Боровск

Пограничная крепость

Судьба страны решается не только в Москве и больших региональных столицах. Игнорировать это — значит отгородиться от важной части нашей общей реальности. Недаром среди жителей мегаполисов уже не первый год растет мода на внутренний туризм с целью ближе узнать свою страну. У некоторых из малых городов России славное прошлое, но сегодня они переживают не лучшие времена. В некоторых — жизнь кипит с прежней силой. Но все они одинаково важны для понимания того, как возникла, сформировалась и живет сегодня наша страна. А значит, самое время узнать эти города в лицо. Читайте в проекте «Фомы» — «Малые города  — герои России».

Город на юго-западе от Москвы, в Калужской области, получил свое название от древних сосновых боров. Возле Свято-Пафнутьева Боровского монастыря и сейчас можно видеть старинные сосны — но этот парк насадили когда-то монахи. Город на холмах, между которыми петляет извилистая река Протва, окруженный лесами, будто изначально был создан для тихой, далекой от исторических потрясений жизни. Но век за веком в Боровск врывались ветра большой истории, делая его свидетелем многих судьбоносных для страны событий.

Borovsk

Он повидал многое и многих: князей, сборы ратей, походные шатры государей всея Руси, вторжения завоевателей, видел полководцев, святых, героев. На протяжении столетий он, может быть не блистая громкими победами и наружным лоском, исправно тянул лямку службы отечеству. Екатерина II под впечатлением одного из «достойных происшествий» военной истории Боровска жаловала ему герб: на серебряном поле лавровый венок, внутри которого красное сердце с крестом. В описании эти символы расшифровывались так: невинность и чистосердечие, усердие к Богу, верность престолу и отечеству, нерушимость в веках славы героев.

Расположение Боровска, чья дата возникновения теряется в XIII–XIV веках, было таково, что он не мог не обрести стратегического значения в военном противостоянии Москвы с западом и югом — польско-литовским государством и татарскими ханами. Город был куплен или отнят у рязанских князей в те времена, когда Москва возглавила дело собирания разрозненной Руси в единое целое. На триста лет, до середины XVII века, Боровск сделался пограничной крепостью в «мягком подбрюшье» Московского государства.

Совершенно неслучайно первым его князем из династии московских Рюриковичей стал Владимир Андреевич по прозвищу Храбрый — двоюродный брат Дмитрия Донского, полководец, стоявший на защите московской земли почти полстолетия, герой Куликовской битвы. Князь Дмитрий отдал Боровск брату незадолго до Мамаева побоища. Как раз в эти годы Владимир Храбрый кремлем укреплял от татарской угрозы свое давнее владение — Серпухов. Надо полагать, и в Боровске защитные сооружения были усилены либо возведены заново. По преданию, именно из Боровска князь выступил со своей ратью на сборы общерусского войска против Мамая.

Боровско-Серпуховское княжество просуществовало около восьми десятков лет. Его князья чеканили свою монету и были верны московским правителям: в большом междоусобии середины XV века держали сторону московского великого князя Василия II.

Тем не менее, осерчав на последнего из тамошних удельных князей, московский князь посадил его в темницу и взял его землю «за себя». Возможно, причиной тому было растущее значение юго-западного порубежья. С начала XV века до 1514 года под литовским господством находился Смоленск, так что границы Московской Руси проходили совсем недалеко от Боровска — по реке Угре. Вскоре на этом направлении предстояли большие войны.

В 1480 году Иван III намеревался дать под Боровском сражение татарам, если бы те вступили в русские пределы, перейдя Угру. Но долгое «стояние на Угре» завершилось уходом ханского войска в степи и падением ордынского ига на Руси. В начале следующего столетия Василий III дважды располагал в Боровске свою ставку, воюя с Литвой. Та война принесла России отвоеванный Смоленск.

Боровско-Пафнутьев монастырь. Фото Владимира Ештокина

Боровско-Пафнутьев монастырь. Фото Владимира Ештокина

К той поре Боровск был знаменит уже не только своим оборонным значением. Еще во времена Владимира Храброго в ближнем селе родился бу­ду­щий святой — Пафнутий Боровский. По крови он был внуком крещеного татарского сборщика дани, а по духу — «внуком» Сергия Радонежского: духовным отцом Пафнутия стал ученик преподобного, Никита Серпуховской. 20 лет Пафнутий подвизался под его началом в Покровском монастыре в селе Высоком, тоже на окраине Боровска (сейчас все эти бывшие села входят в черту города). Затем 10 лет сам был настоятелем обители, а в 1444 году переселился в безлюдное место у впадения речки Истерьмы в Протву. Скончался же через 33 года, оставив после себя большой, процветающий Пафнутьев-Боровский монастырь со сложившимися традициями подвижничества, с крепким хозяйством.

Обители благоволили бояре и князья. Пок­ро­ви­те­лями ее были государи Иван III, Василий III, Иван Грозный, Федор Иоаннович, сам вошедший в Собор московских святых. Преданным учеником старца Пафнутия был знаменитый Иосиф Волоцкий, яркий церковный публицист, борец с ересями, пришедший сюда в юности. После смерти учителя Иосиф заменил его на короткое время в качестве настоятеля. В росписи первого каменного Рождественского собора монастыря участвовал великий иконописец Дионисий, тогда еще молодой.

Боровск. Из открытых источников

Боровск. Из открытых источников

Очень быстро Пафнутьева обитель стала «кузницей церковных кадров»: отсюда вышли также Даниил Переславский — крестный отец Ивана Грозного, будущий митрополит Макарий, венчавший первого русского царя, и другие святые. В XVI веке монастырь сделался почти семейной святыней династии московских государей. Предание гласит, что после богомолья в Пафнутьевом монастыре у Василия III родился долгожданный первенец. Чуть более полувека спустя точно так же у гроба святого будет вымаливать себе наследника царь Федор Иоаннович.

Значение монастыря было таково, что при строительстве в Боровске каменных укреплений в конце XVI века стенами и рвами обнесли именно его, а не город, остававшийся под защитой деревянного острога. Эта монастырская «броня» и приняла на себя штурмовой удар в Смутное время.

В 1610 году Боровск оказался на пути у польских интервентов и войска Лжедмитрия II. Воевода князь Михаил Волконский увел в обитель весь городской гарнизон. Сходу взять крепость врагу не удалось — осада длилась 10 дней. В помощь захватчикам оказалась то ли измена, то ли военная ошибка двух младших воевод: они, говорит летопись, «…изменя отечеству и государю, град и монастырь сему злодею сдали», открыв ворота. Последнее сражение было жесточайшим. Князь Волконский пал, рубясь с врагами, в Рождественском соборе. По преданию, в тот день полегло 12 тысяч защитников крепости. Именно в память об этом подвиге Екатерина II и даровала Боровску его герб.

Боровск. Фото Владимира Ештокина

Боровск. Фото Владимира Ештокина

Лишь несколько десятилетий спустя город утратил свой оборонный статус. Но даже еще Петр I считал необходимым держать в Пафнутьевом монастыре обширный арсенал, в том числе артиллерию. А век спустя, в войну 1812 года, слава боровских партизан в донесениях Кутузова достигла Петербурга. Армейских офицеров фельдмаршал наставлял: «…Мужиков ободрять подвигами, которые они оказывали в других местах, наиболее в Боровском уезде». В Боровске, отступая из Москвы, два дня провел Наполеон — сперва по пути на Калугу, потом назад, когда русская армия выдавила французов обратно на уже разоренную ими Смоленскую дорогу. Незваные гости выплеснули свою злобу, спалив город.

О Боровске еще многое можно сказать. Как грезил полетами в космос боровский учитель Циолковский. Как продолжали партизанские традиции предков в 1941-м. Как в 1950-х посреди безбожной «мерзости запустения» в монастырском соборе обрушился главный купол — на день памяти святого Пафнутия, и вскоре обитель волею ее небесного хозяина ожила реставрационными работами. Как ныне в Боровске возрождают казачество — две сотни отличившихся донских казаков здесь поселила на дарованных землях еще Екатерина II. Как в память о Владимире Храбром устраивают костюмированные бои… Но если есть возможность, то лучше — съездить и все увидеть своими глазами.

Материал опубликован в спецвыпуске журнала «Фома» «Малые города — герои России». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Обществом «Знание» России.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.