Божья девочка

О новой книге Льва Усыскина

VolodihinDВ современном русском языке слово «убогий» ничего доброго не означает. Убогим называют инвалида или дурака, когда требуется выразить мысль без особой вежливости. Еще того хуже, если звучит не «убогий», а «убогонький». Так говорят, когда инвалида или дурака хотят высмеять, унизить…

А ведь когда-то у этого слова были совсем другие значения. «Убогий» значило «человек Божий». Иными словами, либо тот, о ком никто, кроме Бога уже не позаботится, либо тот, кто вверяет всего себя на волю Божью, ничего не оставляя на волю собственную, т.е. доверяясь Господу без остатка и бесповоротно.

Бродили по древним дорогам странники, калики перехожие, иначе говоря, те же убогие, находящиеся в пути и во всем зависящие от доброты Бога и доброты людей, которых они встретят. А был еще Алексий – «человек Божий», один из великих святых православного пантеона. И тот уже сознательно отдавал всего себя в руки Божьи, т.е. поступал так, как и надо бы поступать всякому доброму христианину, вот только не хватает то веры, то отваги. А значит, бы он «у Бога» — сам Господь стал ему лучшим защитником, какого только можно помыслить.

Убогих в древнем, правильном значении этого слова, в значении Алексия, человека Божьего, редко встретишь в современной литературе и современном кинематографе. Слишком уж высокий идеал самоотречения они задают: не по плечу нашему времени с его вялым, расслабленным христианством. Но иногда подобные персонажи все-таки встречаются.

Именно такова главная героиня в романе Льва Усыскина «Необычайные похождения с белым котом».

Действие разворачивается в Европе эпохи позднего Средневековья. Фокус повествования сосредоточен на девочке Гретхен – работящей и доброй дочери мельника. У нее нет качеств, какими обычно наделяют романных героинь: не писаная красавица, не мудра, не хитра, не расчетлива, не обладает какой-нибудь политической значимостью, как Изабелла де Круа или королева Марго, и даже вот на столечко не «роковая женщина». После смерти отца девочку выгоняют из дома, наделив ее из всего наследства роскошным белым… котом. Девочке предстоит трудная дорога. На ее пути встанут враги опасные и могущественные. Злые бодяги попытаются ее изнасиловать, колдун и чернокнижник захочет погубить ее, отряд умелых воинов будет гоняться за ней, а в финале еще один темный маг-аристократ едва не… впрочем, хватит пересказывать сюжет.

Стоит ли говорить, что девочка Гретхен, убогая сирота, счастливо выберется изо всех злоключений? Это легко угадывается на первой дюжине страниц. И даже не столь важно, как милая барышня выбирается из совершенно безвыходных ситуаций. Гораздо важнее почему ее минуют любые беды. Между прочим, в столкновении с колдуном гибнет большой книжник, милосердно нанявший Гретхен в услужение, когда она мыкалась, не зная, где найти пристанище. Этот персонаж – как раз большой мудрец, не чета Гретхен. Но от колдовства он не уберегся. А его служанка, сельская простушка, убереглась, да потом еще раз десять вывернулась из гибельного, казалось бы, положения.

Что ей помогало? Или, вернее, кто ей помогал?

То стечение обстоятельств, то чудаковатый алхимик, то отважный рыцарь, но чаще всего дальновидный кот – вот уж истинный стратег!

Не сразу, лишь к середине книги, читателю начинают подсказывать, что за всеми этими неслучайными случайностями, за мудростью книжника, отвагой рыцаря и житейской смекалкой кота стоит Личность, наилучшим образом осведомленная обо всем, что происходит в мире людей. Сам Господь Бог бережет бедную девочку.

Причина к тому одна: Гретхен с необыкновенной твердостью придерживается нескольких принципов: «Мы должны делать добро, делать добро не рассуждая», — это раз. Никому не причинять зла – это два. Доверять людям и не мстить, если они не оправдали доверия: Господь сам их накажет, — это три. Во всем полагаться на волю Божью – это четыре. Притом Гретхен не отступает от перечисленных правил даже в тех случаях, когда многим рискует из-за своей принципиальности.

Ближе к концу книги ее спутник, рыцарь Конрад, расшифровывает то, что сама Гретхен по простоте ума сформулировать неспособна: «Сказать начистоту… странствия давно приучили нас вверяться Господу единому – и только… трудно найти покровителя надежней, не правда ли?.. Так мы и делали доселе… и Господь хранил нас… давал нам хлеб и пристанище… не позволял обижать нас тем, кто нас сильнее… напротив, встреченные нами люди помогали нам – и Господь, несомненно, отблагодарит их также… потому что наши намерения воистину честны и бескорыстны».

Лев Усыскин напомнил читателям христианскую истину: соединение веры, доброты и смирения с волей Божьей – то единственное, что непобедимо в нашем мире. А потому убогий человек, человек-у-Бога, человек, на волю Божию себя отдавший, могущественней царей, волхвов и президентов.

Автор обладает превосходным знанием средневековой европейской истории и культуры. Немудрено: самая известная книга петербургского писателя Льва Усыскина – историко-литературная биография адмирала В.Я. Чичагова. Багаж его знаний о прошлом весьма основателен. Лев Усыскин подает быт, обычаи, общественное устройство, наряды и вещи в мельчайших подробностях: легко можно почувствовать, что гладко, а что шероховато… Как ни парадоксально это прозвучит, порой у него получается настоящая «этнография» Северной Европы! В то же время, автор создает обобщенный портрет целой эпохи. Ее образ проработан в деталях «мелкой пластики» столь же старательно, как делали свое дело резчики деревянных врат, скажем, XVI века: есть и цельность композиции, и совершенство в отделке каждой мелочи.

Виден большой талант Льва Усыскина к стилизации – собственно, он был виден и по прежним его вещам. Медленное, тягучее изложение стилизовано под неспешное повествование 400- или 500-летней давности. Прямо скажем, книга представляет собой «взрослое» чтение, дает пищу ума для читателя-интеллектуала. Но, несмотря на эту рискованную, прямо скажем, стилизацию и на колоссальный объем романа, читается он легко и без напряжения, вырваться из сюжета трудно. Козни двух подлых колдунов, злоключения прекрасной, но бедной и бесприютной девицы, рыцарские подвиги ее знакомца и великолепный прагматизм обаятельного говорящего кота делают увлекательным этот неповоротливый текст-мамонт.

Фото Александр Кузнецов, www.flickr.com, фрамент

VolodihinD ВОЛОДИХИН Дмитрий
рубрика: Авторы » В »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.