраняя любовь к трудному ребенку, сопереживая, сострадая. В доверительном разговоре на равных она может рассказать родителям о самом болезненном — об их собственных незалеченных детских травмах, неоконченных многолетних спорах с их собственными родителями. Даже если родители неправы, Петрановская никогда  не обвиняет их и не поучает. Вместо этого — учит распознавать свой вклад в развитие конфликта, понимать, в каких ситуациях требуется помощь не ребенку, а себе — и не впадать в отчаяние, а хладнокровно и мудро делать из проблем задачи, а задачи — решать.

Ирина ЛУКЬЯНОВА

Борис Херсонский. Пока не стемнело 

М.: НЛО, 2010. — 386 с.

Борис Херсонский родился в 1950 году в семье врачей, по специальности он врач-психолог. Автор нескольких книг стихов и стихотворных переводов. В 2007 году удостоен специальной премии «Московский счет», в 2008 году стал лауреатом стипендии имени Бродского, в 2011 — лауреат «Русской Премии» в номинации «поэзия».

Стихи Бориса Херсонского — как старая картина или ваза: многие бракуют их, а многие видят в этих стихах свидетельство подлинности. Если собрать все стихи,  получится многотомное произведение, эпопея, в которой почти по дням изображен двадцатый век  и самое начало двадцать первого столетия. Однако сюжет выходит за семейные рамки. Это история взаимоотношений иудейства и Православия в одной душе. Нужно было именно это место — Украина — и именно этот человек (врач), чтобы возникли эти стихи.

Если перечитать его стихи — десятилетней давности и нынешние, — придется признать, что последние гораздо смелее и необычнее. Кажется, автор получил самое главное — признание читателя. Отчего же вышедшая в 2010 году книга «Пока не стемнело» оставляет ощущение черновика, а стихи сами ложатся, как патроны — и достигают цели?

На первый взгляд, это не стихи, а зарифмованные притчи. Или поэзия — но в понимании Книги премудрости Соломона (которую Херсонскому довелось переводить). Читая, чувствуешь себя включенным в огромное сложное повествование. Ведь эти притчи можно отнести к любому из читающих.

Композиция книги «Пока не стемнело» напоминает раскрашенную клавиатуру фортепиано. Цикл исторический, цикл семейный, цикл иудейский («Хасидские изречения»), цикл православный («В духе и истине»). Композиционный центр располагается в «Хасидских изречениях», смысловой — «В духе и истине». Все циклы находятся между собой в строго определенных связях, звучат в унисон, как одинаковые ноты в разных октавах — но и контрастны. «Хасидские изречения» резки, беспощадны, исполнены почти неразрешимых противоречий («в этом благословенном мире, будь проклят он»). Цикл «В духе и истине» — наполнен страданием и милосердием. Центр устремления всей круговерти стихов, их вершина — образ святого, владыки Гурия, ставшего архиереем в роковые для Церкви годы.

Книга сложная, противоречивая, даже дерзкая. Эти стихи бросают вызов косному представлению о поэзии и привлекают внимание читателя к ее архаичным формам — эпосу, легенде, притче. «Пока не стемнело» — одна из самых заметных на сей день поэтических книг. 

Наталья ЧЕРНЫХ

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.