«АНТРЕСОЛЬ» или Книга неограниченных возможностей

(Статья опубликована в спецвыпуске "Фомы")

Цель проекта «Антресоль» — создание книги-альманаха, в которой будут собраны стихи, рассказы, сказки, очерки и рисунки детей-сирот, детей и молодых людей с неизлечимыми заболеваниями, а также детей и подростков с ограниченными возможностями.
Эта книга должна показать, что в творчестве главный и единственный критерий — это талант, для которого нет разделений на тех, у кого есть все возможности, и на тех, у кого они ограничены. Средства от продажи пойдут в детские дома и учреждения участников проекта.
Конкурс произведений для альманаха проводится с 1 июля по 1 ноября 2009 г. По электронной почте принимаются литературные работы объемом до 6 000 знаков, а также художественные произведения: рисунки, графический дизайн, живопись, орнамент, аппликация, батик в формате jpg, tif разрешением не менее 300 dpi. Все работы будут размещены на интернет-сайте проекта www.antresol.com. Лучшие работы, отобранные авторитетной комиссией (Лидия Федосеева-Шукшина, Мария Шукшина, Геннадий Хазанов, Александр Васильев, Инга Оболдина, Алена Бабенко, Андрей Носков), будут опубликованы в альманахе.
Руководитель проекта «Антресоль» — актер и телеведущий программы «Русский стиль» на канале «Культура» Виталий Салтыков — обращается не только к авторам, но и к руководителям детских домов, фондов, реабилитационных центров, общественных организаций с просьбой помочь в сборе творческих произведений.
Ваших писем ждут по адресу: antresol@gmail.com, antresol@mail.ru

У замечательного актера Виталия Салтыкова, с которым мы вместе играем в петербургском «Приюте комедианта» и московском театре «АпАРте», давно зрел проект альманаха, составленного из литературных и художественных произведений обездоленных детей: сирот, инвалидов, больных. И очень хорошо, что именно Виталий, человек верующий и действительно светлый, взялся за эту книгу. В редакционный совет уже вошли такие известные люди, как Лидия Федосеева-Шукшина, Геннадий Хазанов, Александр Васильев из группы «Сплин» и многие другие. Причем никого не тащили силой — все они сами с удовольствием выразили желание помогать. Организовалась замечательная команда творчески состоявшихся людей, которые, просмотрев все присланные на конкурс работы, могут не только отобрать лучшие, но и помочь авторам что-то подправить, посоветовать. Каждый участник сможет встретиться или хотя бы списаться с этими уважаемыми людьми, пообщаться, задать вопросы, получить помощь… Проект назван «Антресоль», и это символично: ведь антресоль — такое местечко, куда мы нечасто заглядываем, а ведь как раз там и хранятся вещи, казалось бы, не особенно нужные, но подчас оказывающиеся самыми дорогими…
Сама я шесть лет работала в интернате для детей-сирот ночной воспитательницей и вела там театральную студию. Этот известный в своем роде московский интернат № 24 имел творческий уклон, оттуда, например, вышли ребята из популярной группы «Ласковый май». Но я знаю, что даже у по-настоящему творческих интернатских детей очень мало шансов куда-то серьезно продвинуться, поскольку самое главное, что в них ценится, — быть удобными, то есть беспроблемными в воспитании, хорошо соображающими в пределах программы и так далее. Более того, дети, каким-то образом отличающиеся от негласных стандартов, часто подвергаются медицинским обследованиям на предмет нормальности, и даже их талантливость может приниматься за странность. Одну девочку из моей студии, очень хорошую актрису, мы специально обследовали, чтобы убрать диагноз «шизофрения».
В проекте «Антресоль» я стала участвовать именно потому, что отношусь к сиротам и к детям с ограниченными возможностями как к полноценным личностям. Такие дети очень полярны: либо они закрываются и никого не допускают к себе, либо полностью тебе доверяют. Мне очень повезло, что в интернатской студии было двадцать вот таких открывшихся, талантливых детей, с которыми мы делали настоящий спектакль: полтора часа с декорациями, костюмами и специально написанной музыкой. И мы в самом деле занимались творчеством, горели этим! Совершенно не было ощущения, что это дети-сироты, никаких сюсюканий и жалостливости, хотя, может быть, и зря: вокруг все и так достаточно жестко с ними общаются. Но в студии они просто загорались от чувства соучастия в полноценном спектакле, от ощущения «я могу»!
Проект «Антресоль» в этом смысле — очень добрый, он дает шанс многим детям: организаторы обещают, что все присланные работы появятся на интернет-сайте. Однако хочется, чтобы он был творчески состоятельным, основанным не на жалости «к этим бедным детишкам», а на серьезном профессионализме. Это должна быть настоящая, хорошая книга, потому что все «особые» дети очень хотят быть «обычными», и им совсем не нужны какие-то поблажки.
Помню, что когда-то нашему интернату был подарен шикарный автобус, но вот загнать туда детей было невозможно… Они чувствовали себя как в обезьяннике, поскольку на автобусе большими буквами было написано
«24 интернат», и каждый прохожий мог сказать: «Ах, так это дети-сироты»… Они даже не любят одинаково одеваться именно потому, что хотят быть такими же, как все. Поэтому для того, чтобы попасть в эту книжку, они должны состязаться на достойном уровне, наравне со всеми.
Предвижу опасения некоторых: мол, кого-то публикация в альманахе может обнадежить, но дальнейшая жизнь всё расставит по местам, и больше шансов на подобное издание у ребенка может никогда не возникнуть… Конечно, будут и разочарования, и трудности. Ведь даже здоровый ребенок, поддерживаемый мамой и папой, не всегда может творчески реализоваться, это же очень сложная стезя, и нужно пройти через многие препоны, чтобы какое-то произведение, даже самое прекрасное, достигло читателя. Но ведь никто и не обещал обложить детей бархатными подушками! Этот проект дает им шанс, дает возможность поверить в себя. Такие минуты признания порождают огромный взрыв самосознания: вырастают крылья, хочется жить дальше! Я вот тоже приехала из маленького уральского городка, никаких знакомств у меня не было, но ведь я смогла многого добиться! Поэтому у меня есть глубокое убеждение: лучше отправлять их в плавание, чем бояться за то, как они поплывут. Я считаю, что нужно не сидеть на месте, а двигаться. Отказываться от действия, боясь дать напрасные надежды, боясь ответственности, — глупо. Это все равно что отказаться любить…
А еще важно, что в «Антресоль» могут попасть дети не только из столицы, но и практически из любого региона. Поэтому так нужно сейчас оповещение всех интернатов, всех инстанций, которые могли бы помочь в сборе материалов для книги. Думаю, что такой проект, так серьезно поддерживающий творчество «особых» детей, просто уникален.

Воспоминание

Может, где-то в далеком детстве
Это было… а может, снилось…
Но я помню ночное небо,
Стук дождя по железным крышам…
Помню шепот его манящий,
Как стучали в окошко капли,
И дождь рассказал мне сказку
О том, как прекрасно падать.
О прекрасном и странном танце,
Волшебном и сумасшедшем,
Что, увы, так не многим понятен,
И сильнее забилось сердце…
А музыка из ниоткуда
Так нежно в тиши звенела,
И дождя серебристые струны
С моею душой запели.
И душе, словно птице в клетке,
Так хотелось освободиться,
В пелене облаков синей бездны
Стать дождем и в нем раствориться.
Но судьба заковала цепями —
Разорвать их не хватит силы.
Увы, не разбить преграды
Прозрачной стеною ливня.
Он меня приглашал на танец,
Но не мог подарить свободы.
Он хотел мне помочь, я знаю…
Не зная — нельзя… невозможно!

Александра Скачкова, 17 лет, пациент МУ «Детский хоспис», Санкт-Петербург


Фото из личного архива Инги Оболдиной

Здесь Вы можете обсудить эту статью в Блогах «Фомы» (Живой Журнал). Регистрация не требуется.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.