Чего не надо бояться приемным родителям

“Господи, да зачем вам это надо?!.. Неужели вы не боитесь – ведь неизвестно, кто его родил, а может, у него родители – наркоманы или алкоголики?! Он ведь тоже таким вырастет!.. Все детдомовские – больные, здоровых бы не бросили. Оно вам надо – такой крест на себя взваливать? Да подождите усыновлять, сами еще родите… Зачем вам чужой ребенок?..”

Случается, что взрослые люди, которые хотят кого-то усыновить (взять под опеку, на патронат и проч.) или только начинают об этом задумываться, поделившись с близкими, получают вместо поддержки недоуменные вопросы, кучу негативных комментариев и даже оскорбления… В результате к своим собственным сомнениям у них добавляются страхи, навязанные родными-друзьями-соседями, и после таких разговоров люди нередко отказываются от своего решения. Хотя любые страхи можно развеять, с любыми трудностями – справиться, особенно если заранее к ним подготовиться.
Мы продолжаем разговор о проблемах сиротства в России, и сегодня более подробно поговорим о том, какие существуют мифы, связанные с усыновлением, чего боятся потенциальные и уже состоявшиеся усыновители, а также о том, как избавиться от этих часто беспочвенных страхов. Наш эксперт сегодня – кандидат педагогических наук, главный специалист проекта “К новой семье”, преподаватель московской Школы приемных родителей Галина КРАСНИЦКАЯ.

Галина Сергеевна Красницкая – автор книг “Усыновление: вопросы и ответы”, “Вы решили усыновить ребенка”, а также информационных материалов и статей, публикуемых на страницах справочно-методических пособий по усыновлению. Работала в Институте детства при Российском Детском Фонде. Впервые о том, что в России существует проблема сиротства, узнала в 1992 году, когда пришла работать в Центр Усыновления при департаменте образования Московской области. С 2002 года ведет в Школе приемных родителей психолого-педагогический курс, а также дает индивидуальные консультации как состоявшимся, так и потенциальным усыновителям – по телефону и на интеренет-конференции 7ya.ru “Усыновление: общие вопросы”.
Замужем, имеет двоих взрослых сыновей, двоих внуков, воспитывает приемную дочь Алину.

Трудности усыновителям только на пользу

– Галина Сергеевна, чего, как правило, опасаются приходящие к Вам будущие усыновители?
– Ой, чего-чего, а страхов у наших граждан хватает! Тем более что на тему усыновления существует очень много мифов. Для не от них, а ведь это происходит довольно часто. Какие только трагедии потом не случаются! Особенно если ребенок узнает об этом в подростковом возрасте, скажем, лет в 14-16. В лучшем случае он может просто уйти из семьи, а в худшем… А как страдают сами приемные родители! Ведь они всю жизнь несут груз этой “страшной тайны”. Люди переезжают в другой город, меняют фамилию, имя, отчество – и свои, и ребенка, но ребенок все равно узнает об этом, причем в самом неподходящем возрасте. Либо найдутся “доброжелатели”, которые сообщат ему, что он неродной, либо сами родители проговорятся. Случаи разные бывают. Вот один из нашей практики. Мальчишка в 14 лет узнал о том, что он приемный. Произошло это случайно, причем, по вине самих родителей. Парень что-то набедокурил, лег спать, родители стали выяснять отношения по этому поводу, и он услышал, как отец сказал матери: “Я тебе говорил, не надо было его из детдома брать – вот что из него выросло!”. Парень утром встал, собрал вещички и ушел из дома. Отец его потом два года (!) искал, и надо было видеть, из какой клоаки он его вытащил. А потом прощения просил… Да и вообще, о какой тайне может идти речь, если о факте усыновления знают: орган опеки, суд, ЗАГС, ЖЭК, врачи в поликлинике. Получается, что это тайна только для ребенка. Я считаю, что ему обязательно нужно рассказать реальную историю его появления в семье. Только нужно знать, когда и как это сделать – чтобы не нанести травму. Мы в Школе об этом много говорим.

– Есть ли “очередь” за детьми? И не пугает ли будущих усыновителей необходимость потратить уйму времени, пока удастся найти такого ребенка, какого они хотят?
– Очереди за детьми ни в одном детском учреждении не существует, особенно если усыновители хотят взять мальчика старше трех лет. Вот если они мечтают о девочке, да еще, чтобы ей годика не было, тогда придется подождать. Происходит это оттого, что инициаторами усыновления изначально зачастую являются женщины, мужчины гораздо реже – процентов 20-30 обращений. Ну а женщинам, естественно, хочется дочку, с которой, когда она подрастет, можно будет поделиться своими проблемами и чисто женскими переживаниями, и которая будет ближе к родителям, когда они состарятся. Мальчик вырастает и уходит из семьи, а дочка есть дочка. Поэтому девочки у нас “дефицит”. Да еще все хотят маленьких – чтобы самим воспитывать их с самого начала. С детьми старшего возраста уже приходится что-то корректировать, перестраиваться. А что касается поиска ребенка… Знаете, у всех это происходит по-разному. Кто-то находит своего ребенка сразу, при первом же визите в детский дом, а у кого-то на поиски родного человечка уходят недели и месяцы. Здесь нет ни гарантий, ни статистики, и это ни от кого не зависит. Но очень много случаев, когда люди изначально хотят усыновить, скажем, девочку от годика до трех лет, а попав в детдом, случайно видят мальчика лет десяти, и… напрочь забывают о девочке – этот мальчишка очень скоро становится их сыном. Как это объяснить?.. Наверное, судьбы наши определяются Кем-то свыше…

К вере нужно приохотить, а не приневолить

– Кстати, о Том, Кто свыше… Ваша Школа – светская, и преподаватели, насколько я понимаю, люди невоцерковленные. Обращаются ли к вам православные усыновители, и как Вы относитесь к вопросу усыновления детей семьями, где мама и папа регулярно ходят в храм?
– Обращаются, конечно. Но знаете, мне бы даже хотелось, раз уж Вы пришли из православного журнала, немного развить и заострить эту тему… Дело в том, что я глубоко убеждена: к вере ребенка нужно приохотить, а не приневолить. Любое насилие порождает либо неприязнь и отторжение, либо ломает человека и делает его слабовольным, зависимым, неспокойным. Сомневаюсь, что Церковь хочет ребенка “сломать”, а вот некоторые из православных усыновителей приходят, кажется, с целью не полюбить, принять, воспитать ребенка, а любой ценой его воцерковить. Понимаете, любой ценой!

– Но священники постоянно говорят о том, что ребенка не надо неволить, заставлять его против воли выстаивать долгие службы, соблюдать посты…
– Вот именно! Маленький человек сам должен к этому прийти. Иначе только хуже будет.

– У Вас был только отрицательный опыт, связанный с православными усыновителями?
– Был очень грустный случай… Женщина – абсолютно нормальная, здоровая, адекватная с виду – усыновила девочку четырех лет. Я знала, что она верующая, ходит в храм, причащается. Она была мне очень симпатична. Я сама помогла ей найти приемную дочку. Но, к большому сожалению, я в этом человеке ошиблась … Девочку она вскоре вернула обратно в детский дом – просто подкинула, не оставив ребенку даже его игрушек и личных вещей. А когда я узнала подробности этой истории, я была просто шокирована. Оказалось, что удочерив девочку, приемная мать сразу стала принуждать ее молиться, выполнять послушания, каждый день водила в храм и заставляла выстаивать долгие службы, не разрешая присесть даже на минутку. Конечно, ребенок испугался. Девочка сопротивлялась натиску приемной матери как могла: плакала, убегала, и, в конце концов, та ее вернула.

– И что теперь? Вы избегаете православных усыновителей?
– Нет! Но этот случай, этот опыт надо учесть. Конечно, из этого вовсе не следует, что православные усыновители – религиозные фанатики, и им нельзя доверять детей. Совсем нет. Вот, как раз сейчас я общаюсь с верующей женщиной, православной, которая собирает документы на усыновление девятилетнего мальчика. Пока идет процесс сбора документов, будущая мама берет его на выходные в гости, в свою семью. Они вместе ходят в храм, и, что интересно, ребенок делает это с удовольствием. Он стоит всю службу совершенно спокойно, причащается и даже исповедуется – сам, не по увещеванию взрослых, не потому, что так надо или из страха перед наказанием, а просто, видимо, душа его созрела для веры, есть у него потребность в этом. Вот что значит, когда человек не проявляя насилия над ребенком, просто рассказывает и показывает ему то, что он сам любит и чем живет. Ребенок видит картинку, примеряет ее на себя и делает свой выбор.

Усыновлению нужно учиться

– А на какие вопросы должен сам себе ответить усыновитель, чтобы окончательно убедиться в том, что он действительно готов к этому шагу? Существует ли какой-нибудь “тест на усыновление”?
– Теста как такового нет, но вопросы эти сформулированы давно, и на наших занятиях мы подробно говорим на эту тему. Это очень важно, чтобы с потенциальным усыновителем поработали профессионалы – не тогда, когда он уже взял ребенка, а когда еще только задумался, брать или не брать. Потому что часто, увидев симпатичную мордашку по телевизору или в интернете, люди кидаются собирать документы на усыновление в эмоциональном порыве. Этого делать ни в коем случае нельзя. В этом году мы столкнулись с тремя случаями отказов: через 6 месяцев, через 8 месяцев и через год после усыновления детей вернули в детский дом. Это колоссальный удар по психике и ребенка, и усыновителей. Почему это происходит? Да потому, что мордашка оказалось не такой! Ребенок просто-напросто не оправдал ожиданий родителей, потому что люди были не готовы к усыновлению.
Люди не понимают, что ребенок из детского учреждения – это ребенок с особыми поведением. Они вообще ничего не знают о детях-сиротах. А ведь каждый приемный ребенок проходит несколько стадий психологической адаптации к новой семье, к новой жизни. И это происходит с детьми любого возраста. Но потенциальные усыновители зачастую даже не знают о проблемах адаптации, и когда ребенок начинает капризничать, хулиганить, нецензурно выражаться (и такое бывает), они не понимают, что это вовсе не означает, что он плохой – он просто привыкает к новой жизни. А усыновители не ожидают подобных “сюрпризов”, вот и приходят через две недели после усыновления со словами: “Заберите его назад”. Но когда люди знают, что их ждет, понимают, что это временно, и стараются справиться с этими трудностями – самостоятельно или с помощью специалистов – тогда у них получается нормальная, здоровая семья.
Поэтому я глубоко убеждена: необходимо повсеместно открывать школы приемных родителей, центры усыновления, курсы и тренинги для усыновителей. Причем специалисты должны оказывать поддержку усыновителям не только тогда, когда они еще готовятся взять ребенка, но и после того, как в их семье уже появился приемный ребенок. Именно в этот период у многих усыновителей возникают проблемы, вопросы, новые страхи, и не всегда в ситуации можно разобраться самостоятельно – часто необходима помощь специалиста, будь то вопросы, связанные со здоровьем ребенка, юридические нюансы или необходимая консультация психолога. Многих проблем и трагедий удастся избежать, просто правильно подготовив усыновителей к появлению в их семье ребенка, уж поверьте моему опыту! И справиться со страхами будет проще, когда придет четкое понимание того, чего можно, а чего просто не стоит бояться.

Подробную информацию о Школе приемных родителей можно найти на сайте проекта “К новой семье”

Школа приемных родителей была организована в Москве, в 2002 году некоммерческой организацией “Приют Детства”. Сейчас она является одним из главных направлений проекта “К новой семье”. Эта школа открыта для всех, независимо от вероисповедания и политических взглядов. Ее задача – помочь слушателю разобраться в своих чувствах и намерениях, оценить свою психологическую готовность к этому шагу, подготовиться к нему морально и практически, дать системные знания, необходимые для успешного создания новой семьи. Здесь проходят обучение как потенциальные усыновители, так и уже состоявшиеся. Слушатели школы могут получить полноценную подготовку и поддержку на любом этапе усыновления. Занятия в школе ведут специалисты-практики: юрист (специалист по семейному праву), социальные работники, врачи (педиатр, психиатр-психотерапевт, невропатолог-генетик), педагог, детский психолог, семейные психологи.
Опытные практики-юристы расскажут будущим родителям о том, какие существуют нормы и правила усыновления, что включает в себя необходимый пакет документов на усыновление и как его подготовить, что такое судебный процесс установления усыновления. На занятиях по медицине приемные родители узнают о том, что такое возрастная физиология ребенка, каковы особенности здоровья приемных детей, как провести независимую экспертизу здоровья. Опытный психолог даст профессиональные рекомендации – как подготовить семью к появлению ребенка, пояснит, что такое адаптация ребёнка в семье и в обществе, расскажет, какие существуют приемы воспитания приемных детей, что такое возрастная психология ребенка и проч.
Также любой слушатель школы всегда может получить персональную консультацию у психолога, психотерапевта, педагога и юриста.
А встречи с опытными приемными родителями помогут будущим усыновителям разобраться в тех непростых ситуациях, которые возникают как в процессе усыновления, так и уже в состоявшейся новой семье.
Занятия проводятся в форме лекций, семинаров и тренингов. Обучение бесплатное. Слушатели оплачивают только необходимые для обучения методические пособия.

Занятия в Школе приемных родителей проводятся по адресу: г. Москва, ул. Академика Варги, дом 5, офис 10. НОБФ “Приют Детства”.
Телефон консультационной службы:
(495) 424-01-93

На заставке фрагмент фото с priyutdetstva.ru 
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.