Большинство и вера

Личные истории о жизни и людях

Недавно, будучи за границей, я неосмотрительно вступил в спор на тему роли России в нынешних мировых нестроениях. Когда у моих оппонентов кончились аргументы, они сказали железобетонное: весь мир против России, а весь мир не может ошибаться… Впрочем, я вовсе не собираюсь продолжать этот глобальный спор на сайте «Фомы». Но сама постановка вопроса натолкнула меня на вопрос: а всегда ли нужно доверять мнению большинства, даже подавляющего? И вспомнились две истории из моей жизни, где мнение этого самого большинства играло большую роль. Причем совершенно разную: в одном случае, отрицательную, в другом — позитивную.

Первая история случилась со мной в юности. Я, как и многие другие молодые люди, ищущие истину, в то время много шатался по различным сектам и церквам, испытывал на себе различные духовные практики. Однажды брат моего приятеля пригласил меня к пятидесятникам. Те собирались по воскресеньям на городском пустыре.

На большой поляне, окруженной деревьями и заброшенным недостроем, собрались человек двадцать. Коротко помолившись, они наперебой стали эмоционально рассказывать о том, как они пришли к Богу. Коллектив состоял в основном из женщин предпенсионного возраста, их внуков, и одного, высокого и крепкого парня, который непрестанно плакал, размазывая по лицу слезы: Господь, по его словам, вытащил его из банды.

Затем, после сеанса пророчеств, их руководитель сказала: а теперь помолимся.

Они встали в круг (в нем был и я), и вдруг все в один момент заголосили и задергались. Они орали и шипели какую-то невероятную тарабарщину, размахивая руками, падая, поднимаясь, дергаясь, воя и плача. Громче всех орал бывший бандит, рядом тоненько вскрикивал мой знакомец. Прилично вели себя только деревья вокруг.

Я вдруг понял, что разум – это довольно зыбкий коллективный договор, который на данном участке планеты почему-то отменили, и что очень тяжело соблюдать его водиночку в таком окружении. Рассудок оказался вещью довольно относительной, и я вдруг отчетливо осознал, что если у тебя рядом нет человека, с которым ты бы мог бы перекинуться хоть взглядом, что называется, «поймать пас», то твоя «крыша» вдруг начинает протекать. Ты просто не можешь найти в самом себе точку опоры.

 Спасая голову, я сел в “позу лотоса” и выстроил вокруг себя “энергетический кокон”, о котором накануне прочитал у известного “астраловеда” Лазарева. Надо сказать, зрелище было еще то: толпа ненормальных, несущих полную ахинею, и среди них “умник”, скрестивший ноги в тихом болотце лотоса!

Потом это как-то само собой прекратилось: все вернулись в себя, скомканно попрощались и спокойно разошлись. Крыша моя, несмотря на “мегазащиту кокона” Лазарева и “спасительный” лотос, после этого чудного воскресенья возвращалась на место недели две…

Вторая история – о моем близком друге. Никто из наших общих друзей никогда не придавал значения диагнозу его болезни: шизофрения.

Приятель был со своими особенностями, но это был очень чуткий, честный, очень дорогой нам человек. И вот однажды осенью с ним случилось обострение. Он был уверен, что за ним следят, что прослушивают его телефон, что в его компьютере установлена программа, фиксирующая все его действия, что ни одна машина, едущая за его машиной, не случайна, что все вокруг подают друг другу тайные знаки, тихонько посмеиваясь за его спиной.

В какой-то момент он даже решил, что просто его друзья сговорились, записав его в шоу, где главному герою никто не говорит, что его разыгрывают. Сколько бы мы не объясняли ему, что это не так, что мы только не делали, — силы нашего убеждения хватало минут на двадцать, а потом его разум вновь находил какую-то лазейку, обосновывал очередной обман. Мы не могли вытащить его оттуда. Он находил в себе, в своем расщепленном сознании, точку опоры.

Его уволили сначала из одной работы, потом из другой. Работодатели уже боялись с ним разговаривать. К сожалению, в итоге, не выдержав этого напряжения, он наложил на себя руки…

 К чему это все я? Человек, который согласен с большинством, — просто разделяет их точку зрения, и не более того. Точка зрения может быть ошибочной. Даже если все вокруг будут уверены в том, что Земля плоская, гомосексуальность – норма, а Гитлер – лучший на земле вождь. Но и человек, который не согласен с большинством, который идет против общего мнения: презирая стадность ли, оригинальничая, либо вот так, как мой погибший друг, никому не веря, – этот человек также может ошибаться.

Здесь, — ни в человеке, ни в обществе — нет универсального критерия истины. И определиться с ней конечно гораздо проще человеку верующему. Ибо критерий есть в Евангельских заповедях Блаженств. Это – та точка опоры, тот знаменатель, с которым нужно соизмерять свою свою жизнь, независимо ни от окружающих, ни от своих собственных хотелок и мыслей. А все остальное – от лукавого.

Весь мир может ошибаться, — почему нет? Но: если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, чтó мы благовествовали вам, да будет анафема. (Гал. 1:8).

Фото анонса www.flickr.com, Steven Depolo

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Светлана
    Июнь 18, 2015 16:50

    Извините, что не соглашусь с вашей точкой зрения, но писать о том, что душевно больной человек ошибался, вопреки большинству — не слишком удачный пример. Шизофрения — это болезнь, а не соглашался он с вами не потому, что «оригинальничал», а из-за своей болезни, а это абсолютно разные вещи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.