Архиепископ Нижегородский Георгий: О ЦЕРКВИ, О СТРАНЕ, О ЛЮДЯХ…

Из бесед нижегородцев с правящим архиереем


Как научиться радоваться жизни? В чем смысл крестной жертвы Спасителя? Cуществования Церкви? Как разрешить проблему добрачных отношений? Разве на такие вопросы ответишь за три минуты? Но епископу во время поездок по епархии приходится встречаться с множеством людей, которые спешат задать самые неожиданные вопросы, и им нужен короткий, лаконичный и обязательно искренний ответ.

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский ГЕОРГИЙ как-то посетовал, что времени для обстоятельных бесед у архиерея вечно не хватает. Ведь архиепископ – это и священник, и администратор, и церковный дипломат…

И все-таки сам владыка Георгий регулярно находит время для встреч с самыми разными людьми – студентами и пенсионерами, бизнесменами и безработными, верующими и атеистами.

Пожалуй, такие разговоры гораздо лучше любого интервью объясняют, в чем состоит смысл епископского служения, и с какими трудностями приходится сталкиваться на этом пути.

О Церкви…



– Почему люди, которые ходят в храм, читают Библию и называют себя христианами, так жестоко обращаются с окружающими? Например, моя подруга. Она очень изменилась, после того как стала ходить в церковь. И не в лучшую сторону.

– Я бы не сказал, что в Церкви много жестоких людей, но и отрицать, что они есть, не стану. Не стоит обманываться и думать, будто духовная жизнь у всех людей протекает гладко. Не случайно в Священном Писании так часто упоминаются фарисеи – люди, которые наставляли других, но сами не соблюдали законов.

Меня самого печалит, когда человек впервые приходит в храм, а на него тут же начинают со всех сторон шикать за то, что он не так держит свечку. Я нередко говорю, обращаясь к людям в храме: если вы оскорбите кого-то из только зашедших в церковь, то на Страшном Суде будете вместе с ним держать ответ за многие его грехи, ведь именно из-за вас он не дошел до Христа.

Но то, что в православных храмах встречаются злые или самоуверенные люди, еще не значит, что Бога нет, а Евангелие ложно.

Что же касается вашего конкретного случая… здесь мне трудно говорить, потому что я не знаю подробностей ситуации. Мне бы хотелось верить, что вы ошибаетесь, и все не так плохо, но если дела действительно обстоят так, как вы сказали, могу лишь напомнить слова Достоевского: “В мире дьявол борется с Богом, а поле битвы – сердца людей”. И борьба эта идет с переменным успехом, так что воцерковиться – еще не значит автоматически спастись.

Возможно, ваша подруга столкнулась с типичными проблемами “новичка в Церкви”. Придя в храм, люди, часто заражаются нездоровым максимализмом. “Раньше я жил не по совести, но теперь все изменится! Я и сам изменюсь, и других исправлю!” И задача священника – объяснить человеку, что он встал на ложный путь.

К сожалению, это не всегда удается.

– А священники могут осуждать людей, которые не разбираются в религии?

– Ни в коем случае! Священник не имеет права осуждать людей за то, что они не воцерковлены и не знают Христа. Он обязан заботиться о своей пастве, какой бы она ни была. Если она плоха – иди, наставляй и исправляй. Но то, о чем я уже говорил по поводу неофитства, к сожалению, поражает сегодня и наше духовенство. Это очень плохо, и это обязательно нужно искоренять всеми силами.

– Владыка, у нас в Городце уже есть православная гимназия, можно ли надеяться на то, что появится и православный детский сад?

– Если Вы хотите этого, то епархия с радостью вам поможет, но я очень прошу вас: пишите письма в городскую администрацию, просите их также оказать помощь. Мы очень часто слышим от светской власти, что все эти православные школы и детсады нужны исключительно Церкви, что это изобретение священника или епископа, а людям оно не нужно. Докажите властям, что вам это тоже интересно!

Вообще, я очень прошу всех, кто желает получить помощь от Церкви, не сидеть сложа руки и не ждать, пока епархия поможет открыть храм или воскресную школу. У нас есть планы, мы стараемся их осуществлять, но сил на все у нас сегодня не хватает и без вашей помощи многое может просто не получиться.

– Нельзя ли прислать священника, который бы просто ходил и проповедовал? А то все батюшки заняты в своих храмах, и чтобы поговорить с неверующими людьми, у них просто нет времени…

– Я понимаю Вашу проблему, и мне близка Ваша боль, но все-таки не стоит рубить сплеча. Конечно, у нас выросли целые поколения без Бога, поколения людей, которые боятся Церкви. И чтобы найти с ними общий язык, нам еще предстоит поработать.

Действительно, было бы неплохо, если бы какой-то священник специально путешествовал и занимался исключительно миссионерством, помогал невоцерковленным людям найти общий язык с Церковью. Но сегодня у нас в епархии только по штату не хватает полторы сотни клириков. Поэтому священники еле успевают служить в своих храмах, разрываясь порою на несколько мест.

Конечно, пятнадцать лет назад у нас было всего шестьдесят священников, а сейчас уже пятьсот, но ведь и храмов теперь не сорок, а в десять раз больше. При этом конкурс в семинарию очень низкий и практически не растет, а требования к поступающим мы снижать не намерены. Будущий священник должен быть всесторонне образован. Только тогда он станет наставником и хорошим примером для людей. По той же причине за выкуренную сигарету мы отчисляем сразу же, да и за распитие спиртного можно вылететь очень быстро. Церковь делает сегодня все что может, лишь бы удовлетворить потребности верующих, но иногда лучше никакого священника, чем плохой.



О людях…

– Каким вы видите идеального молодого человека 19-20 лет? Что он должен делать, как должен жить?

– Мне кажется, что главное в молодом человеке – это дух служения. В молодости особенно важно стремиться отдать больше, чем получить. Это и есть одна из основных добродетелей.

Я видел очень много богатых, влиятельных людей, которые много взяли и ничего не хотят отдавать. У большинства из них душа постоянно болит, они страдают и, зачастую, сами не могут понять, отчего. А вот если человек стремится к самопожертвованию, к служению, к какому-то важному делу он, как правило, достигает успеха.

– Как Вы относитесь к добрачной интимной жизни? Или к однополой любви?

– Это грех. И так не я решил, об этом сказал Бог. Сегодня многие спешат пересмотреть отношение к подобным проблемам. Европа уже идет по такому пути, призывая разрешить эвтаназию, легализуя женское священство, однополые браки… Но от этого зло не становится добром, а добро злом.

И это не конфликт общества и Церкви. Это конфликт дьявола, врага спасения, с Богом. Люди утверждают: “Бог не прав. У нас есть свои социальные нормы, и мы будем жить по ним”. Но если люди отвернулись от Бога, в чью сторону они теперь смотрят?

– Почему Церковь против абортов?

– В христианстве нет точного указания, в какой момент у зародыша появляется человеческая душа: в момент зачатия, на третий день, на пятый или девятый. Но о том, что она есть у человека еще до его рождения, сказано в Священном Писании, И для христианина это – непреложная истина. А раз есть душа – значит, есть полноценный человек, пусть еще очень маленький.

Тут и возникает конфликт. То, что Церковь считает убийством, некоторые врачи воспринимают как обычную операцию. И это прискорбно – миллионы женских душ остаются искалеченными грехом детоубийства.

– Как, по-вашему, должны выглядеть идеальные отношения в семье?

– Сегодня многие любят повторять цитату из Писания: “жена до убоится мужа”, но почему-то никто не помнит, как эта цитата звучит полностью: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа». При этом не все понимают, что боязнь – это страх обидеть своего супруга, уважение к нему как к личности, а не оцепенение от ужаса перед ним.

И, главное, люди должны помнить, что они не только супруги, но и родители. Образ матери – крайне важен для подрастающего человека. А у нас об этом зачастую забывают, хотя воспитание ребенка – тяжелая и большая работа. Вот только в последнее время она почему-то все больше считается “черной”.

Образ матери нивелирован до предела, ему противопоставлен образ успешной и ни от кого не зависящей женщины. А если ты не хочешь быть бизнес-леди, если тебе ближе семья и дети – ты неудачница, униженная жизнью.

А ведь это не так. Быть семейным человеком – это значит очень много. Причем не только для матерей, но и для отцов.



О вере…



– Вы все время называете Христа Спасителем, а от чего Он нас спас? Убийств, насилия и болезней меньше не стало. Так зачем Он тогда приходил?



– Христос изменил нашу жизнь, но вот только что мы понимаем под словом “жизнь”? Если это те семьдесят лет, что отпущены среднестатистическому человеку на этой Земле, то здесь действительно изменений немного, да и зачем они?

Если нам предстоит умереть и исчезнуть, в мире вообще нет смысла, да и быть не может. Надо пить, гулять и ловить то немногое, что отпущено нам природой.

Но Христос показал нам путь в другую, вечную жизнь. Своей смертью Он открыл нам путь в Царствие Небесное, своей жизнью Он объяснил нам, как правильно идти по этому пути.

Христос основал на земле Церковь. И это не только и не столько административная структура, сколько система связи земли и Неба.

Теперь у каждого человека появилась возможность жить вечно. Именно ради этого Господь пришел к нам, страдал за нас, умер и воскрес.

– Неужели путь к Богу обязательно лежит через страдание и немощи, а по-другому никак не спастись?

– Путь к Богу лежит через смирение, в первую очередь, через смирение собственной гордыни. Но быть смиренным не значит быть безвольным, безынициативным или не интересующимся жизнью.

Люди должны быть интересными, способными и успешными, но в то же время они должны не забывать о Христе, и соизмерять свои действия с тем, чему Он учил.

О стране…

– Владыка! Как можно мириться с тем, что сегодня творится в стране? Телевидение льет на нас сплошную “чернуху”, растлевает людей… Нас спаивают, превращают в рабов, мы вымираем…

– Мне кажется, что в нашем плачевном состоянии телевизор не виноват. В конце концов, если он так вредит вам – зачем вы его включаете? Да и в чем виноваты СМИ, если мы являемся активными потребителями их продукции? Как говорится – спрос рождает предложение. Для начала надо измениться нам самим…

– Да мы там и не работаем! Там работают одни евреи, которые захватили и телевидение, и всю власть. И в России, и у нас в городе! Вот здесь мы как раз ни при чем.

– Знаете, бывает так: заходишь в подъезд, а стены там все изгажены, лампочки побиты, кругом непристойные надписи. Неужели все это тоже сделали евреи? Поезжайте на Украину и там вы найдете очень много людей, которые будут винить во всех бедах москалей, то есть вас. Не будет у нас евреев, будут виноваты кавказцы. Не будет и их – еще кто-то найдется.

А ведь Евангелие говорит: “Безумец! Вытащи бревно из глаза своего, тогда увидишь, как вытащить сучок из глаза брата своего”.

Вот я буквально сегодня приехал в один храм: на территории банки, бутылки, грязь. И так везде.

Пока мы не начнем воспитывать своих детей в благочестии, пока мы сами не станем лучше и не возьмемся исправлять свою жизнь – ничего у нас не изменится. А иноземцы и иноверцы здесь ни при чем. Конечно, проблема отношений разных народов и вероучений остается сегодня такой же острой, как и прежде, поэтому нельзя о ней молчать. Но все-таки, главная беда не в этом. Главная беда в том, что мы сами не любим свою землю!



– Вот все сегодня ругают советскую власть, а ведь после революции было меньше убийств, в тюрьмах меньше народу сидело…

– Вы знаете, у нас все время присутствует какой-то внутренний максимализм. Любое событие мы либо поливаем грязью, либо спешим оправдать. А ведь так не бывает!

В истории XX века есть много славнейших страниц, одной из которых является Великая Отечественная война, когда мы победили сильнейшего и, бесспорного, самого страшного врага в истории человечества. Да и в другие годы у СССР были успехи в науке, в искусстве, в политике – везде… Но это же не отменяет кровавой гражданской войны, гонений на Церковь, раскулачивания и репрессий!

Мы же убивали друг друга! Сосед соседа, брат брата! Сколько людей томилось в лагерях, сколько людей погибло – и все эти грехи остались на душах наших предков, а из худого источника чистой воды не бывает.

Поэтому к сегодняшней ситуации мы пришли не случайно. Это вполне обоснованный историей финал. При всем громадном потенциале, при мощнейшем креативном мышлении наша страна оказалась колоссом на глиняных ногах.

Не стоит осуждать наше прошлое! Если кому-то показалось, что я хотел это сказать – простите. Возможно, я неправильно выразился. Мы не должны судить, не должны проклинать. Мы, как врачи, должны поставить четкий диагноз. Иначе как мы будем лечить свою страну? Или опять станем затыкать новые дыры миллионами жизней?



О себе…




– Трудно быть епископом?

– Епископ, как капитан, должен вести церковный корабль через все житейские рифы, и если он делает это хорошо ему, конечно, трудно. Самое сложное – совместить свое пастырское служение и административную работу.

Я не могу оставить богослужение, все время приходится ездить и служить по всей епархии. Но одновременно с этим нужно постоянно заниматься проблемами благоустройства церковной жизни, которая у нас пребывает в разрушенном состоянии.

Нужны духовные учебные заведения, катехизаторские курсы, гимназии. Надо заниматься социальным служением, помогать властям в борьбе с опасными сектами… У Церкви очень много направлений работы, и при этом нельзя забывать, что среди них есть основное, то, ради чего мы существуем – служение Богу.

Порой совместить все это бывает не просто. К примеру, хотелось бы объехать всю нашу епархию, а времени на это не хватает.

– Вы строгий руководитель?

– Увы, бывает что да. О себе в таких случаях трудно говорить… Но когда я вижу какое-то неустроение или нарушение церковной жизни, я, конечно, не могу пройти мимо. Я должен это исправить, а иногда исправить что-то, не применив административных мер, невозможно.

В конце концов, мне как архипастырю нужно заботиться не только о мирянах, но и о священстве. Следить, чтобы священники четко и хорошо исполняли свой долг. Ведь все мы возмущаемся, когда плохо работают врач, учитель или милиционер.

То же должно касаться и священников.

Увы, чтобы добиться этого, приходится быть строгим.



– У Вас бывает свободное время?

– В автомобиле. Мне, зачастую, удается звонить родителям только оттуда, хотя я уверен, что это неправильно. У человека должно быть свободное время, хотя бы для того, чтобы побыть наедине с собой.

Кроме того, человек должен постоянно совершенствоваться, заниматься самообразованием. Мне, например, очень тяжело без чтения. Читать я не успеваю, а прочесть хочется много. Да и просто хочется поездить, посетить святые места… Я еще недостаточно долго возглавляю епархию, многое здесь нужно привести в порядок, решить какие-то насущные вопросы. Но я просто уверен, что со временем мне будет легче.

В конце концов, то, как я сегодня пытаюсь работать, можно сопоставить со стоянием на цыпочках. А долго так не простоишь.

В статье использованы материалы встреч владыки Георгия с жителями Нижнего Новгорода, городов Нижегородской области, а также его выступления в прямом эфире радиостанций “Образ” и “Преображение”.

7 № 5 (37) май 2006
рубрика: Архив » 2006 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.