БЕЗ ЛЮБВИ И КОШКИ НЕ РОДЯТСЯ

Алексей Варламов о фильме "Белая гвардия"

Моя первая мысль, когда я начал смотреть «Белую гвардию», была о сценаристе. Кто это все придумал? Кто Булгакова обкорнал и взамен отрезанных фрагментов добавил свои, неуклюжие? Зачем эти брезентовые заплатки на шелковой ткани?  Героев оказалось трое. Сам режиссер Сергей  Снежкин, а также   Марина и Сергей Дяченко. Не поверил глазам. Про Снежкина ничего не знаю, кроме того, что он неловко снял «Похороните меня за плинтусом», а вот Дяченко —  замечательные  писатели. Роман  «Vitanostra» про таинственный университет, расположенный в заштатном городке и призванный  превратить людей в части речи,  я прочитал с интересом. Супругов Дяченко  очень хвалила в интервью для «Литературной учебы» Юлия Николаевна Вознесенская, мнению которой я доверяю.   Но то, что эта милая пара вольно или невольно  учудила с «Белой гвардией», находится, по моему разумению,  за гранью добра и зла.

Из Булгакова—глагола, который управляет падежами, склоняет существительные и присоединяет наречия, образует  виды, времена, спряжения,  сделали какую-то служебную, неповоротливую  частицу, мертвый, латинский аккузативус кум инфинитивум, пассивное причастие прошедшего времени несовершенного вида. Не знаю, насколько это  зависело от сценаристов, насколько от  режиссера, а насколько от главного действующего лица современного кинопроцесса — продюсера, насколько фильм —оригинальное детище, а не продукт компромисса с хозяевами канала, но если бы верил в теорию заговора, то решил бы, что увиденное нами в минувший, выборный уик-энд, стало даже не изысканной, а грубой местью Булгакову от товарищей-потомков. 

Проблема не только в неудачном кастинге, хотя он действительно удручает, при том, что состав, что называется,  звездный. Ксения Раппопорт — отличная актриса, я восхищался ее игрой в «Юрьевом дне» и в «Двух днях» Авдотьи Смирновой, но играть в таком же надрывном, истеричном ключе Елену Васильевну Тальберг, в девичестве Турбину,  нельзя. Она совсем другая, в ней свет, тепло, она — Лена ясная и ей 24 года. Хабенский — классный, пластичный актер, но он тоже не 28-летний Алексей Турбин. Шервинский, Мышлаевский, Лариосик, Тальберг — все это мимо. Несколько удачнее Карась, когда бы Стычкин  не играл бы  везде Стычкина.  Единственная удача — гетман, сыгранный Шакуровым, но это исключение. А в остальном прямое непопадание в цель. Молоко.

Булгаковские герои — цельные, славные люди с  неистребимым понятием о чести, любящие друг друга, верные, преданные, чистосердечные, но при этом  наивные, трогательные, нелепые, легкомысленные, однако этого в тяжелом фильме и близко  нет. Когда читаешь  книгу или смотришь пьесу «Дни Турбиных», то несмотря на все ужасы времени и места действия,  хочется оказаться там, среди них. Тут же хотелось выключить телевизор.

Булгаков   написал страшный, пронзительный и  вместе с тем  веселый, живой, интимный роман. Он стремителен и начисто лишен занудства, тяжести, скуки, вялости.  Его  нельзя снимать медленно и нарочито, по-сокуровски,  арт-хаусно. У него другая скорость, другая химия и физиология, а та размеренность, та  вескость каждого слова и значительность  движения героев фильма, которая присутствует почти в каждом кадре, уводит в сторону от его счастливого таланта. Вымарать из «Белой гвардии» смеховую, камерную стихию,  свести  все  лишь к катастрофическому изображению грандиозных исторических событий  — значит,  Булгакова стерилизовать, оскопить, попытаться приспособить под политические тренды и страхи нашего времени. Может быть, так и было задумано, только  для этого создателям  пришлось ввести беспощадную цензуру, каковая никакому Главлиту не снилось.

Тут все на уровне деталей, отдельных реплик, которые ждешь, а их — нет. И главное непонятно — почему нет? Ну, например, в романе, в той сцене, когда ограбленный Василиса идет за помощью   к Турбиным, следует дивный фрагмент про Карася, остающегося у Василисы, попивающего с ним коньячок и ведущего пародийные беседы на политические  темы. Где это? Сцена, когда герои садятся играть в карты и Мышлаевский распекает Лариосика за неверные ходы — где она? А где разбитая Лариосиком бутылка водки, приводящая Мышлаевского в неистовство? Зачем было выдумывать про какие-то картины 18 века, за которые, якобы,  немцы берут Тальберга в свой вагон? Для чего наделять Шервинского  трагическими чертами,  и,  если уж и показывать  отсутствующую в романе, но взятую из пьесы «Дни Турбиных» сцену увоза гетмана — как можно было забыть про украденный портсигар или про реплику Шервинского, обращенную к сторожу Федору: «В вашем лице есть что-то эдакое… привлекательное… пролетарское». Зачем, изгоняя булгаковскую иронию,  наделять ложным угрюмым пафосом сцену, в которой герои узнают о, якобы, спасшемся императоре? И так почти с каждым эпизодом. Впечатление такое, что строгая приемная комиссия, худсовет с товарищами из РАППа или Главискусства сделали социальный заказ и подвергли работу беспощадной переделке. Отформатировали, говоря современным языком.

Героев «Белой гвардии»-книги невозможно не полюбить     то, что мы увидели в фильме,  никакого отношения к любви не имеет. Ни со стороны режиссера, ни актеров, ни — думаю,  зрителей. А без любви и кошки не родятся. Тут же — целый фильм снять захотели. Смешно, ей-Богу…

 

Фото с сайта Кино-Театр

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.