Белая груздь, черная соль

Костромские зарисовки

В середине октября в Костроме открылся бар под названием «Ноги». В ближайшее время в городе откроется еще шесть новых питейных заведений. И все они будут востребованы, потому что, по словам местных, «совсем некуда ходить в Костроме». (В городе два десятка ресторанов и четыре с лишним десятка кафе-баров).

А напротив, за Волгой, живет маляр, часовщик и художник Геннадий Николаевич. В 68-м он въехал в Прагу на танке и был ранен из СВГ. А лечил его врач-немец. Геннадий не ходит по барам, а кормится при Ильинской церкви, что на Городище. В начале нулевых даже ездил в Москву на разборки, когда рядом с храмом какие-то дельцы собрались строить павильон игровых автоматов. Недавно закончил белить церковную ограду. За ней — спуск к реке и отличный вид на центральный парк и огромную статую Ленина. 

От Ленина лучами расходятся центральные улицы. Одна из них — Галичская, увозит путешественника туда, где бары по старинке называют рюмочными, и тем предпочитают домашние настойки и закуски — моченую бруснику и соленые белые грузди.

Первая остановка по знаменитому Галичскому тракту — в Судиславле. Здесь есть огромный зверосовхоз и, соответственно, рабочие места. В феврале открылась частная пекарня, где горячий пирог с повидлом полметра в диаметре стоит 260 рублей. Есть старинный «дом со львами» и надписью «Туберкулезный кабинет». Есть парикмахерская, где отлично постригут за 100 рублей. Есть тишина и спокойствие, шатровая колокольня Спасо-Преображенского храма на Соборной горке, а под ней — Ленин, который указывает рукой на эту колокольню. На рынке есть — клюква, брусника, мед, мясо фермерское, яблоки хорошие, но соленых груздей нет. За груздями надо дальше на север, — за Чухлому, в сторону Судая, или на восток — к Нее и Макарьеву.

Белый груздь — это «золотой гриб», на промышленном сборе их живут многие семьи в костромской глубинке: продают дачникам или посредникам из Москвы от полтора тысяч рублей за трехлитровую банку. Одна семья из Парфеньевского района, говорят, продала в этом году около двухсот банок. Заработают за сезон, — и зиму-весну живут на выручку.

Кроме груздей в промышленных масштабах собирают лисички (40 рублей за кг), белые и клюкву. Малый бизнес на собирательстве — явление массовое, дело районной важности. 

Чухломе повезло с природой, работящими мужиками, но не повезло с названием. Его в свое время обшутили  великие: Ахматова, Бунин, Горький, Даль, Кольцов, Маяковский,  Островский, Салтыков-Щедрин и Чехов. Последний, например, писал: «N казался мне необыкновенно уютным, теплым и красивым, хотя столичному человеку живется в нем так же скучно и неуютно, как в любой Чухломе или Кашире». Современному столичному жителю в Чухломе не то чтобы неуютно, но странно видеть у кинотеатра рукописную афишу: «Скоро! Кинофильм «Весна на Заречной улице». 

На другой стороне Чухломского озера, в деревне Ножкино, напротив Авраамиево-Городецкого монастыря есть магазин. Под козырьком магазина прятались от дождя и курили два мужичка. Рядом мотоцикл с коляской, в ней мокнут березовые дрова.  На двери магазина объявление: «Продаю белые грузди». По телефону ответили, что все грузди распроданы. — Езжайте  дальше на север за груздями, — авторитетно заявили мужики. 

Еще дальше на север — Солигалич. В Солигаличе есть «танцующий» Ленин и «танцующие» деревянные торговые ряды. Они даже не танцуют, а играют в «море волнуется раз». Есть санаторий имени Бородина: «Лечебные грязи, целебные воды — мы вам предлагаем здоровье природы».  

Интернатские дети играют в футбол на фоне Воскресенского монастыря XVII-го века, который трагически запущен и живописно отражается в реке Костроме. Странно, но эта заброшенность не выглядит депрессивной. Городок гармонично-архаичен, подтверждение тому — ресторан, «застрявший» в 70-х, с медлительными официантками и ценами вроде 63р. 48 коп. Так же гармоничны два мужичка, которые заказали бутылку водки, чтобы обмыть загул жены одного их них. Обмакивая белое яйцо в черную соль, они обнимались и клялись в вечной дружбе. В Солигаличе нет ничего лишнего, даже иномарок почти нет. К сожалению, груздей здесь тоже не оказалось. 

В Галиче шел дождь. В каменных торговых рядах, прямых и не танцующих, люди ждали автобуса. Грусть без груздей было решено приглушить местной галичской настойкой. «От них голова болит наутро, мы ими не торгуем», — отвернулась продавщица винного магазина, который открылся совсем недавно. 

Фото Екатерины Соловьевой

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.