Человек на асфальте

Бирюкова МаринаОх, боюсь, что ничего такого нового сейчас не напишу.

Вечерняя маршрутка. Еду, наконец, к себе домой. За две остановки до моей – вижу, лежит на асфальте человек. Немолодой, одет прилично, на спившегося или бомжа не похож. Даже очки на лице.

Вылетаю из маршрутки… Да нет, друзья, вы поймете – я не хвастаюсь. Невозможно хвастаться тем, что являет собой всего лишь норму. Просто у меня вопрос: а что, я одна в этой маршрутке лежащего человека заметила?

Да что наша маршрутка. Пока я ждала скорую, маршруток через эту остановку прошло десятка два. А просто по улице людей мимо пробежало – сотни. Что, у всех проблемы со зрением?
 Мне помог только один молодой человек, вышедший из магазинчика, что на остановке. Я забыла, как по сотовому вызывать скорую: он вызвал ее сам и в ответ на мое почти рефлекторное “спасибо” пожал плечами: “За что спасибо? Я такой же прохожий, как вы”.

Материал по теме


Ближние: одного корня

«От ближнего зависят наша жизнь и смерть» (преподобный Антоний Великий). Но кто этот ближний? Да любой человек, не только наши близкие. Не надо, кстати, путать значения этих слов и смешивать их. Близкие – это семья, родственники, друзья, единомышленники. Ближние – это вообще все люди, как близкие, так и даже враги, как это ни странно.

Но на самом деле не поблагодарить его я не могла. Потому, наверное, что чувствую себя в подобных случаях беспомощной и одинокой.
 Человек, лежащий на асфальте, находился в глубоком забытьи: не реагировал на прикосновения, на голос. Ну совершенно, как говорится, никакой. Мертвецки пьян? Да, не исключено! Но, скажите, люди (это я не вам, друзья, конечно – вы-то не такие!) скажите, люди, каким образом вы ставите диагноз, проходя мимо и едва глянув на лежащего человека? А если это инсульт (очень похожий, кстати, по некоторым своим признакам на сильное опьянение)? Не так быстро, как хотелось бы, но приехала скорая, и я оставила врачам этого несчастного человека. А если бы нет?

Представьте на секунду, что вот так же лежит на асфальте ваш отец, муж, брат… 
Из глубин журналистской памяти всплывает воспоминание. Летчик гражданской авиации, незадолго перед тем ушедший на пенсию, абсолютно трезвый и очень хороший, всеми уважаемый человек, ехал на своей машине в детский сад – за лучшей из всех в мире внучек. Инсульт случился на ходу машины. Но он, повторюсь, летчик! Уже на автопилоте сумел вывести машину на обочину и остановить. Открыл дверцу и вывалился в сугроб. Прибежала милиция. Видит – лежит дед в сугробе, лицо багровое. Все ясно – в трезвяк! И он умер там, на нарах вытрезвителя, в том самом жутчайшем воздухе – кто вдыхал, не забудет. Родные еле-еле его нашли. Они ведь искали по больницам. Им в голову не могло прийти такое – что он окажется в вытрезвителе. Там был фельдшер, да, но он был слишком загружен работой и решил не заниматься этим доставленным, пока он не проспится.

Конечно, не все мы такие, не всегда мы такие, и у меня в недавней жизни были эпизоды, когда люди, напротив, приходили на помощь, спасали незнакомого человека. Но почему вчера вот так? 
Сотни людей, повторюсь, сотни…

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (31 votes, average: 4,97 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.