ЧЕТЫРЕ ВОПРОСА РЕДАКТОРУ — ИЮНЬ

Первый заместитель главного редактора «Фомы» Владимир Гурболиков о новом июньском номере

Открытие номера?

Для меня открытием июньского номера стала маленькая заметка в рубрике «Отклики». Она называется «Жди меня. Сослуживцы нашли друг друга на страницах «Фомы»». Я бы очень не хотел, чтобы читатели этот материал пропустили.

Когда смотрю передачу «Жди меня», всегда задумываюсь: «А ведь поиск пропавших или потерявшихся людей требует громадных ресурсов. Да уж, по сравнению с большим проектом «Первого канала», «Фома» — очень скромный журнал…» И вдруг произошло вот что. В майском номере мы провели опрос среди ветеранов о том, где и как они встретили 9 мая 1945 года. Двое из них ответили, что встретили этот день в Берлине. Номер вышел, оба они открыли журнал и… узнали друг друга! Оказалось, это не просто два человека, которые в тот 9 мая 1945 оказались в Берлине. Это однополчане. Они вместе служили, дружили, а после войны долгие годы пытались друг друга найти и до сих пор не могли. И вот они встретились на страницах «Фомы».

Я думал, что так не бывает… Для меня это еще раз меняет устоявшееся представление о смысле и значении того, что мы в «Фоме» делаем. Я до глубины души тронут тем, что Бог помог нам вот так этих людей соединить. По моим ощущениям, это обыкновенное чудо.

Самое актуальное в номере?

Разговор о ювенальной юстиции в рубрике «Тема номера». Мы обратились к людям, знающим проблему с разных сторон. Одни из них убеждены в необходимости особого порядка судопроизводства в отношении несовершеннолетних, изменений законов об опеке и попечительстве. Другие выражают очень большие опасения в отношении таких инициатив. Проблема сложная — читайте и думайте сами.

Протоиерей Всеволод Чаплин, на мой взгляд, очень четко выразил те опасения и тревоги, который есть у Церкви в связи проблемой ювенальной юстиции, которая уходит далеко за рамки законодательства. И собственно, главное в ней — не сам закон, а то, насколько жестко государство и органы опеки собираются судить, правильно ли вмешиваться в жизнь семьи, в то, как люди воспитывают своих детей и т.д. Озабоченность Церкви — не приведет ли практика ювенальной юстиции к своего рода запрету на воспитание и, как следствие, разрушению семьи вообще?

Кроме темы ювенальной юстиции хотел бы также отметить интересный материал об Илье Муромце в разделе «Культура». Имя былинного богатыря у всех на слуху. Но не все знают, что он оставил воинское дело, ушел в монастырь, и прославлен Церковью в лике святых – преподобный Илия. Его мощи покоятся в Киево-Печерской Лавре. Сегодня, однако, остро стоит вопрос о подтверждении подлинного исторического пути этого человека. В нынешнем номере мы пытаемся дать ответ на часто звучащие сомнения: тот ли это самый Илья Муромец, о котором по сказкам мы знаем с детства, или какой-то другой человек, которого ошибочно отождествляют со знаменитым богатырем.

Чем этот номер принципиально отличается от предыдущих?

Обложкой, где помещен рисунок, созданный нашим читателем — ребенком, сиротой. В номере есть интервью с актером Егором Бероевым. В Морозовской детской больнице он читал детям незабвенные сказки Козлова, а потом книжки из нашей серии «Настя и Никита». Обложка связана с этим материалом. Мне кажется, она очень точно передает ощущение праздника — 1-го июня, Дня защиты детей.

Что касается отличий между номерами вообще. Сейчас «Фоме» важно, чтобы не только номер от номера отличался, но и чтобы от номера к номеру журнал — в то же время! — сохранялся и оставался самим собой. Чтобы вписывался в ту музыку, которую мы в течении пятнадцати лет пытаемся исполнять для всех наших читателей. Чтобы эта музыка не диссонировала, а люди, читающие журнал, ее узнавали и не переставали слышать.

Что «зацепило» лично Вас?

У меня появился опыт взаимодействия в артистом Егором Бероевым. Он открылся для меня с неожиданной стороны. Появлению нормального, живого, хорошего интервью предшествовал на редкость сложный диалог. Материал рождался в огромных муках. Редко бывает так, что человек очень внимательно, взыскательно и скрупулезно выясняет, ради чего, зачем и почему ему звонит тот или иной журналист. Нет, Егор не обижает, не оплевывает, не отмахивается от разговора. Но он при этом четко обозначает, что не хочет быть использован в рекламных целях. Он должен понимать, ради чего он что-то произносит или в чем-то участвует. Нам стоило огромного труда убедить Егора поучаствовать в нашей акции «Звезды читают детям». Он опасался, что это будет просто реклама серии «Настя и Никита». В нашем разговоре он сказал, что не знает этих книжек. Мы тут же предложили ему читать то, что ему хочется. Он искренне сомневался, зачем артисту читать детям то, что в идеале должны читать родители и воспитатели. Мы пытались объяснять и это. И в итоге смогли убедить Егора. Он прочитал детям и свои любимые сказки Сергея Козлова, и нашу книжку про Владимира Даля, переменив свое отношение к серии «Настя и Никита». Все это вызывает у меня уважение к человеку, который сам участвует в благотворительных делах, но очень далек от того, чтобы за счет этого пиариться.

Фото Владимира Ештокина.

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.