ЧТО БУДЕТ С БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ?

Протоиерей Аркадий Шатов, председатель Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы

Проверка веры

Многие из благотворителей переживают трудные времена, поэтому сокращение социальных проектов, видимо, неизбежно. Кризис — это суд Божий, и в том числе над благотворительными проектами. Это проверка веры: и тех, кто оказывает благотворительную помощь, и тех, кто ее получает. От всего ли сердца мы отдаем наши средства тому, кому они необходимы? А тот, кто получает такую помощь, должен уповать на Бога — Он не оставит без попечения дела, которые действительно нужны, и не даст погибнуть больным, холодным и голодным. Недавно, несмотря на кризис, в нашу Комиссию женщина, пожелавшая остаться неизвестной, принесла целую сумку денег: миллион рублей для помощи сгоревшему храму при детском приюте в Ивановской области. Просьба о помощи была только что опубликована на нашем сайте «Милосердие.ру», и помощь не замедлила!

Мы очень надеемся сейчас и на наших добровольцев: у Комиссии их уже почти 700 человек, будем привлекать их к нашим проектам всюду, где возможно. Во время кризиса бедным и больным надо помогать всем миром. Мы сейчас создаем антикризисное Общество друзей милосердия, куда будем принимать всех, кто может пожертвовать одну сотую месячного дохода на выживание социальных проектов Комиссии: двух детских домов, богадельни, патронажной службы, службы помощи бездомным и других. Ведь если от каких-то проектов и можно отказаться, то одиноких бабушек, детей и беспомощных больных на улицу не выкинешь! Как стать другом милосердия, можно узнать у нас на сайте «Милосердие.ру» или по телефону 972-97-02.

Священник Александр Ткаченко, директор медицинского учреждения «Детский хоспис», Санкт-Петербург

Будем искать другие пути

Раньше люди давали от избытка. Но в условиях кризиса по-настоящему благим делам жертвователи помогают, терпя недостаток. Те, кто помогал нашему хоспису ранее, не сократили своей помощи. Наши благотворители объяснили это тем, что их эти деньги не спасут, а нам они смогут помочь. Конечно, сегодня стало сложнее обращаться за помощью. Очень неудобно просить, зная, что бизнес переживает не лучшие времена. Но мы продолжим работать, будем искать какие-то другие формы поддержки нашего дела. Так, к Новому году многие компании буквально заваливают партнеров и клиентов сувенирами, тратя на это приличные суммы. Почему бы не отказаться от части подарков и не разослать открытки, в которых со словами поздравления будет сказано: «В этом году Вы не получили наш календарь, потому что деньги, которые могли быть на него потрачены, направлены на нужды хосписа». Такие акции вполне уместны в условиях кризиса и помогут сформировать положительный имидж компании лучше, чем просто коммерческая реклама.

Андрей Гусаров, председатель совета директоров ООО ФПК «Сатори», Москва

Поддержим приходскую жизнь

Финансирование благотворительных программ будет сокращаться. Наша компания постарается начатое довести до конца, однако маловероятно, что мы будем начинать новые проекты, да и начатые программы будут подкорректированы. Например, если построен храм, то без отопления мы его не оставим, но покупку дорогого убранства финансировать не будем. Думаю, что мы сосредоточимся на поддержании приходской жизни.

Кризис — это не повод для паники. Жизнь продолжается — просто изменились условия, и мы должны пересмотреть ценности и расставить приоритеты. Кто-то считает, что ценности не изменятся, но я уверен в обратном. Сейчас многие ставят во главу угла экономический успех, но кризис показывает, что эта ценность очень зыбкая, в жизни должно быть более твердое основание. Думаю, что во время кризиса многие люди придут к Богу. Именно поэтому мы будем продолжать поддерживать церковные общины, с которыми мы традиционно сотрудничаем, чтобы приходская жизнь развивалась, люди шли в храм.

Чулпан Хаматова, учредитель фонда «Подари жизнь!», актриса, Москва

Есть вещи страшнее кризиса

На благотворительность так или иначе идут «лишние» деньги, которых сейчас не будет. Ситуацию мы уже начали чувствовать. На время (по их собственным словам) ушли некоторые наши крупные жертвователи — серьезные и богатые бизнесмены.

Сейчас наступило время проверки — что значит для нас благотворительность? Хотя бы для тех людей, кто жертвовал не деньги, а собственное время — как волонтеры. Стало ли для нас это нормой или это некий показатель избыточности, моды? Но я уверена, какого-то морального упадка здесь не произойдет. И люди будут ходить в больницу к детям, фонд будет работать изо всех сил. Сегодня самое важное — сохранить у людей доверие к фонду. Ведь перевести на счет Сбербанка по два рубля, по пять — может каждый. Главная наша надежда сейчас — люди с зарплатой ниже среднего уровня, ведь за счет количества откликнувшихся можно оказать реальную помощь. А нам важно проводить всевозможные пиар-акции, чтобы люди не забывали, что дети болеют, что есть вещи страшнее финансового кризиса…

Вячеслав Заренков, председатель совета директоров холдинга «Эталон-ЛенСпецСМУ», Санкт-Петербург

Важно сохранить людей

Делать прогнозы на отдаленную перспективу я бы не стал. За всю историю капитализма это первый экономический кризис такого уровня, так что ситуация, в общем, нестандартная и непрогнозируемая. Думаю, что года полтора-два всех нас будет очень «штормить». И, конечно, любой бизнес, и наш тоже в этих условиях будет на первое место ставить задачу самосохранения. Соответственно, выделение средств на нужды, не касающиеся непосредственно производства, в том числе на благотворительность, будет сокращаться. Если же сокращать финансирование основной производственной деятельности и направлять средства на благотворительность, то бизнес может оказаться под угрозой, а тысячи людей, работающих в компании, окажутся на улице. И тогда, в свою очередь, пополнят ряды нуждающихся в благотворительной помощи.

Никита Мишин, коммерческий директор компании «Н-транс», Москва



Смена приоритетов

Когда мы говорим о корпоративной благотворительности, нужно помнить, что у нас компании делают пожертвования из чистой прибыли. В период кризиса прибыли резко падают и сохранить благотворительные программы на прежнем уровне сложно. Уже сейчас многие компании испытывают серьезные финансовые трудности: им бы зарплаты сотрудникам вовремя выплатить, а не думать о поддержке баскетбольной команды… Корпоративная благотворительность, к сожалению, сбавит обороты. И внутри нее должна произойти смена приоритетов. Условно говоря: предприятие может истратить на благие цели сто рублей вместо докризисных двухсот. Придется выбирать — выделить ли на строительство нового монастырского здания или на поддержку существующего детского приюта? Думаю, многим некоммерческим программам придется подождать лучших времен: сначала компании должны сохранить основное производство и вернуться к эффективной работе «по специальности».

А вот в сфере личной благотворительности все, на мой взгляд, изменится не так резко. Хотя объемы ее сократятся, люди никогда не перестанут помогать ближним.

Алексей Ананьев, председатель совета директоров ОАО «Промсвязьбанк», Москва

Все проекты доведем до конца

Мы не собираемся сокращать благотворительные программы. Все проекты, которые мы начали вести, мы безусловно доведем до конца. Что касается программ следующего года, то мы предполагаем поддерживать пропорцию между заработанными средствами и деньгами, переданными на благотворительность, по крайней мере на прежнем уровне.

Фото Екатерины Степановой, Веры Паращук, Владимира Ештокина, из архива журнала "Фома"

В продолжение темы читайте:

КРИЗИС МИЛОСЕРДИЯ

ПОМОЧЬ — ЭТО СОВСЕМ ПРОСТО

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.